Меню

Аэрохоккей скачать на компьютер смотрите здесь.

Новости


Оспаривание отказов в государственной регистрации
Срок вышел — вы уволены! Анализ судебных споров, связанных с прекращением срочных трудовых договоров
Оспаривание ошибочных, кабальных и обманных сделок: позиция ВАС РФ
Можно ли перенести обед на конец дня
Госнадзор в сфере труда по новым правилам

Главная страница >> Юридические статьи >> Жилищные споры с участием Министерства обороны Российской Федерации

Жилищные споры с участием Министерства обороны Российской Федерации


Проблема получения жилья военнослужащими и членами их семей на данный момент стоит довольно остро.

Жилищные споры как правило затрагивают вопросы предоставления жилых помещений военнослужащим и оформления права собственности на занимаемые военнослужащими и членами их семей жилые помещения. Однако это далеко не исчерпывающий перечень оснований для обращения в суд. В данной статье рассмтариваются примеры судебных дел при участии Министерства обороны России (далее — Минобороны) как в виде ответчика, так и в виде 3-го лица.

Согласно постановлению Правительства РФ от 29.12.08 № 1053 Минобороны России является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по управлению федеральным имуществом, который находится у Армии Росийской Федерации на праве хозяйственного ведения или оперативного управления. В связи с этим спорные вопросы предоставления объектов недвижимости военнослужащим, вселения и выселения, принудительного заключения соглашений найма и приватизации, предоставления жилищных сертификатов и другие находят решение с обязательным привлечением Министерства обороны.

В феврале 2010 года в Алатырский районный суд Чувашской Республики обратился гражданин Б., действующий в своих интересах, а еще в интересах несовершеннолетней дочки, с иском к ОАО «5 арсенал» о признании права собственности на квартиру в норме приватизации с привлечением Министерства обороны в виде 3-го лица. Истец мотивировал свои требования тем, что ОАО «5 арсенал» владеет квартирой, в которой он живет с дочкой, на праве хозяйственного ведения. Квартира была предоставлена на основании решения жилищной комиссии войсковой части, в которой он проходил службу. Между истцом и начальником ОАО «5 арсенал» был заключен договор социального найма. Но в заключении договора приватизации администрацией г. Алатыря Чувашской республики истцу было отказано, потому, что требовалось согласие ОАО «5 арсенал». Представитель ОАО «5 арсенал» иск признал, предоставил заявление о согласовании с Министерством обороны вопроса передачи спорной квартиры в собственность. Представитель Министерства обороны также заявил про то, что исковые требования подлежат удовлетворению, просил передать занимаемое истцами служебное помещение в их собственность. Судом было решено об удовлетворении иска гражданина Б. и признании права собственности на квартиру в норме приватизации.

Данное дело интересно тем, что ответчик не возражал против исковых требований, кроме всего прочего предоставил письменное согласие Министерства обороны на передачу квартиры в собственность гражданина Б. в норме приватизации. Не взирая что гражданину Б. довелось обращаться в суд, ему фактически даже не довелось отстаивать и доказывать свою позицию, потому, что ответчик и 3-е лицо, Минобороны, сами просили удовлетворить его требования.

При решении вопросов о признании права собственности на жилые помещения в норме приватизации суд как правило исходит из интересов граждан, дела практически в ста процентах случаев находят решение в их пользу. Минобороны, в большинстве случаев, привлекается в виде 3-го лица, другими словами лица, заинтересованного в исходе дела, в том случае, если жилые помещения закреплены за подведомственными федеральными государственными учреждениями на праве оперативного управления. В некоторых случаях Минобороны может выступать и в виде ответчика. Стоит отметить 28.03.2011 Железнодорожным районным судом г. Хабаровска было рассмотрено дело по иску гражданина М. к Министерству обороны о признании права собственности на жилое помещение в норме приватизации. Истец указал на то, что спорное жилое помещение было передано ему и его семье на основании решения жилищной комиссии, однако он не в состоянии реализовать свое право на приватизацию, потому, что спорная квартира не внесена в Реестр федерального имущества.

Судом выявлено, что спорная квартира принадлежит Министерству обороны, однако не была соблюдена процедура государственной регистрации права собственности в Федеральной службе государственной регистрации кадастра и картографии по Хабаровскому краю. Дом, в котором расположена спорная квартира, не закреплен за Хабаровской КЭЧ на праве оперативного управления. Однако эти факты не имеют возможности препятствовать истцу в реализации его права на приватизацию, кроме всего прочего между собственником и истцом заключен договор социального найма, другими словами фактически уже появились на свет жилищные правоотношения. На основании изложенных фактов, а еще соответствующих норм действующего законодательства суд удовлетворил требования истца.

К сожалению, с подобной ситуацией граждане сталкиваются часто. Им предоставляют квартиры, заключают договоры социального найма с последующей приватизацией, однако при регистрации они получают отказ, потому, что собственник не зарегистрировал свое право. Единственный способ защиты нарушенного права при таком варианте — это приватизация через суд, как при таком варианте. Суды в подобных делах исходят из интересов граждан и, в соответствии с этим, военнослужащих, потому, что внесение спорной квартиры в реестр федерального имущества не имеет возможности препятствовать гражданам реализовать свое право на приватизацию.

Рассмотрим пример судебного дела при участии Министерства обороны в виде ответчика по вопросу, связанным с реализацией государственной программы «Жилище». В начале сентября 2010 года Чайковским городским судом Пермского края было рассмотрено дело по иску гражданина Г. к Министерству обороны, Федеральному государственному учреждению «Чайковская квартирно-эксплуатационная часть района» об обеспечении государственным жилищным сертификатом. Истец был лишен работы со службы с зачислением в запас по вопросу, связанным с организационно-штатными мероприятиями, имеет выслугу лет в календарном исчислении 20 лет 3 месяца. Гражданин Г. согласно с действующим законодательством изъявил желание получить государственный жилищный сертификат для приобретения жилого помещения по избранному местообитанию, включен в соответствующий список, однако сертификат ему выдан не был, он вынужден проживать с семьей в служебном жилом помещении. Истец также пояснил, что на день увольнения со службы состоял на учете как имеющий необходимость в предоставлении жилого помещения, ему было разъяснено, что он быть может обеспечен жилым помещением при помощи получения государственного жилищного сертификата, однако сертификат ему предоставлен не был.

Судом было решено об удовлетворении исковых требований и об обязании Министерства обороны предоставить гражданину Г. жилищный сертификат. Свое решение суд мотивировал тем, что гражданин Г. был признан имеющим необходимость в улучшении жилищный условий, был включен в список кандидатов на получение жилищного сертификата в масштабах реализации государственной целевой программы «Жилище». Указанный сертификат не был предоставлен истцу в нарушение его прав и законных интересов. Выдача военнослужащим жилищных сертификатов является одной из гарантий их прав на обеспечение жильем с помощью государства. Истцом были соблюдены все условия (он был признан имеющим необходимость в улучшении жилищный условий, подал заявление на покупку жилищного сертификата, имеет выслугу лет в календарном исчислении 20 лет 3 месяца, другого жилья он и члены его семьи не имеют) приобретения сертификата, в следствии этого у него возникло законное право на получение жилищного сертификата.

Несмотря на то что федеральные целевые программы призваны решать жилищные проблемы военнослужащих, в данной ситуации налицо нарушение прав гражданина. Реализовывать свое право на получение жилищного сертификата гражданину довелось через суд, хотя, как видно из материалов дела, он имел полное право на получение указанного сертификата. Ему отказали в получении жилищного сертификата, мотивируя таковым, что ему уже предоставлено жилое помещение. Однако его квартира является служебной. Приватизировать ее гражданин не имеет возможности в следствие прямого указания закона. Кроме всего прочего он был признан имеющим необходимость в улучшении жилищных условий. Минобороны обязано было обеспечить солдата жильем, однако этого сделано не было.

Нередко граждане вынуждены обращаться в суд за признанием права пользования жилым помещением и заключением договора найма. Солдаты или члены их семей подают иски, привлекая в виде ответчика квартирно-эксплуатационную часть, которой Минобороны передало спорное жилое помещение на праве хозяйственного ведения или оперативного управления.

Так, в начале марта 2010 года Балашихинский городской суд Московской области рассмотрел дело по иску гражданина Ф. к ФГУ «Балашихинская КЭЧ района» Министерства обороны о признании права пользования жилым помещением на условиях социального найма, обязании сделать вывод договор социального найма, признании договора социального найма недействительным в части указания на служебное жилое помещение. Минобороны было привлечено в виде 3-го лица. В процессе разбирательства судом выявлено, что гражданин Ф. состоит в трудовых правоотношениях с ФГУ «Балашихинская КЭЧ», состоит на учете в виде имеющего необходимость в улучшении жилищных условий, в спорной квартире живет по договору социального найма служебного жилого помещения. Истец утверждал, что спорное жилое помещение предоставлено ему с целью улучшения жилищных условий, в следствии этого неправомерно относить его к категории служебных. По требованию ответчика истец снялся с регистрационного учета по местообитанию в перед этим занимаемой квартире, другой жилой площади, которая находится в собственности или занимаемой по договору социального найма, истец не имеет. Гражданин Ф. требовал признания заключенного с ним договора социального найма недействительным в части указания на служебное жилое помещение, обязать ответчика сделать вывод с ним договор социального найма и признать за ним право пользования спорным жилым помещением. Свои требования истец мотивировал тем, что стоял в очереди на улучшение жилищных условий, был включен в соответствующий список, спорное жилое помещение было предоставлено истцу в норме очередности. Предоставление спорного жилого помещения истцу не связано с характером трудовых правоотношений между истцом и ответчиком. Спорное жилое помещение не классифицируется служебным, потому, что был нарушен порядок включения жилого помещения в специализированный фонд.

Представитель ответчика настаивал на том, что квартира не быть может предоставлена по договору социального найма, потому, что является служебной. Наличие оснований для постановки истца на учет в виде имеющего необходимость в улучшении жилищных условий ответчиком не оспаривается. Решением жилищной комиссии спорное жилое помещение предоставлено истцу как служебное с целью улучшения жилищных условий согласно со статьей 57 Жилищного кодекса, впоследствии истец был исключен из очереди, а все документы по нему уничтожены по прошествии срока хранения. Судом доводы ответчика были признаны несостоятельными, потому, что установлено, что ответчик имел полномочия на заключение соглашений социального найма, соглашений передачи жилых помещений в собственность в норме приватизации, соглашений найма служебных жилых помещений, а еще по вопросу, связанным с тем, что в коллективном договоре ответчик взял на себя обязательства производить учет и обеспечивать жильем лиц, имеющих необходимость в улучшении жилищных условий. Согласно со статьей 93 Жилищного кодекса России служебные жилые помещения предназначены для проживания граждан по вопросу, связанным с характером трудовых правоотношений, в том числе с органами государственной власти, органом здешнего самоуправления, государственным унитарным предприятием, государственным или муниципальным учреждением, по вопросу, связанным с прохождением службы. Подтверждения того, что спорное жилое помещение было предоставлено для создания надлежащих жилищно-бытовых условий для выполнения трудовых прямых обязанностей гражданином Ф., а преследовало цели улучшения жилищных условий, судом не выявлено. Ответчиком в самом деле не был соблюден порядок отнесения спорного жилого помещения к специализированному фонду. Как следует из этих фактов, суд установил, что спорное жилое помещение не отнесено к числу специализированных в установленном порядке, в следствии этого оно не имеет возможности использоваться в виде служебного.

Принимая во внимание все изложенные факты, судом было решено об удовлетворении исковых требований. Суд постановил признать заключенный с истцом договор социального найма недействительным в части указания на служебное жилое помещение, обязать ответчика сделать вывод новый договор социального найма, признать за гражданином Ф. право пользования спорным жилым помещением на условиях социального найма.

В этом случае налицо явное нарушение прав гражданина Ф. на предоставление ему жилого помещения. Процедура отнесения спорного жилого помещения к специализированному фонду соблюдена не была, в следствии этого оно грубо говоря не имело возможности являться служебным. Кроме всего прочего истец был признан имеющим необходимость в улучшении жилищных условий, стоял в очереди на улучшение. Ему не имело возможности быть предоставлено с целью улучшения жилищных условий служебное жилое помещение. Спорное жилое помещение в самом деле наверное предоставлено на условиях социального найма с возможностью дальнейшей приватизации.

В Постановлении Пленума Верховного суда России от 02.07.2009 № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» разъясняется, что использование жилого помещения в виде специализированного жилого помещения, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами, допускается только после отнесения его к специализированному жилищному фонду согласно с установленным порядком и требованиями (часть 2 статьи 90 ЖК РФ), которые на данный момент определены Правилами отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.01.2006 № 42.

Рассматривая вопрос о предоставлении служебного жилья, обратимся к судебному делу, в котором войсковая часть выступает в виде истца и настоятельно просит суд выставить из служебного помещения граждан, которым оно было перед этим предоставлено, и признать их утратившими право пользования служебным жильем.

Так, в Балашихинский городской суд поступил иск войсковой части к гражданке Б. о признании ее утратившей право пользования служебным жилым помещением и снятии с регистрационного учета.

Войсковая часть указала на то, что согласно с договором найма служебного жилого помещения сержанту Н. на семью из трех человек (он, ответчица Б. и ее дочь) было предоставлено жилое помещение. Данное жилое помещение было отнесено к числу служебных и закреплено за военной частью на праве оперативного управления. Брак между сержантом Н. и ответчицей был расторгнут. На данный момент гражданка Б. не классифицируется членом семьи солдата, таким образом, утратила право пользования спорным жилым помещением, в спорной квартире не живет, однако с регистрационного учета не снята. Регистрация гражданки Б. в спорном жилом помещении препятствует войсковой части использовать имущество согласно с целями своей деятельности. В прошлом муж гражданки Б. подтвердил, что гражданка Б. с дочкой выехали из квартиры, оплату за услуги комунального плана не производят, он вынужден производить оплату в пересчете на троих человек, в следствии этого против требований войсковой части не возражал.

Представитель ответчика с исковыми требованиями не дал согласие, мотивируя таковым, что войсковая часть является несостоятельным ответчиком, потому, что не классифицируется собственником имущества. Однако данный довод был признан судом несостоятельным и немотивированным, потому, что спорная квартира является федеральным имуществом и передана войсковой части на праве оперативного управления согласно с Распоряжением Федерального агентства по управлению Федеральным имуществом.

Суд разъяснил, что согласно статье 15 Федерального закона Российской Федерации «О статусе военнослужащих» военнослужащим — гражданам, проходящим военную службу по контракту, — и в сочетании проживающим с ними членам их семей предоставляются не позже 3-месячного срока со дня прибытия на новое место военной службы служебные жилые помещения по общепризнанным меркам и в норме, предусмотренным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Во исполнение данной нормы сержанту Н. на семью из трех человек войсковая часть предоставила служебное жилое помещение и заключила договор найма. Спорная квартира является федеральным имуществом и закреплена на праве оперативного управления за войсковой частью на основании соответствующего распоряжения Федерального агентства по управлению Федеральным имуществом. Члены семей солдата имеют равные с нанимателем права на предоставленное ему служебное жилое помещение. При прекращении семейных отношений между нанимателем служебного помещения и членом его семьи право пользования служебным помещением за бывшим членом семьи не сохраняется, если иное не установлено соглашением между бывшими членами семьи или же не предусмотрено решением суда.

Судом было решено об удовлетворении требований истца, принимая во внимание те факты, что ответчица и ее дочь перестали быть членами семьи солдата Н., в спорной квартире фактически не проживают, коммунальные платежи не вносят. Потому, что соглашения об ином порядке пользования спорным жилым помещением не установлено, суд постановил снять ответчицу и ее дочь с регистрационного учета, прекратить право пользования спорным жилым помещением, сохраняя при всем при этом за сержантом Н. все права на пользование служебным жилым помещением согласно с договором найма служебного жилого помещения.

Данное дело представляет интерес к тому же поскольку наличие зарегистрированных граждан в спорной квартире не только лишь не соблюдает интересы войсковой части, в которой расположена спорная квартира, но и затрагивает интересы солдата – нанимателя жилого помещения, потому, что он вынужден вносить коммунальные платежи в пересчете на троих человек. Законом прямо предусмотрено, что бывшие члены семьи нанимателя утрачивают свои права на жилое помещение, если соглашением не предусмотрено иное, в следствии этого в этом случае суд справедливо постановил снять с регистрационного учета бывших родственников солдата. Права нанимателя служебного помещения в этом случае затронуты не были.

Довольно сложной является проблема признания права собственности на жилое помещение в закрытых военных городках. Рассмотрим на конкретном примере судебного решения. В Исагорский районный суд г. Архангельска поступило исковое заявление гражданки Г. к территориальному управлению федеральным имуществом в Архангельской области о понуждении к включению жилого помещения в реестр федерального имущества и к Министерству обороны о заключении договора приватизации. Гражданка Г. утверждала, что является нанимателем спорного жилого помещения, занимает его на основании ордера. Намереваясь приватизировать жилое помещение, она обратилась в территориальное управление федеральным имуществом в Архангельской области, однако ей было отказано по вопросу, связанным с тем, что спорное жилое помещение не включено в реестр федерального имущества. Истица пояснила, что спорное жилое помещение расположено в доме, которых располагается рядышком с войсковой частью, на данный момент расформированной. Данный городок не обладает признаками закрытого военного городка, потому, что не классифицируется отдельным, обособленным, не имеет системы пропусков, вокруг его территории отсутствуют какие-либо ограждения, в домах проживают граждане, не являющиеся военнослужащими. Однако судом выявлено, что жилой дом, в котором расположена спорная квартира, располагается на территории военного городка г. Архангельска. Гражданке Г. на основании ордера, выданного КЭЧ Архангельского района, на семью из 4-х человек предоставлено жилое помещение — квартира. В дальнейшем между истицей и Министерством обороны был заключен договор социального найма спорной квартиры. Жилой дом, в котором расположена спорная квартира, закреплен за ГУ «Архангельская КЭЧ» на праве оперативного управления. ГУ «Архангельская КЭЧ» согласилось истице на заключение договора приватизации, но в дальнейшем признало это согласие недействительным по вопросу, связанным с включением дома в состав закрытого военного городка.

Согласно статье 4 Федерального Закона Российской Федерации от 04.07.1991 № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в РФ» не пригодны приватизации в том числе жилые помещения в домах закрытых военных городков. Согласно перечню имеющих жилищный фонд закрытых военных городков Вооруженных Сил Российской Федерации и органов федеральной службы безопасности Российской Федерации, а еще на основании Распоряжения Правительства Российской Федерации от 15.09.2009 № 1330-р «О внесении изменений и дополнений в Перечень имеющих жилищный фонд закрытых военных городков Вооруженных Сил Российской Федерации, Пограничной службы Российской Федерации и органов ФСБ России» военный городок в г. Архангельске является закрытым. Отсутствие в военном городишке пропускного режима и ограждения не свидетельствует про то, что он не в состоянии являться закрытым. В этом случае это говорит только лишь о невыполнении должностными лицами войсковой части своих прямых обязанностей, а не об отсутствии у городка статуса закрытого.

Поскольку судом выявлено, что жилой дом, в котором расположена спорная квартира, располагается на территории закрытого военного городка, гражданка Г. не имеет возможности приватизировать квартиру в следствие прямого указания закона. В этом случае отсутствие спорной квартиры в реестре федерального имущества не не соблюдает прав и законных интересов гражданки Г. Именно поэтому было решено об отказе в удовлетворении исковых требований.

К сожалению, в этом случае гражданка Г. как оказалось в безвыходной ситуации. Она не могла знать про то, что военный городок является закрытым, а жилой дом расположен на прилегающей территории, все же формально располагается на территории закрытого военного городка. Поскольку данный военный городок включен в соответствующий перечень, ему предоставляется возможность и не обладать всеми характерными чертами и признаками закрытого военного городка. Но в силу прямого указания закона приватизировать квартиру не удастся, не смотря на то что наниматель не классифицируется военнослужащим, а просто живет на территории закрытого военного городка.

Из приведенных примеров дел при участии Министерства обороны видно, что судебная практика довольно разнообразна. Поскольку Минобороны воплотит в жизнь функции по управлению федеральным имуществом Вооруженных Сил, в спорных жилищных вопросах оно выступает или в виде ответчика, или в виде 3-го лица.

Обращение в суд — один из способов защиты прав и законных интересов граждан, чьи права нарушены. Солдаты, сталкивающиеся с невозможностью решить свои жилищные проблемы мирным путем, обращаются в суды за защитой своих имущественных прав. Насколько можно судить исходя из приведенной судебной практики, при решении вопросов оформления жилых помещений в собственность в норме приватизации суды, в большинстве случаев, исходят из интересов граждан. Однако от случая к случаю это невозможно в следствие прямого указания закона, как, в частности, при приватизации в закрытых военных городках. В вопросах предоставления жилых помещений военнослужащим, имеющим необходимость в улучшении жилищных условий, суд исходит из интересов граждан, если это прямо не противоречит закону. Принимаемые федеральные целевые программы не всегда могут помочь военнослужащим решить их жилищные проблемы.

В целом можно сказать, что жилищная проблема военнослужащих пока остается одной из самых остросоциальных проблем. Солдаты годами стоят в очередях на улучшение жилищных условий. Лишенные работы в запас лишаются служебного жилья и зачастую не имеют возможности реализовать свое право на получение законных метров. Это все приводит военнослужащих и членов их семей в суды. Однако, как видно из приведенных примеров, встречаются случаи, когда фактически нарушаются права граждан, просто проживающих на территории военных городков и не являющихся военнослужащими.

Остается только надеяться, что позднее хотя бы часть жилищных проблем военнослужащих будет решена.



Читайте так же:
Об уголовной ответственности за налоговые преступления
Защита прав собственников жилых помещений при изъятии земельных участков
Должник продал свое имущество до вынесения судебного решения. Компании-взыскателю удалось оспорить эту сделку