Главная страница >> Юридические статьи >> Споры о КАСКО

Споры о КАСКО


Утверждение Президиумом Верховного Суда России “Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан” от 30 января 2013 года явилось для страховых корпораций полной неожиданностью.

Во-первых, Президиум фактически целиком и полностью защитил интересов страхователей, обратив внимание судов на недопустимость трактовки сторон по договору страхования в виде равноправных субъектов. Так же, в свете данного документа почти всем страховым компаниям уже в ближайшее время придется распрощаться с излюбленными методами работы на рынке и механизмами введения страхователей в неверное толкование вопроса на стадии составления и заключения договорных договоров.

Итак, что же конкретно взбудоражило игроков рынка добровольного страхования? Для начала стоит отметить, что Верховный суд призвал нижестоящие суды при разрешении споров исходить из специального статуса страховых корпораций, как профессиональных участников страховых отношений. Например, при определении стоимости застрахованного имущества, выяснении обстоятельств наступления страхового случая, урегулирования споров насчет непредставления страхователем вещей-принадлежностей (полного комплекта ключей от автомобиля), а еще нарушения условий соглашений со стороны страхователей (несвоевременная уплата взносов).

Так, суд рекомендовал судьям как можно меньше реагировать на действия страхователей и сосредоточиться на действиях самих страховых компаний. Потому, что именно они выступают в отношениях страхования имущества в виде участников рынка и в следствии этого должны предвидеть все вполне вероятные риски своей деятельности и предпринимать меры к их минимизации. В частности, производить подробную оценку страхуемого имущества и выяснять обстоятельства, которые влияют на степень страхового риска, именно на стадии заключения договора, а не после наступления страхового случая.

Второе. Верховный суд признал, что управление средством передвижения лицом, не указанным в полисе ОСАГО, не освобождает страховой компании от выплаты страхового возмещения. Как говорится, данное обстоятельство в течении почти всех лет выступает в виде 1-го из наиболее излюбленных страховыми компаниями оснований для отказа в выплате страховки. Кроме того довольно огромная часть судов на данный момент солидарны со страховыми компаниями и разрешают подобные споры именно в пользу заключительных.

Между тем, и страховые организации, и суды забывают, что такого основания для освобождения от выплат страхового возмещения, как отсутствие в полисе ОСАГО указания на лицо, допущенное к управлению автомобилем, которое управляло им в момент ДТП, законом не предусмотрено.

Закон же определяет страховой риск как предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование, а страховой случай – как совершившееся событие. Следовательно, составляющими страхового случая являются только факт возникновения опасности, от которой производится страхование, факт причинения вреда и причинно-следственная связь среди них. В следствии этого Верховный суд признал включение данного условия в договор страхования противоречащим общепризнанным меркам ГК РФ.

Третье. Суд признал, что включение в договоры страхования условий о возмещении ущерба с учѐтом износа частей, узлов и агрегатов средств передвижения противоречит законодательству. Напомним, в данный момент многие страховщики уменьшают величину страховой суммы на сумму процента износа за период действия договора, ограничивая именно тем страховую выплату состоянием автомобиля, в котором он находился в момент причинения вреда. Следовательно, страхователи страхуют свои машины на одну сумму и платят по договору именно на эту сумму, а в следствии получают возмещение, уменьшенное на величину амортизационного износа составных частей и узлов за время действия договора.

Теперь Верховный суд признал такую практику не соответствующей закону. Суд пояснил, что по закону возмещению подлежат вред и причиненные расходования своих средств, под таковыми понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело либо должно будет произвести для восстановления нарушенного права. В следствии этого право лица, которому был причинен вред, наверное восстановлено в этом же объѐме, что и до причинения вреда.

Следовательно, страховое возмещение не быть может определено договором в размере стоимости восстановительного ремонтных работ с учетом износа частей, узлов и агрегатов средства передвижения. Иначе возмещение вреда бы было произведено в меньшем объеме, чем причинен вред, и имущество, являющееся собственностью потерпевшему, бы было приведено в не лучшее состояние, чем до причинения вреда.

Четвертое. Проценты за пользование чужими капиталом, подлежат взысканию с момента отказа страховой компании в выплате страхового возмещения. До не так давно произошедшего момента среди судов была распространена другая позиция и проценты начислялись с момента вступления решения суда о присуждении сумм страхового возмещения в законную силу. Верховный суд признал подобную практику необоснованной, призвав суды исходить из того, что обязательство страховой компании по выплате страхового возмещения возникает из договора страхования и не классифицируется ответственностью за расходования своих средств, причиненные в следствии страхового случая.

Действительно, после вступления договора страхования в следствие у страховой компании возникает собственное обязательство выплатить когда случится страхового случая определенную денежную сумму в норме, на условиях и в сроки, которые указаны в договоре. Страховое возмещение является денежным обязательством, за несвоевременное исполнение которого применяется ответственность. При всем при этом ответственность применяется именно с момента отказа в выплате возмещения.

Наконец, суд признал, что утрата товарной стоимости средства передвижения также является настоящим ущербом и подлежит возмещению по договору добровольного страхования средства передвижения на общих основаниях. Кстати, именно этот вывод Президиума наделал в среде страховых компаний больше всего шума.

Дело в том, что в настоящее время мнение про то, что утрата товарной стоимости должна признаваться самостоятельным страховым риском является почти что общим местом и у страховых корпораций, и у судов. Согласно с этим, если правилами страхования транспорта прямо оговорено исключение из суммы страхового покрытия суммы утраты товарной стоимости, вызванной страховым случаем, суды в первую очередь отказывают страхователям в удовлетворении их исковых требований.

В свою очередь Верховный суд пояснил, что утрата товарной стоимости являет из себя уменьшение стоимости средства передвижения, вызванное преждевременным смещением в худшую сторону товарного вида автомобиля и его эксплуатационных качеств в следствии снижения прочности и долговечности отдельных составных частей, узлов и агрегатов, соединений и защитных покрытий вследствие дорожно-транспортного неприятного события и последующего ремонтных работ.

Таким образом, утрата товарной стоимости относится к реальному ущербу в одном ряду со стоимостью ремонтных работ и запчастей автомобиля, потому, что уменьшение его потребительской стоимости не соблюдает права владельца средства передвижения, и в ее возмещении страхователю не быть может отказано. Потому, что утрата товарной стоимости средства передвижения относится к реальному ущербу, она подлежит взысканию со страховой организации по договору добровольного страхования.

В целом, документ, опубликованный Верховным судом, исключая неопределенность в толковании норм о добровольном страховании, играет на руку добросовестным страхователям. Если взглянуть под другим углом, он же может явиться и причиной значительного увеличения страховыми организациями тарифов КАСКО, о чем некоторые из корпораций уже поспешили заявить.



Читайте так же:
Содержание имеет значение. Сравнительный анализ условий договоров долевого участия в строительстве
Внештатный работник: что делать?
Анализ судебной практики по делам, связанным с дискриминацией на работе