Меню

Новости


Арифметика российского страхования. Часть 3. Что делать?
Новый взгляд на статью 392 ТК РФ
Проверка на честность. Минфин предлагает гражданам самим платить имущественные налоги
Учет процентов зависит от того, на что использован кредит
Выселение из служебного жилья: перспективы судебного разбирательства

Главная страница >> Юридические статьи >> Возвращение уголовного дела прокурору

Возвращение уголовного дела прокурору


За время действия нового УПК РФ обозначились проблемы, затрагивающие некоторые принципиальные положения преступного судопроизводства. Практика возвращения преступных дел прокурору судами свидетельствует про то, что применение пришедшей на смену институту дополнительного расследования процедуры вызывает определенные трудности, связанные с возможностью двоякого толкования новых процессуальных норм и наличием пробелов в регулировании соответствующих правоотношений.

Некоторые проблемы толкования института возвращения преступного дела прокурору может помочь решит данная статья.

Деятельность прокурора в уголовном процессе была и осталась в центральной части внимания юридической науки и правоприменительной практики.

По закону прокурор призван отвечать за результаты преступного преследования, использовать все предоставленные ему полномочия для устранения препятствий и обеспечения рассмотрения преступного дела в судебном заседании.

Однако сложившаяся практика свидетельствует о существенных недостатках деятельности прокурора, приводящая к направлению в суд преступных дел с невосполнимыми пробелами.

Изменившийся уголовно-процессуальный закон не предусматривает возвращение преступного дела судом для производства дополнительного расследования с целью восполнения его неполноты, ориентируя прокурора на улучшение надзорной деятельности. В следствии этого дополнительного осмысления настоятельно просит проблема возвращения прокурору преступного дела в норме ст. 237 УПК, к которой последние несколько лет вызван повышенный интерес со стороны практических сотрудников.

Тем более что, 07.05.2013 года начали действовать изменения в уголовно-процессуальный закон, введенные Федеральным законом от 26.04.2013 № 64-ФЗ.

Новеллой является то, что согласно с частью 1.2 ст. 237 УПК РФ судья по ходатайству стороны возвращает криминальное дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом в случаях, если:

1) после направления преступного дела в суд наступили новые общественно опасные последствия инкриминируемого обвиняемому деяния, которые являются основанием для предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления;

2) перед этим вынесенные по уголовному делу приговор, определение или постановление суда отменены вышестоящими судами, а послужившие основанием для их отмены новые или опять открывшиеся обстоятельства являются, так же, основанием для предъявления обвиняемому обвинения в совершении более тяжкого преступления.

Право возвращать криминальное дело прокурору по указанным основаниям предоставлено судам первой, апелляционной и кассационной инстанций.

Таким образом, законодатель предоставил возможность стороне обвинения в процессе рассмотрения дела, или при возобновлении производства по делу ввиду опять открывшихся обстоятельств при выявлении данных, из которых видно, что подсудимый (осужденный) совершил более тяжкое преступление, чем ему инкриминируется, ходатайствовать о возвращении преступного дела прокурору для предъявления лицу обвинения о более тяжком преступлении.

Ранее по данному основанию суд не имеет право был возвращать дело прокурору, потому, что это повлекло бы смещение в худшую сторону положения лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

В новой редакции закона суд не имеет возможности возвращать дело прокурору для предъявления обвиняемому более тяжкого обвинения по собственной инициативе, а только ходатайству прокуратуры.

В случае возвращения прокурором преступного дела следователю в связи выявлением обстоятельств, предусмотренных ч. 1 и ч. 1.2 ст. 237 УПК РФ, срок производства следственных и иных процессуальных действий не имеет возможности быть выше 1-го месяца со дня поступления преступного дела к следователю.

Институт возвращения преступного дела действует вполне достаточно длительное время, однако в судебной практике сохраняются неясности, требующие единообразного разрешения. Например, судьи как и прежде испытывают сложность в оценке нарушений уголовно-процессуального закона, допущенных органами предварительного расследования, на взгляд того, являются ли они основанием для возвращения дела прокурору. Очень часто у судей возникает неверное представление об идентичности процедуры возвращения дел в норме ст. 237 УПК РФ упраздненному институту направления преступных дел для дополнительного расследования, недопонимание различия в их предназначении и сущности.

Часть 1 статьи 237 УПК РФ предусматривает обязательное условие, при котором возможно возвращение дела прокурору, а именно: нарушения, указанные в законе, должны препятствовать рассмотрению дела судом. Целью данной судебной процедуры является не восполнение неполноты и пробелов предварительного расследования, и вовсе не устранение любых недостатков и упущений органов преступного преследования, что было характерно для правового института направления дел для дополнительного расследования, а только лишь устранение препятствий рассмотрения дела судом.

Одним из оснований направления дела прокурору является составление обвинительного заключения или обвинительного акта с нарушением требований УПК РФ. По указанному основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, прокурору возвращается самое большое количество дел. Такое положение объясняется, для начала, недостаточным уровнем предварительного расследования преступных дел и допускаемыми при всем при этом нарушениями уголовно-процессуального закона, которые все та же распространены в практике органов преступного преследования.

Существует два вида оснований применения п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, это непосредственные нарушения требований закона при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта и иные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные в процессе предварительного расследования. Последняя категория нарушений четко не определена рамками уголовно-процессуального закона, посему судам зачастую сложно отыскать правильное решение в конкретной ситуации. К непосредственным нарушениям при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта относятся нарушения положений ст. 220 и 225 УПК РФ в соответствии с этим, связанные с несоблюдением требований указанных правовых норм к форме и содержанию данных процессуальных документов. Согласно с разъяснениями, данными в Постановлении Пленума Верховного суда РФ №1 от 5 марта 2004 г. «О применении судами норм УПК РФ», под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения изложенных в статьях 220 и 225 УПК РФ положений, которые исключают возможность принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта. К этим нарушениям Верховный Суд РФ относит случаи, когда обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении в виде обвиняемого; когда обвинительное заключение или обвинительный акт не подписан следователем, дознавателем или не утвержден прокурором, когда в обвинительном заключении или обвинительном акте отсутствуют указание на прошлые судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого, данные о потерпевшем, если он был установлен по делу, и прочие.

Значительное число нарушений ст. 220 УПК РФ являют из себя не собственно нарушения, вызванные несоблюдением правил составления обвинительного заключения (примеры приведены выше), а такие упущения, которые дублируют нарушения УПК, допущенные при вынесении постановления о привлечении лица в виде обвиняемого. Подразумеваются случаи, когда недостатки содержания постановления о привлечении лица в виде обвиняемого, которые касаются изложения обстоятельств криминального деяния, сущности и формулировки обвинения, а еще юридической квалификации вместе с текстом предъявленного обвинения переносятся в текст обвинительного заключения.

В юридической литературе вышеперечисленные нарушения, послужившие причиной возвращения дел прокурору на основании п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, объединяют в следующие группы:

неправильное указание в обвинительном заключении (обвинительном акте) данных о личности обвиняемого, а еще о потерпевшем и прочих участниках процесса;недостатки и упущения при изложении в обвинительном заключении фабулы, существа и формулировки обвинения;нарушения, связанные с изложением доказательств;иные нарушения, допущенные непосредственным образом при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта;иные нарушения уголовно-процессуального закона.

Другой распространенной причиной для возвращения преступных дел прокурору является не полное указание органами предварительного следствия данных о личности обвиняемых, потерпевших и прочих участников преступного процесса. Наиболее существенными являются такие данные о личности обвиняемого как его фамилия, имя, отчество, дата и место рождения, которые дают возможность идентифицировать личность гражданина по его персональным документам. Неправильное указание этих данных в обвинительном заключении (обвинительном акте) ставит под сомнение соответствие личности обвиняемого данным о личности лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности за данное деяние, а еще соответствие данных о личности лица, в отношении которого дело направлено в суд, личности лица, привлеченного в виде обвиняемого. Во почти всех случаях такое состояние обвинительного заключения (обвинительного акта) исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на базе данного заключения или акта.

Кроме того, на практике обнаружены случаи, когда органы предварительного следствия неверно указывают, или как говорится не указывают сведения о личности потерпевших, когда их участие является обязательным. В данных случаях суды обоснованно принимали решение о возвращении преступных дел данной категории прокурору, потому, что это является грубым нарушением п. 8 ч. 1 ст. 220 УПК РФ и препятствует рассмотрению преступного дела по существу.

Значительную группу составляют недостатки и упущения при изложении в обвинительном заключении фабулы, существа и формулировки обвинения. В виде конкретных нарушений данной группы судами указывались: противоречивое изложение обстоятельств в фабуле обвинения; отсутствие обвинения в отношении 1-го из обвиняемых по делу; изложение сущности обвинения не совсем или в противоречие содержанию постановления о привлечении в виде обвиняемого, не приведение формулировки обвинения; изложение формулировки обвинения не совсем или же не согласно с диспозицией соответствующей статьи УК; отсутствие юридической квалификации согласно с предъявленным обвинением; неконкретное изложение в довершение всего предъявленного обвинения.

В следующую группу оснований для возвращения преступного дела прокурору включают нарушения, связанные с изложением доказательств. В соответствии п. 5 ч. 1 ст. 220 УПК РФ, а еще п. 6 ч. 1 ст. 225 УПК РФ в обвинительном заключении (обвинительном акте) обязан быть приведен перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты. На первоначальном этапе действия Уголовно-процессуального кодекса РФ основным нарушением данной группы являлось перечисление доказательств в обвинительном заключении ссылаясь на листы дела без раскрытия их содержания. В соответствии Постановлению Пленума Верховного суда РФ №1 «О применении судами норм уголовно-процессуального кодекса РФ» от 5 марта 2004 г. под перечнем доказательств понимается не только лишь ссылка в обвинительном заключении на источники доказательств, но также приведение в обвинительном заключении или обвинительном акте краткого содержания доказательств, потому, что в следствие ч. 1 ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основании которых суд, прокурор, сыщик, дознаватель в норме, определенном УПК, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при изготовлении по уголовному делу. Однако, не взирая на разъяснения Верховного Суда РФ, на практике встречаются случаи, когда следователи не ведут содержание доказательств, а ограничиваются только лишь ссылками на их источники.

Согласно ч. 4 ст. 220 УПК РФ список подлежащих вызову в судебное заседание лиц прилагается к обвинительному заключению и является, на самом деле, его деталью. Отсутствие такого списка, или его неполнота означают, что обвинительное заключение составлено с нарушением уголовно-процессуального закона и в следствии этого может служить основанием для возвращения дела прокурору. В частности, отсутствие в нашем списке лиц, подлежащих обязательному вызову в судебное заседание, а к это тем относятся стороны по делу (в частности, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, их законные представители), в ряде случаев являлось дополнительным основанием для принятия районными судами решения о возвращении дела прокурору по п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

Иные, не связанные с составлением обвинительного заключения или обвинительного акта нарушения УПК в виде самостоятельного основания возвращения дела прокурору в ст.237 УПК не указаны. Но в судебной практике такие нарушения со временем стали являться действительной причиной возвращения дел прокурору, хотя зачастую суды мотивировали свои решения, со ссылкой на составление обвинительного заключения или обвинительного акта с нарушением закона. На данный момент такая практика поддержана высшими судебными органами РФ, и суды имеют возможность применять п.1 ч.1 ст.237 УПК, напрямую со ссылкой на иные нарушения УПК. Как указал Конституционный Суд РФ, в случае выявления допущенных органами дознания или предварительного следствия процессуальных нарушений суд имеет право, самостоятельно и вне зависимости осуществляя правосудие, принимать согласно с уголовно-процессуальным законом меры по их устранению имея цель восстановления нарушенных прав участников преступного судопроизводства и создания условий для всестороннего и объективного рассмотрения дела по существу.

При оценке выявленных нарушений УПК на взгляд их существенности судам можно руководствоваться перечнем и критериями, приводившимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ №84 от 8 декабря 1999 г. «О практике применения судами законодательства, регулирующего направление преступных дел для дополнительного расследования». Хотя данное постановление и утратило силу, изложенные внутри него рекомендации в части отнесения нарушений УПК к категории существенных применимы и в практике возвращения дел в норме ст. 237 УПК..

Наиболее существенными и вполне достаточно распространенными нарушениями норм УПК, препятствующими рассмотрению дела по существу, как и прежде являются различного рода нарушения права обвиняемого на защиту. из-за этого не были проверены все доказательства; не привлечение к участию в деле, на несоблюдение сроков предъявления постановления о привлечении лица в виде обвиняемого; неправильное выделение дела в отношении другого лица; нарушения при выполнении требований ст. 217 УПК; возбуждение и расследование дела ненадлежащим лицом; проведение предварительного следствия вместо дознания; нарушение подследственности по делу в отношении военнослужащих; непризнание потерпевшим пострадавшей от преступления; не уведомление потерпевшего о рассмотрении его ходатайства и об окончании предварительного следствия; не уведомление потерпевшего о направлении дела в суд, проведение дополнительного расследования после возвращения дела прокурору при отсутствии соответствующего постановления прокурора.

Еще одним основаниям возвращения преступного дела прокурору является невручение обвиняемому копии обвинительного заключения или обвинительного акта. Согласно требованиям ст. 222 УПК РФ после утверждения обвинительного заключения прокурором его копия с приложениями вручается прокурором обвиняемому. Несоблюдение этого положения закона является одним из оснований для возвращения преступного дела прокурору.

Одним из оснований для возвращения преступных дел прокурору является необходимость соединения нескольких преступных дел в некоем производстве. Основания к принятию решения о соединении преступных дел перечислены в ст.153 УПК РФ. Из содержания данной нормы следует, что преступные дела расследуются, в большинстве случаев, по отдельности. Их соединение допускается строго в определенных случаях, определенных частями 1 и 2 данной статьи. Критерии необходимости соединения дел на стадии предварительного расследования Уголовно-процессуальным кодексом РФ не определены. По смыслу ст. 153 УПК РФ соединение дел в единое производство является правом, а не обязанностью прокурора, который самостоятельно решает вопрос о целесообразности такого процессуального решения. В следствие ч. 1 ст. 237 УПК РФ возвращение дела судом прокурору по мотиву наличия оснований для его соединения с другим делом возможно только лишь если соблюдать условие, если раздельное производство по ним в судебных стадиях создает преграды для их судебного рассмотрения. Само собой поступление в суд нескольких дел, которые на основании ст. 153 УПК РФ могли быть соединены в единое производство, не препятствует их раздельному рассмотрению и разрешению судом по существу. На практике соединение дел в первую очередь вызвано необходимостью более оперативного и всестороннего рассмотрения дел, переданных в суд в отношении 1-го обвиняемого. Кроме того, по преступным делам, по которым обвиняется некоторое количество лиц в совершении 1-го и такого же преступления, существует вероятность, что раздельное их рассмотрение может не только лишь отразиться на качестве судебного следствия, но и привести, в частности, к установлению взаимоисключающих обстоятельств, породить проблемы в ходе исследования доказательств. По смыслу ст. 237 УПК РФ вопрос о возвращении преступных дел прокурору ввиду наличия оснований для их соединения может решаться судом только в отношении преступных дел, поступивших на рассмотрение суда, потому, что уголовно-процессуальный закон не допускает принятие по делу процессуальных решений органом или должностным лицом, в чьем производстве не располагается данное дело. Именно поэтому возвращение преступного дела прокурору для соединения с другим делом, по которому производится предварительное расследование, нельзя признать законным. В следствии этого суды подчас допускают неправильное применение преступного закона.

Не разъяснение обвиняемому прав, предусмотренных ст. 217 УПК РФ, как самостоятельное основание для возвращения дела прокурору, появилось не так давно, в 2003 г. Но, не взирая на это, преступные дела возвращаются прокурору по данному основанию вполне достаточно довольно часто. Причины ненадлежащего выполнения следователями требований ст. 217 УПК РФ заключались в не разъяснении обвиняемым права на рассмотрение преступного дела в норме гл. 40 УПК РФ, а еще их права на рассмотрение преступного дела со стадии предварительного слушания дела.

Перечень оснований к возвращению судом преступного дела прокурору, приведенный в ч.1 ст. 237 УПК РФ, является исчерпывающим. Вмести с этим, очевидно, что восполнение некоторых препятствий для рассмотрения дела в судебном заседании немыслимо без восполнения неполноты предварительного расследования.

К основаниям возврата преступного дела прокурору Пленум Верховного Суда РФ относит в том числе "неточность" и "неконкретность обвинения" (Постановление Пленума ВС РФ: абз. 2 п.25 от 28 декабря 2006 г. N 64; абз.2 п.3 от 9 декабря 2008 г. N 25). До уточнения законодательных дефиниций при разрешении вопросов, связанных с возвращением судьей преступного дела со стадии предварительного слушания, необходимо руководствоваться не только лишь уголовно-процессуальными общепризнанными мерками, но и постановлениями Конституционного Суда РФ.

Как показал анализ, проведенный прокуратурой Санкт-Петербурга, основной причиной возвращения судами преступных дел прокурору в норме являются основания, предусмотренные п.1 ст. 237 УПК РФ. которые обусловлены, так называемыми, техническими ошибками или иными неточностями, допущенными следователями или дознавателями во вводной или описательно-мотивировочной частях обвинительного заключения или акта. Прежде всего, это неверное указание данных о личности обвиняемого, в частности, даты и места его рождения, наличия или отсутствия непогашенных в установленном законом порядке судимостей, нередки ошибки, относящиеся ко времени и месту совершения преступления. Также имеют место неправильное или неполное изложение диспозиции статьи Закона, по которому виновному предъявлено обвинение, а еще несоответствие обстоятельств криминального деяния, изложенных в обвинительном заключении, предложенной квалификации, то есть диспозиции статьи, по которой он обвиняется.

В заключение настоящей статьи хотелось бы отметить, что правовой институт возвращения преступных дел прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом за годы своего существования стал одним из эффективных способов защиты нарушенных органами предварительного следствия прав участников преступного процесса. Вмести с этим в научной литературе каждый день высказывается мнение о необходимости изменения ряда норм УПК РФ, касающихся порядка обжалования постановлений, принятых по итогам предварительного слушания, а еще регламентирования полномочий суда что же касается возвращения преступного дела с более поздних стадий рассмотрения преступного дела (подготовительная часть судебного заседания, судебное следствие и. т.п.). Необходимо законодательно закрепить в виде дополнительных оснований для возвращения преступных дел прокурору иных существенных нарушений УПК, которые препятствуют рассмотрению преступного дела и признаны на данный момент судебной практикой. 



Читайте так же:
Обзор судебной практики по налоговым спорам за апрель 2012 года
Печать у ИП: не обязательна, но желательна
Юридическая квалификация инвестиционного договора в строительстве недвижимости в свете Постановления Пленума ВАС РФ № 54 от 11 июля 2011 г.