Меню

Лайф http://comy.ru/discus/laif-3/ - COMy.RU

Новости


Российское речное судно, осуществляющее туристические прогулки: обязательные документы на борту
Назначение досрочной трудовой пенсии: как отстоять свои права
«Тонкая капитализация»: до и после дела «Северного Кузбасса» (анализ судебной практики)
Партнерства в международном налоговом планировании
Обзор судебной практики по налоговым спорам за июль 2013 года

Главная страница >> Юридические статьи >> «За чей счет этот банкет?». О фактическом получателе доходов в практике международного налогового планирования

«За чей счет этот банкет?». О фактическом получателе доходов в практике международного налогового планирования


На фоне лозунгов о деоффшоризации российской экономики за прошедшие два года Высшим арбитражным судом уже принято некоторое количество знаковых постановлений2 в пользу налоговых органов, пытавшихся произвести значительные налоговые доначисления по вопросу, связанным с взаимоотношениями с иностранными компаниями.

Следующим шагом налоговые органы видят для себя активное применение правила «фактического права на доход» применительно к цепочке: Российская Федерация - Кипр (либо другое государство, имеющее с Российской Федерацией соглашение об избежании двойного налогообложения) - Оффшорная территория (Белиз, BVI либо др.).

Суть правила «фактического права на доход» состоит нет никаких сомнений в том, что льготы согласно с соглашением об избежании двойного налогообложения (например, в отношении «пассивных» доходов - дивидендов, процентов, роялти) распространяются на налоговых резидентов договаривающихся стран, являющихся конечными выгодоприобретателями в отношении выплачиваемого дохода.Основной вопрос именно поэтому: дает ли право на получение дохода соответствующее право на распоряжение указанным доходом либо получатель дохода действует в интересах 3-го лица, не являющего резидентом государства - стороны налогового соглашения.

Данная теория не классифицируется новой в практике международного налогообложения и отражена в Модельной конвенции об избежании двойного налогообложения Организации Экономического Сотрудничества и Развития (ОЭСР). Модельная конвенция является основой для основного количества заключаемых налоговых договоров. Например, оговорка о фактическом получателе доходов содержится во почти всех заключенных Российской Федерацией соглашениях об избежании двойного налогообложения. Особняком стоят соглашения с Республикой Кипр и Люксембургом, в которых такая оговорка не присутствует.

О грядущем более активном применении правила «фактического получателя доходов» косвенно свидетельствует и Распоряжение Правительства РФ от 03.12.2012 №2250-р «О плане мероприятий по совершенствованию нормативно-правового регулирования с целью противодействия уклонению от уплаты налогов», 1-м из пунктов которого обозначена задача определения во внутреннем российском законодательстве понятий «налоговый резидент - организация», «фактический получатель дохода».

Судебная практика по таким делам немногочисленна и складывается в пользу налогоплательщиков. Последнее в данном ряду дело, не прошедшее еще рассмотрение в арбитражном суде кассационной инстанции, - дело компании «Easten Value Partners Limited»3, получившая займ на покупку недвижимости от своей сестринской компании - «HypoReal East Limited» (Республика Кипр). Последняя, так же, получила денежные средства по договору займа от материнской компании - «Exelor Ltd» (BVI). При всем при этом возврат суммы основного долга и выплату процентов налогоплательщик производил непосредственным образом в адрес материнской компании «Exelor Ltd» (BVI).

Налоговые органы в данном деле стремились доказать, что фактическим получателем дохода является компания - резидент BVI, не являющегося стороной Соглашения об избежании двойного налогообложения между Российской Федерацией и Республикой Кипр, благодаря чему при выплате процентов подлежал удержанию «налог у источника» в РФ.

Из доказательств, которые были приведены налоговым органом, интерес представляет анализ операций по банковскому счету кипрской организации - займодавца. В процессе проверки выявлено:

- банковский счет, на который поступили денежные средства, был открыт кипрской организацией непосредственным образом перед проведением сделок;

- необходимая сумма займа получена и перечислена в один и  такой же день;

- сделка по предоставлению данного займа является единственной для организации - займодавца;

- у организации - займодавца не присутствует экономическая выгода по выданному займу.

Суды 2-х инстанций оказали поддержку налогоплательщика, указав на соответствие отношений Соглашению между Российской Федерацией и Республикой Кипр об избежании двойного налогообложения от 05.12.1998, например:

- проценты перечислялись в адрес 3-го лица в норме взаиморасчетов, что не оказывает большое влияние на квалификацию платежей и соответствует практике делового оборота;

- Кипрская организация систематично уплачивает налоги на территории Республики Кипр;

- налоговым органом не доказан нерыночный размер процентов по договору займа;

- вывод про то, что целью создания кипрской организации является получение льготы (освобождение от налогов), быть может сделан только в масштабах консультаций между Министерствами финансов 2-х стран (а не налоговым органом!).

Несмотря на положительный для налогоплательщика исход дела нельзя оставлять без внимания попытки налоговых органов проанализировать отношения сторон через призму финансовых транзакций.

С этой позиции наибольший риск вызывают ситуации транзитного (или «зеркального») перечисления капитала между оффшорной, кипрской и российской компаниями по договорам займа и лицензионным договорам.

Ситуации использования интеллектуальной собственности, являющейся собственностью оффшорным компаниям, по сублицензионным договорам усугубляются тем, что договоры о передаче основного количества объектов интеллектуальной собственности (включая товарные знаки) подлежат регистрации в Роспатенте с указанием стоимости объекта и размера лицензионных платежей (роялти).

Примечательно, что на фоне пока только теоретического ужесточения судебной практики по подобный делам в законодательство Кипра и Люксембурга вносятся изменения, дающие возможность обойти постановку вопроса о фактическом праве на доход.

Так, в начале июля 2012 года в кипрское законодательство были внесены изменения, согласно с которыми налогообложению на Кипре подлежат только 20 % от полученных доходов от использования объектов интеллектуальной собственности. Принимая во внимание, что ставка налога на прибыль на Кипре 10 %, эффективная ставка налога составляет: 10 % налога * 20 % платежей = 2 %. Не говоря уже о том, что, ставка налога быть может далее уменьшена с помощью расходов, связанных с полученным доходом. В частности, это проценты по займу на покупку объекта интеллектуальной собственности.

При таком варианте построения отношений по использованию объектов интеллектуальной собственности конечным получателем лицензионных платежей является Кипрская компания. Наличие у нее долговых обязательств перед третьими лицами не оказывает большое влияние на ее возможность давать указания полученным доходом.

Другие способы исключить риск применения правила о «фактическом праве на доход» при использовании иностранного финансирования мы рассмотрим в некоем из таких выпусков нашей рассылки, а еще на Бизнес-курсе «Не умереть! Все об оптимизации среднего бизнеса», который состоится в Екатеринбурге 7 - 9 февраля 2013 года.

___________________________

1. Цит. по пьесе М.А.Булгакова "Иван Васильевич", 1936

2. См. например выпуск рассылки № 131 (345) от 06.03.2012 г. - "Тонкая капитализация": до и после дела "Северного Кузбасса" (анализ судебной практики)

3. Решение Арбитражного суда г. Столицы России от 29.08.2012 г. по делу А40-60755/12-20-388



Читайте так же:
Казенное учреждение вправе выступать заказчиком при строительстве объектов, еще не переданных бюджетным учреждениям
Письма «счастья» дошли до суда
Ответственность по рецепту, или смягчающий ингредиент