Главная страница >> Юридические статьи >> Споры с участием дачных некоммерческих партнерств. Часть 2

Споры с участием дачных некоммерческих партнерств. Часть 2


В предыдущем номере мы рассмотрели, с какими проблемами при регистрации и функционировании сталкивается такой вид юридического лица, как дачное некоммерческое партнерство. Теперь рассмотрим на примере судебной практики, с какими проблемами сталкивается ДНП при владении, пользовании и распоряжении своим имуществом, а еще при взаимодействием с другими юридическими лицами, гражданами.

Московским областным судом было вынесено определение от 4 мая 2010 г. по делу № 33-8617.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда рассмотрев в судебном заседании от 04 мая 2010 года кассационную жалобу ДНТ ЛПХ «Лесные дали» на решение Истринского городского суда Московской области от 12 января 2010 года по делу по иску К., Н., Б. к ОАО «Мосэнергосбыт», ООО «Газпром – Пансионат Союз», ДНП ЛПХ «Лесные дали», Администрации Костровского сельского поселения Истринского муниципального района о понуждении к заключению договора, признании трансформатора бесхозяйной вещью заслушав доклад судьи Илларионовой Л. И., объяснения сторон, установила:

Истцы обратились в суд с иском к ответчикам о понуждении сделать вывод договор энергоснабжения.

Определением суда от 02.02.2009 г. аналогичные исковые требования Н., а еще К. и Б. объединены в единое производство.

В обосновании заявленных требований истцы пояснили, что они являются собственниками земельных участков, с расположенными на них жилыми домами в дер. Новодарьино, Костровского с/о, Истринского района, Московской области. К их домам подсоединена линия электропередач для обеспечения электроэнергией от энергоснабжающей организации. Внутри домов проложены внутридомовые электрические сети, которые через прибор учета электрической энергии подсоединены к внешним электрическим сетям. От заключения отдельных соглашений с истцами об электроснабжении являющихся собственностью им домов электроснабжающая корпорация уклоняется. ДНТ ЛПХ «Лесные дали» указал на то, что при заключении договора на энергоснабжение с ответчиком ОАО «Мосэнергосбыт» будут затронуты права ОАО «Газпром», являющийся собственником линии электропередач, подсоединенной к трансформатору. Однако истцы считают, что в отсутствие у предполагаемого собственника правоустанавливающих документов на трансформатор вещь можно признать бесхозяйной, к тому же по достоверным сведениям независимой экспертизы он не соответствует установленным техническим характеристикам.

На основании изложенного, истцы просили обязать ответчика сделать вывод с каждой из них договор энергоснабжения домовладений, признать трансформатор бесхозяйной вещью.

В судебном заседании истцы и представители истцов оказали поддержку исковое заявление, пояснили, что ДНТ ЛПХ электроснабжающей организацией не классифицируется. Фактически ответчик выдвинул дополнительные требования, от выполнения которых истицы категорически отказались. Техническая возможность подключения присутствует. Разрешение на подключение заявителям давал «Газпром союз». Истцы взносы за электроэнергию перед этим оплачивали в ДНТ «ЛПХ «Лесные дали», в данный момент оплачивают электроэнергию напрямую в Мосэнергосбыт. Просили иск удовлетворить.

В судебном заседании представитель ОАО «Мосэнергосбыт» возражал против удовлетворения исковых требований, пояснил, что ответчик не отказывал истцам в подключении электроэнергии, а представил на суд общественности несколько условий, которые они отказываются скрупулезно исполнять. В акте определяется точка поставки, являющуюся необходимым условием. Ответчик является гарантирующим поставщиком, но акты изготовлять не имеет возможности. Нет данных о надлежащем подключении истцов. Сетевым поставщиком скорее всего могут быть Западные электросети.

В судебном заседании представитель ООО «Газпром – Пансионат Союз» пояснил, что они являются собственниками линии электропередач и трансформатора, от которого поставляется энергия в ДНТ «ЛПХ Лесные дали». На данный момент среди них уже подписан договор купли-продажи трансформатора. При рассмотрении исковых требований ответчик полагается на усмотрение суда.

В судебном заседании представитель ДНТ ЛПХ «Лесные дали» поддержал доводы, изложенные в отзыве на исковое заявление, и пояснил, что сейчас членом ДНП является только Б. Ответчик делал предложение истцам сделать вывод договор на пользование инфраструктурой ДНТ, но истцы категорически отказались. За истцов ответчик отказывается оплачивать. Истцы не выполнили ряд условий, которые обязались выполнить, просил отказать в удовлетворении исковых требований.

Решением Дмитровского городского суда Московской области от 02 марта 2010 года исковые требования удовлетворены в части обязания ОАО «Мосэнергосбыт» сделать вывод с истцами договоры электроснабжения с выдачей расчетных книжек для оплаты за потребляемую электроэнергию, в остальной части исковых требований отказано.

С решением не дало согласие ДНП ЛПХ «Лесные дали», подало кассационную жалобу, в которой просит о его отмене в части удовлетворения исковых требований.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия обнаруживает решение суда подлежащим отмене по вопросу, связанным с неправильным определением судом обстоятельств, которые имеют значение для дела и неверным применением норм материального и процессуального права.

Суд в обоснование своего решения привел нормы права, относящиеся к прямые обязанности гарантирующего поставщика электроэнергии сделать вывод с потребителем публичный договор присоединения к электросетям.

Однако из материалов дела видно, что истцы являются собственниками земельных участков в дер. Новодарьино Костровского с/о Истринского района Московской области. Участки расположены на территории ДНП ЛПХ «Лесные дали», но относятся при всем при этом к землям поселков. На участках заявителей стоят домовладения, к которым подведено электричество.

Истицы оплачивали услуги по предоставлению электроэнергии в ДНП. После преобразования в 2008 г. ТЛПХ «Лесные дали» в ДНТ ЛПХ «Лесные дали» истицы Н. и К. не подали необходимые данные о включении их в члены ДНП. Истица Б. до преобразования подавала заявление о выходе из членов ТЛПХ, но вопрос все еще не решен и она остается членом ДНТ ЛПХ «Лесные дали», хотя это той себя не считает, потому, что выразила волеизъявление на выход из членов ДНП более года назад.

Таким образом, фактически истцы пользовались электрической сетью, которая расположена в ДНТ ЛПХ «Лесные дали».

Суд помешал надлежащей оценки тому обстоятельству, что в соответствии п. 5 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 27.12.2004 № 861, тогда, когда энергопринимающие устройства потребителя электрической энергии присоединены к электрическим сетям сетевой организации через энергетические установки производителей электрической энергии, объекты электросетевого хозяйства лиц, не оказывающих услуги по передаче электрической энергии, или бесхозяйные объекты электросетевого хозяйства, имеющих непосредственное присоединение к сетям сетевых организаций (далее – опосредованное присоединение к электрической сети), такой потребитель заключает договор с той сетевой организацией, к сетям которой присоединены энергетические установки производителей электрической энергии, бесхозяйные объекты электросетевого хозяйства или энергопринимающие устройства (объекты электросетевого хозяйства) лиц, не оказывающих услуги по передаче электрической энергии, к которым непосредственно присоединено его энергопринимающее устройство.

При этом точкой присоединения по договору будет являться точка присоединения энергопринимаемого устройства потребителя электроэнергии к объекту электросетевого хозяйства лица, не оказывающего услуг по передаче электрической энергии.

Из материалов дела видно, что перед этим ДНТ ЛПХ «Лесные дали» являлось субабонентом ОАО «Газпром – Пансионат Союз», 22.04.2002 г. среди них был подписан балансового разграничения.

Кроме того, 21.12.2009 г. между «Газпром» и ДНТ ЛПХ «Лесные дали» заключен договор купли-продажи, согласно с которым покупатель приобретает линию электропередачи ВЛ-0,4 кВ, которая проходит от филиала ОАО «Газпром – Пансионат Союз» к ДНТ, а еще трансформаторную подстанцию и разрядник РВО-10. Оплата по договору произведена 28.12.2009 г., имущество передано покупателю по акту от 31.12.2009 г. (л. д. 135–175).

Удовлетворяя исковые требования и обязывая ОАО «Мосэнергосбыт» сделать вывод с истцами договоры электроснабжения, суд помешал практически никакой оценки тому обстоятельству, что между ДНТ ЛПХ «Лесные дали» и ОАО «МОЭК» заключен договор об претворении в жизнь технологического присоединения энергопринимающих устройств к электрическим сетям (л. д. 112).

В связи с этим, судебная коллегия полагает, что суд не определил суть правоотношений между сторонами по делу и не установил надлежащего ответчика по заявленным исковым требованиям.

Кроме того, судебная коллегия считает, что суд не выяснил, были ли выполнены истцами условия присоединения, предусмотренные для физических лиц п. 8, 14 Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а еще объектов электросетевого хозяйства, являющихся собственностью сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям».

Поскольку решение суда постановлено по недостаточно исследованным обстоятельствам дела, его нельзя признать законным и обоснованным, судебная коллегия полагает необходимым решение суда отменить.

При новом рассмотрении дела суду следует принять к сведению изложенное, всем представленным сторонами доказательствам для подтверждения своих доводов дать надлежащую правовую оценку согласно законам ст. 67 ГПК РФ и вынести по делу законное и обоснованное решение.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия определила: Решение Истринского городского суда Московской области от 12 января 2010 года отменить, дело направить в такой же суд на новое рассмотрение.

Апелляционным определением Московского областного суда от 6 сентября 2012 г. по делу № 33-17702 выявлено следующее:

Истец обратился в суд с иском о признании решений правления ДНП «Лесное» об отчуждении земельных участков в 2011 году в собственность членов ДНП «Лесное» незаконными, признании соглашений купли-продажи земельных участков между правлением ДНП «Лесное» и его членами ничтожными, об обязании правления ДНП «Лесное» устранить допущенные нарушения.

Представитель ответчика ходатайствовал о прекращении производства по делу и указал, что истец исключен из членов ДНП «Лесное» на внеочередном собрании членов ДНП от 10.12.2011 года.

Определением Клинского городского суда от 04.06.2012 г. производство по делу прекращено. Тем же определением было отказано в удовлетворении заявления С. о принятии обеспечительных мер.

В частной жалобе С. просит определение о прекращении производства по делу отменить, со ссылкой на его незаконность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы частной жалобы, судебная коллегия обнаруживает определение суда в части прекращения производства по делу подлежащим отмене по следующим основаниям.

Прекращая производство по заявленным истцом требованиям, суд сослался на положения ст. ст. 134, 220 ГПК РФ, указав, что истец С. был исключен из членов ДНП «Лесное», в следствии этого он не имеет право оспаривать решения правления ДНП «Лесное», участником которого он не классифицируется, поскольку права истца этими решениями, а еще заключенными на его основании договорами не затрагиваются.

Однако такой вывод суда является ошибочным.

В соответствии с абз. 2 ст. 220 ГПК РФ, суд прекращает производство по делу тогда, когда дело не пригодно рассмотрению и разрешению в суде в норме гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части первой статьи 134 реального Кодекса.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, судья отказывает в принятии искового заявления, тогда, когда заявление не пригодно рассмотрению и разрешению в норме гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке; заявление предъявлено в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица государственным органом, органом здешнего самоуправления, организацией или гражданином, которым реальным Кодексом или другими федеральными законами не предоставлено такое право; в заявлении, поданном от своих данных, оспариваются акты, которые не затрагивают права, свободы или законные интересы заявителя.

Суд в собственном определении ограничился только лишь указанием на то, что С. не классифицируется членом ДНП. Однако суд не принял к сведению, что прекращение производства по делу по такому основанию, предусмотренному ст. 220 и ст. 134 ГПК РФ, как оспаривание актов, которые не затрагивают права, свободы или законные интересы заявителя, возможно лишь тогда, когда для самого заявителя очевидно, что оспариваемый им акт никоим образом не затрагивает его права и законные интересы и сам заявитель не имеет возможности указать чем именно данный акт не соблюдает его права.

Из дела же видно, что С. считает себя членом ДНП, имеет членскую книгу, а об исключении его из членов ДНП, по его утверждению, он узнал только на данный момент. На собрание, на котором решался вопрос о членстве, его не пустили.

Принятие правлением ДНТ «Лесное» решения об отчуждении земельных участков и заключение соответствующих соглашений произошло до решения общего собрания об исключении С. из членов ДНТ.

Таким образом, С., будучи членом ДНТ на день принятия решения правления ДНТ и заключения соглашений купли-продажи, полагал, что указанные акты затрагивают его права и законные интересы как члена ДНТ, благодаря чему и предъявил соответствующие требования. Как следует из этого, прекращение производства по делу по основаниям ст. 220 и п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ при таких обстоятельствах нельзя признать правильным.

Обстоятельства же, связанные с тем, не соблюдают ли оспариваемые акты на самом деле права и законные интересы истца, подлежат выяснению при рассмотрении дела по существу.

При таких обстоятельствах, вынесение судьей определения о прекращении производства по делу по изложенным в определении основаниям нельзя признать обоснованным, и данное определение подлежит отмене.

Руководствуясь ст. 334 ГПК РФ, судебная коллегия определила: определение Клинского городского суда Московской области от 04 июня 2012 года в части прекращения производства по делу отменить. Дело направить в такой же суд чтобы рассмотреть по сути.

Очень увлекательным на взгляд правового содержания является Дело № 2-210/12 от 12 апреля 2012 г., Красногвардейский районный суд Санкт-Петербурга установил:

03.04.2007 г. между Шеляпиным П. В. и Шеляпиной Н. Н. вроде как и ДНП «Новое Минулово» если взглянуть под другим углом был заключен договор № 65/НМ об инвестиционном участии в строительстве коттеджа по адресу: <…>.

Шеляпин П. В. и Шеляпина Н. Н. обратились в суд с иском к ДНП «Новое Минулово» о взыскании неустойки, трат своих средств, компенсации морального вреда. В обоснование иска с учетом уточнений указали, что истцы в полном объеме исполнили обязательства по оплате объекта, однако, объект в срок до 03.11.2008 г. не был передан истцам, акт приема-передачи не подписан. Со ссылкой на закон «О защите прав потребителей» просили взыскать неустойку в размере 778 050 руб. каждому, расходования своих средств, связанные с наймом квартиры в размере <…>.

20.02.2012 г. ДНП «Новое Минулово» обратилась в суд с иском к Шеляпину П. В. и Шеляпиной Н. Н. о расторжении договора об инвестиционном участии в строительстве коттеджа, указывая на то, что п. 2.4 договора установлена обязанность при увеличении общей площади объекта на 1 %, ответчикам доплатить истцу в пересчете стоимости 1-го метра в 20 000 руб. По результатам технической инвентаризации от 24.06.2010 г. площадь коттеджа увеличилась на 8,7 кв. м. сравнивая с установленной в п. 1.2 договора, однако обязательства, установленные п. 2.4 договора ответчиками не исполнены. Ссылались на положения ст. 450 ГК РФ.

Определением суда от 28.03.2012г. гражданские дела объединены в единое производство.

Шеляпин П. В. и его представитель, а еще представитель Шеляпиной Н. Н. в судебное заседание явились, свой иск оказали поддержку, против иска ДНП «Новое Минулово» возражали, указали на то, что 03.04.2010 г. истцы фактически вселились в жилой дом (коттедж), производили его отделку, считали, что доплата должна производиться по результатам технической инвентаризации от 01.02.2012 г., другими словами с учетом отделки коттеджа.

Представитель ДНП «Новое Минулово» и 3-го лица ООО «Инвестиционная строительная корпорация Константа» в судебное заседание явилась, свой иск оказала поддержку, против иска Шеляпиных возражала, представила письменный отзыв указала, что при заключении договораплановый срок сдачи объекта истцам был установлен – 2 квартал 2008 г, но в случае изменения разрешительной и (или) проектной документации срок строительства изменяется Инвестором-заказчиком в одностороннем порядке (п. 1.5 договора), постановлением № 1665 от 24.07.2009 г. Главы Администрации МО «Всеволожский муниципальный район» Ленинградской области изменено разрешенное использование земельного участка и разрешено проведение проектно-изыскательских работ. 27.11.2009 г. коттедж был передан истцам под отделку, 24.06.2010 г. произведен обмер БТИ, 06.05.2011 г. истцам направлено уведомление о принятии коттеджа, однако, Шеляпины П. В. и Н. Н. не произвели доплату по договору в размере 174 000 руб. Считала, что срок сдачи объекта не был пропущен. Полагала, что новый технический паспорт выдан незаконно, обмер произведен с внутренней отделкой, произведенной Шелялиными П. В. и Н. Н. Сумма денег, неуплаченная истцами, является существенной.

Суд, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, изучив и оценив материалы дела, проанализировав все исследованные в судебном заседании доказательства в их совокупности, приходит к следующим выводам.

По условиям договора заключенного между Шеляпиным П. В. и Шеляпиной Н. Н., соинвесторами, и ДНП «Новое Минулово», инвестором-заказчиком, Шеляпины П. В. и Н. Н. принимают обязанность по финансированию строительства коттеджа площадью 124,9 кв. м. с учетом площади балкона, террасы, крыльца с приведенным коэффициентом 0,3, жилой площадью 83,25 кв. м., строительный номер № 22 по адресу: Ленинградская обл., Всеволожский район, Щегловская волость. Массив «Центральное отделение», на земельном участке, являющимся собственностью ДНП «Новое Минулово», стоимость по договору составляет 5 585 917,51 руб., а ДНП «Новое Минулово» обязалось осуществить строительство коттеджа, сдать его в эксплуатацию и передать в собственность Соинвесторам вместе с земельным участком в сроки и на условиях, установленных договором с учетом проведения мероприятий по кадастровому учету застраиваемого земельного участка.

Оценивая условия договора в совокупности с представленными доказательствами и как следует из волеизъявления сторон, суд приходит к выводу, что отношения, сложившиеся между сторонами, не пригодны оценке в виде отношений членства в некоммерческом партнерстве в соответствии с Федеральным законом «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан», а направлены на передачу в собственность кредитора объекта недвижимого имущества; заключенный между сторонами договор фактически по своей правовой природе и содержанию является договором подряда. Как следует из толкования преамбулы к Закону РФ «О защите прав потребителей», возникшие правоотношения на базе договора подряда на постройку жилых домов регулируется Законом РФ «О защите прав потребителей».

В силу ч. 1 ст. 740 ПС РФ подрядчик обязуется в установленный договором срок построить по заданию заказчика определенный объект или выполнить иные строительно-монтажные работы, а заказчик обязуется создать подрядчику необходимые условия для выполнения работ, принять их результат и уплатить обусловленную цену.
Согласно п. 1.5 Договора плановый срок сдачи объекта приемочной комиссии – 2 квартал 2008 г. Пунктом 5.1 договора установлено, что инвестор-заказчик передает соинвесторам объект и земельный участок по акту приема-передачи после сдачи объекта приемочной комиссии не позже 90 трудовых дней с даты ввода объекта в эксплуатацию если соблюдать условие выполнения соинвесторами своих обязательств по договору.

Как следует из объяснений представителя ответчика, срок сдачи объекта по договору Шеляпиным П. В. и Н. Н. устанавливался не позже 2 квартала 2008 г. Данные сроки устанавливались с учетом переоформления разрешенного вида использования земельного участка (л. д. 187).

Как следует из Договора, строительство объекта осуществляется на земельном участке, являющийся частью земельного участка площадью 24 400 кв. м., кадастровый номер 47:07:09-57-005:0017, являющийся собственностью на праве собственности инвестору-заказчику по договору дарения от 28.10.2005 г., зарегистрированном в ГУ ФРС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

Из материалов дела следует, что свидетельство о государственной регистрации права собственности от 30.11.2005 г. было выдано на земельный участок для сельскохозяйственного использования, категория земель сельского назначения.

24.07.2009 г. постановлением Главы Администрации МО «Всеволожский муниципальный район» Ленинградской области изменено разрешенное использование земельных участков кадастровый номер <…>.

25.08.2009 г. выдан кадастровый паспорт на земельный участок кадастровый номер <…> с указанием разрешенного вида использования – для ведения дачного хозяйства, выдано свидетельство о праве собственности на землю кадастровый номер <…>, с указанием разрешенного вида использования – для ведения дачного хозяйства (л. д. 117).

В силу ст. 42 Земельного кодекса России и ст. 263 Гражданского кодекса России собственники земельных участков обязаны использовать их в соответствии с целевым назначением, принадлежностью к какой-нибудь категории земель и разрешенным использованием способами, которые не должны наносить вред находящейся вокруг среде, в том числе земле как природному объекту. Право собственника земельного участка возводить на нем строения, здания, сооружения ограничивается условием о необходимости соблюдения градостроительных норм и правил, а еще требований об использовании его в соответствии с целевым назначением.

Таким образом, до вынесения постановления № 1665 от 24.07.2009 ответчик был не имеет право воплотить в жизнь инженерные изыскания, архитектурно-строительное проектирование и строительство на земельном участке кадастровый номер <…>. Таким образом, ссылки на изменение в одностороннем порядке сроков строительства объекта в случае изменения разрешительной и (или) проектной документации по пункту 1.5 договора, несостоятельны.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что ответчиком нарушен срок передачи объекта по договору, который следует исчислять с 05.11.2008 г.
Из объяснений истцов следует, что они вселились в коттедж 03.04.2010 г., акт приема-передачи не подписан.

Из материалов дела усматривается, что объект – коттедж был передан под отделку Шеляпиным П. В. и Н. Н. 27.11.2009 г., что подтверждается подписями сторон в акте строительной готовности. При этом Шеляпины П. В. и Н. Н. приняли на себя риск случай смерти объекта, приняли ключи от коттеджа, а еще обязательства по несению расходов по содержанию и использованию сетей, коммуникаций и сооружений, необходимых для обеспечения проведения отделочных работ.

Поскольку из условий договора следует, что Инвестор-заказчик обязуется осуществить строительство объекта, сдать его в эксплуатацию и передать в собственность Соинвесторам (п. 2.1 Договора), то в прямые обязанности ответчика входило, что не оспаривалось представителем, провести первичный государственный технический учет объекта строительства.

01.06.2010 г. подписан акт устранения недостатков (л. д. 61).

24.06.2010 г. Всеволожским БТИ выдан технический паспорт на жилой дом № 22 по адресу: Ленинградская область, Всеволожский район, Щегловское сельское поселение, Массив «Центральное Отделение I», согласно которому жилой дом постройки 2009 г. имеет общую площадь с учетом балкона, террас – 133,6 кв. м., для целей ЖК РФ общая площадь составляет 127,9 кв. м., жилая – 81,4 кв. м. (л. д. 123-126), а еще 24.06.2010 г. Всеволожским БТИ выдан кадастровый паспорт на жилой дом (л. д. 127–128).

25.06.201 г. в адрес истцов составлены уведомления о явке для оформления документов, связанных с регистрацией права собственности (л. д. 130), которые были направлены 09.07.2010 г. Шеляпину П. В. и 12.07.2010 г. Шеляпиной Н. Н. (получены 16.07.2010 г. и 19.07.2010 г. в соответствии с этим), и с учетом п. 5.2 считаются уведомленными в пятидневный срок с даты отправки (л. д. 65–68).

Таким образом, фактически обязательства по договору в части строительства, введения в эксплуатацию и направлению извещения истцам о готовности сдачи объекта были исполнены 17.07.2010 г.

06.05.2011г. Шеляпиным П. В. и Н. Н. были повторно направлены уведомления о явке для оформления документов и требование о доплате на основании п. 2.4 договора в размере 174 000 руб. вследствие увеличения площади коттеджа на 8,7 кв. м. (л. д. 131).

В силу ст. 753 ГК РФ заказчик, который получил сообщение подрядчика о готовности к сдаче результата выполненных по договору строительного подряда работ или, если это предусмотрено договором, выполненного этапа работ, обязан без промедления приступить к его приемке. Сдача результата работ подрядчиком и приемка его заказчиком оформляются актом, подписанным обеими сторонами. При отказе одной из сторон от подписания акта внутри него сдается отметка о таком, и акт подписывается другой стороной. Односторонний акт сдачи или приемки результата работ быть может признан судом недействительным только лишь тогда, когда мотивы отказа от подписания акта признаны им обоснованными (п. 4). Заказчик имеет право категорически отказаться от приемки результата работ в случае обнаружения недостатков, которые исключают возможность его использования для указанной в договоре строительного подряда цели и не имеют возможности быть устранены подрядчиком или заказчиком (п. 6).

Доказательств явки для подписания акта-приема передачи объекта, замечаний по передаче объекта Шеляпиными П. В. и Н. Н. не представлено.

При принятии решения суд учитывает, что стороны свободны в довершение всего соглашений, а, таким образом, принятые на себя обязательства должны исполнять надлежащим образом.

При таких обстоятельствах суд считает, что имелась просрочка исполнения обязательств по передаче объекта Шеляпиным П. В. и Н. Н. ответчиком с 05.11.2008 г. по 17.07.2010 г.

В соответствии с п. 1 ст. 329 ПС РФ исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой и другими способами, предусмотренными законом или договором.
Неустойкой (штрафом, пеней) согласно п. 1 ст. 330 ПС РФ признается определенная законом или договором сумма денег, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, например в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему трат своих средств.

Согласно п. 5 ст. 28 Закона «О защите прав потребителей» сумма неустойки составляет 103 562 910,63 руб. (5 585 917,51 руб. х 3 % х 618 дней), и ограничивается ценой работы (услуги).

Поскольку по смыслу ст. 333 ПС РФ, а еще согласно определению КС РФ № 263-0 от 21.12.2000 г., обязанностью суда является установление баланса между применяемой к нарушителю мерой ответственности (неустойкой) и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, сумма заявленной истцами неустойки явно несоразмерна последствиям нарушения обязательств, не несет ответственность принципу разумности, существенно превышает сумму возможных трат своих средств, которые вызваны нарушением обязательств и с учетом длительности неисполнения обязательств, суд полагает ее возможным снизить до 550 000 руб. и взыскать в пользу каждого из истцов по 275 000 руб.

То обстоятельство, что истцами заявлялся период просрочки до вселения в коттедж, не имеет возможности повлечь изменение неустойки, поскольку определение периода просрочки поставлено в зависимость от обстоятельств исполнения обязательств стороной.

Поскольку исполнитель не соблюдал срок исполнения работы, то потребитель в силу ч. 1 п. 2 ст. 28 Закона РФ «О защите прав потребителей» имеет право настоятельно попросить полного возмещения трат своих средств, причиненных ему в связи с нарушением сроков выполнения работы (оказания услуги). Расходования своих средств возмещаются в сроки, установленные для удовлетворения соответствующих требований потребителя.

Судом установлено, что истцами приобретался жилой дом (коттедж) для персонального использования, срок сдачи объекта ответчиком был нарушен, во время с 04.11.2008 г. по 09.03.2010 г. истцы арендовали жилое помещение для проживания, что подтверждается договорами аренды от 10.03.2008 г. и 10.03.2009 г., сведениями о внесении платы в размере 23 000 руб. в месяц, в дальнейшем истцы вселились в коттедж имея цель проживания, что не оспаривалось ответчиком. Учитывая, что Шеляпины П. В. и Н. Н. являются супругами, зарегистрированы в разных адресах в сочетании с родственниками, размер аренды не превышает средний по Санкт-Петербургу, а размер арендованного помещения не превышает размер жилого дома, необходимого стороне для персонального пользования, то суд полагает возможным удовлетворить исковые требования в части взыскания трат своих средств в размере 368 000 руб. и взыскать по 184 000 руб. в пользу каждого.

В соответствии с ч. 1 ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его персональные неимущественные права или посягающие на являющиеся собственностью гражданину другие нематериальные блага, а еще в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии со ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организации или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами России, регулирующими отношения в сфере защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не находится в зависимости от размера возмещения имущественного вреда. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем трат своих средств.

Судом установлены противоправные действия ответчика, выразившиеся в несоблюдении сроков сдачи объекта Шеляпиным П. В. и Н. Н. Суд дает согласие с истцами, что в следствии неправомерных действий ответчика они вынуждены были обращаться за защитой своих прав, испытывали нравственные страдания.

С учетом обстоятельств дела, длительности неисполнения обязательств, а еще возможностью использования товара, оценивая степень вины ответчика, суд считает возможным установить размер денежной компенсации морального вреда, подлежащей взысканию с ответчика в пользу каждого из истцов в размере 25 000 руб. Данная сумма является обоснованной и достаточной для компенсации Шеляпиным П. В, и Н. Н. вреда, причиненного несвоевременным исполнением обязательств по передаче жилого дома (коттеджа).

Пункт 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» предусматривает, что при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с фирмы-производителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Разрешая спор о расторжении договора, суд руководствуется п. 1 ч. 2 ст. 450 ПС РФ, согласно которой по требованию одной из сторон договор быть может изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной. Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была имеет право рассчитывать при заключении договора.

Как следует из договора № <…>, объектом инвестирования являлся коттедж общей проектной площадью 124,9 кв. м. с учетом площадей балкона, террасы, крыльца, жилой площадью 83,25 кв. м. (п. 1.2 Договора).

Пунктом 1.8 Договора установлено, что площадь объекта, указанная в п. 1.2 договора, определяется без учета потерь площадей, возникающих при их отделке.
Согласно п. 2.4 договора, в случае увеличения общей площади объекта более нежели на 1% сравнивая с площадью, указанной в п. 1.2 договора, соинвесторы обязаны в срок, не позже 10 дней после проведения обмера ПИБ (БТИ), до подписания акта приема-передачи объекта с земельным участком доплатить Инвестору-Заказчику недостающую сумму в пересчете стоимости 1-го кв.м. 20 000 руб.

06.05.2011г. в адрес Шеляпиных П. В. и Н. Н. направлено уведомление об увеличении площади коттеджа на 8,7 кв. м. (комната для гостей – 4,15 кв. м., прихожая – 55 кв. м., спальня № 7 – 2,86 кв. м., спальня № 9 – 1,11 кв. м. и необходимости доплаты в сумме 174 000 руб.

Суд обнаруживает заслуживающим внимание доводы про то, что доплата не классифицируется существенной сравнивая с общей стоимостью по договору, и при заключении договора такое обстоятельство как увеличение площади носило предположительный характер.

Поскольку расторжение договора связывается с такими нарушениями условий договора другой стороной, которые влекут для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была имеет право рассчитывать при заключении договора, вместе с тем Шеляпины П. В. и Н. Н. не отказываются от оплаты, в заявлении (телеграмме) просит принять наличные средства в соответствии с п. 2.4 договора, хоть и между сторонами имеется спор о размере доплаты, то требование о расторжении договора № 65/НМ не пригодно удовлетворению.

При этом суд учитывает, что сторонами согласовано условие об определении площади объекта без учета потерь при отделке, а, таким образом, Шеляпины П. В. и Н. Н. обязаны доплатить 174 000 руб., которые способны быть взысканы ДНП «Новое Минулово».

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 56, 68, 71, 194–198 ГПК РФ, ст.ст. 333, 420, 431, 450, ГК РФ, Законом РФ «О защите прав потребителей», суд Принял решение:
Взыскать с Дачного некоммерческого партнерства «Новое Минулово» в пользу Шеляпина и Шеляпиной неустойку, расходования своих средств, компенсацию морального вреда.
В удовлетворении исковых требований Дачного некоммерческого партнерства «Новое Минулово» о расторжении договора № 65/НМ от 03.04.2007 г. – отказать.
Взыскать с Дачного некоммерческого партнерства «Новое Минулово» штраф в доход бюджета г. Санкт-Петербурга в размере <…>. 
Взыскать с Дачного некоммерческого партнерства «Новое Минулово» государственную пошлину в доход государства в размере <…>.
Решение быть может обжаловано в Санкт-Петербургский городской суд на протяжении месяца.
Таким образом, рассмотрев данное решение суда, приходим к выводу, как сплелись воедино такие отрасли российского права, как гражданское, земельное, градостроительное право.
Хочется снова направить свой взгляд читателей на то, что при создании и дальнейшем функционировании вашего ДНП необходимо просчитывать каждый шаг работы, внимательно изучать изменения законодательства, в том числе и в смежных секторах экономики, и при возникновении малейших сомнений обращаться за помощью к участникам рынка, для того чтобы избежать долгих судебных тяжб. Удачи.



Читайте так же:
Как оспорить решение ТСЖ
Проблемы правового обеспечения деятельности организаций в сфере строительства
Нет доходов без расходов. О расчете размера необоснованной налоговой выгоды