Меню

Взято с сайта

Новости


Аттестации рабочих мест по условиям труда: правила и порядок проведения, основные документы
Жилищные споры с участием Министерства обороны Российской Федерации
Изъятие земельных участков по новым правилам
Условие договора не соответствует закону. Компания смогла взыскать с контрагента неосновательное обогащение
Заявление на увольнение по собственному желанию с открытой датой: некоторые аспекты судебной практики

Главная страница >> Юридические статьи >> Социальные сети: работодатели на страже репутации

Социальные сети: работодатели на страже репутации


Сегодняшние будние дни и выходные, обеденные перерывы, дорожные пробки вполне достаточно с трудом представить без сервисов глобальной сети. В свою очередь как лет двадцать назад невозможно было отыскать лучшего источника информации, чем радио и телевидение, а в первой половине века — свежей печатные издания с новостями, ресурсы Сети Интернет привлекают все большее количество пользователей, желающих не только лишь получить информацию, но также поделиться ею.

Наверняка авторы и создатели интернет-платформ, онлайн-сервисов, своих людей нам как социальные сети, хотели удовлетворить возрастающий интерес и желание людей сохранить возможности общения при возрастающем ритме жизни, облегчить выстраивание и организацию социальных взаимоотношений, делая предложение пользователям новые разработки. Но и, разумеется, эта, на первый взгляд, общеполезная миссия разработчиков данных ресурсов стала средством для достижении цели в корпоративных войнах и широко в ход идет для причинения вреда деловой репутации организации.

В начале мая нынешнего года Арбитражным судом Санкт-Петербурга и Ленинградской области будет рассматриваться иск американской корпорации «Ток Фьюжн» (Talk Fusion) к ООО «ВКонтакте», которое владеет одноименной социальной сетью, и индивидуальному предпринимателю Игорю Вульфовичу о защите деловой репутации и взыскании с ответчиков по 9 млн. рублей. В соответствии материалам суда истец настоятельно просит признать не соответствующими действительности ряд внутренних сообщений веб-сайта «ВКонтакте», которые, по его оценке, порочат деловую репутацию корпорации «Ток Фьюжн». Например, речь идет о сообщениях, где система Talk Fusion характеризуется как «завуалированная финансовая пирамида», сообщения с пропагандой которой блокируются в соцсети. «Ток Фьюжн» настаивает на удалении администрацией соцсети информации, опубликованной предпринимателем, потому, что она порочит репутацию истца. Перед этим, в начале апреля ООО «ВКонтакте» заморозило страницу индивидуального предпринимателя Вульфовича по вопросу, связанным с «подозрительной активностью» на ней. 

Возможность защиты деловой репутации, предусмотренная российским законодательством, далеко не всегда оправдывает надежды потерпевшей стороны. В масштабах правового поля представлено не чересчур много способов защиты репутации юридического лица. Причину отсутствия такой возможности можно увидеть в оценочности самого понятия деловой репутации. Законодатель определяет деловую репутацию как нематериальное благо, которое может передаваться, при всем при этом способы защиты деловой репутации физического и юридического лица идентичны.

Деловая репутация имеет в виду положительную оценку деловых качеств, отраженную общественным сознанием либо мнением; она являет из себя позитивное отношение общественного сознания к профессиональным, деловым качествам предприятия, организации либо конкретного гражданина. Право на защиту деловой репутации принадлежит организации на основании ст. 152 ГК в случае распространения о ней не соответствующих действительности порочащих измышлений.

При этом заинтересованное лицо правомочен настоятельно просить по суду опровержения ложных сообщений, а еще право на опубликование своего ответа в средствах массовой информации, опубликовавших сведения, порочащие его деловую репутацию. Аналогичное право организациям предоставлено и ст. ст. 43–46 Закона «О средствах массовой информации». На значимость деловой репутации для юридического лица указал Верховный Суд РФ в Постановлении от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а еще деловой репутации граждан и юридических лиц». Суд подтвердил, что деловая репутация юридических лиц является 1-м из условий их успешной деятельности.

Очевидно, что социальные сети являясь частью интернет-пространства не только лишь могут благоприятствовать формированию репутации организации, но и делают ее более уязвимой, предоставляя возможность неограниченному числу пользователей высказываться об организации, оставляя свое субъективное мнение.

Судебные дела, возбужденные насчет распространения сведений, порочащих деловую репутацию юридических лиц в средствах массовой информации, не редкость в современной судебной практике. Не взирая, что согласно со ст. 2 Закона РФ «О средствах массовой информации» глобальная сеть не имеет никакого отношения к СМИ, а услуги глобальной сети являются услугами связи, суды регулярно удовлетворяют требования истцов, чья репутация была задета.

Так, в частности, ЗАО «Тройка Сталь» обратилось в арбитражный суд к ООО «Мегасофт» с иском о защите деловой репутации (дело № Ф05-9179/2003), об обязании ответчика не подтвердить сведения об истце, содержащиеся в статье «Что вы сами понимаете о компании "Тройка Сталь"?», которая размещена на интернет-сайте metaltorg.ru, являющемся собственностью ответчику, путем размещения опровержения распространенных сведений с помощью ответчика на таком же сайте, в такой же рубрике. Исковые требования заявлены по основаниям ст. 152 ГК РФ, ст. ст. 43, 44, 56 Федерального закона «О средствах массовой информации» и мотивированы тем, что содержащиеся на веб-сайте ответчика сведения не совсем правдоподобны, порочат деловую репутацию истца, негативно сказываются на его предпринимательской деятельности.

Судебным решением Арбитражного суда Московской области, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции такого же суда, в удовлетворении исковых требований отказано.

Решение и постановление мотивированы тем, что ответчик не имеет возможности считаться распространителем сведений на интернет-сайте metaltorg.ru, поскольку ни сам ответчик, ни интернет-сайт не несут ответственность признакам средства массовой информации; принадлежность указанного интернет-сайта ООО «Мегасофт» не свидетельствует про то, что сведения, содержащиеся на веб-сайте, распространяет именно ответчик. Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 2 июня 2003 года решение и постановление отменены, и дело направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Суд кассационной инстанции посчитал решение и постановление недостаточно обоснованными, как принятые без учета и правовой оценки обстоятельств про то, что отсутствие у лица статуса средства массовой информации само собой не классифицируется основанием для вывода про то, что это лицо по смыслу ст. 152 ГК РФ не имеет возможности выступать распространителем сведений; нахождение каких-либо сведений на веб-сайте metaltorg.ru находится в зависимости от создания ответчиком соответствующих условий размещения информации на веб-сайте и доступа к нему. Суд кассационной инстанции также указал на необходимость уточнить, какие именно сведения истец считает порочащими его деловую репутацию. При новом рассмотрении дела истец уточнил исковые требования и сформулировал их следующим образом: обязать ответчика запостить опровержение на веб-сайте metaltorg.ru в Сети Интернет нижеприведенных заведомо ложных сведений, порочащих деловую репутацию истца, которые содержатся в статье «Что вы сами понимаете о компании "Тройка Сталь"?».

При новом рассмотрении дела Арбитражный суд Московской области исковые требования удовлетворил и указал: суд обязал ответчика запостить на веб-сайте metaltorg.ru опровержение сведений, перечисленных в уточнении исковых требований. Постановлением апелляционной инстанции такого же суда принятое по делу решение оставлено без изменения. Удовлетворяя исковые требования, суд обеих инстанций сделал вывод про то, что сведения, указанные в заявлении в суд, являются порочащими деловую репутацию истца; отсутствие у ответчика статуса средства массовой информации в следствие п. 1 ст. 152 ГК РФ не имеет возможности освобождать его от ответственности за распространение порочащих сведений, учитывая, что возможность размещения таких сведений на веб-сайте metaltorg. ru является следствием создания ответчиком как владельцем (администратором) этого интернет-сайта соответствующих технологических условий. В кассационной жалобе ООО «Мегасофт» просит решение и постановление отменить, как принятые на базе закона, не подлежащего при таком варианте применению, а именно Федерального закона «О средствах массовой информации», а еще по вопросу, связанным с неполным установлением судом обеих инстанций фактических обстоятельств, которые имеют существенное значение для безошибочного рассмотрения дела. Суд кассационной инстанции оставил судебное решение без изменения.

Как показывает судебно-арбитражная практика, даже если интернет-сайт не зарегистрирован в виде СМИ, данный факт не освобождает владельца сайта от ответственности за распространение порочащих сведений на являющемся собственностью ему интернет-сайте, поскольку сама возможность размещения таких сведений является следствием создания ответчиком как владельцем (администратором) этого интернет-сайта соответствующих технологических условий.

ООО «Стоматологическая клиника «Колибри» обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с исковым заявлением к гражданину К. и гражданину С., обществу с ограниченной ответственностью «Ньюс Медиа-Рус» о защите деловой репутации (дело А60-36487/2010-С 7). Истец просил признать не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию общества с ограниченной ответственностью «Стоматологическая клиника «Колибри» сведения, содержащиеся в статье «Клиентка судится со стоматологами за 300 тысяч», опубликованной 12.05.2010 г. обществом с ограниченной ответственностью «Ньюс медиа-Рус» на веб-сайте www.lifenews.ru., с указанием конкретных фраз, которые, учитывая мнение истца, наносили вред деловой репутации.

Суд удовлетворил заявленные исковые требования и в решении указал, что согласно со ст. 152 ГК РФ юридическое лицо имеет право настоятельно просить по суду опровержения порочащих его деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности; лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию, имеет право в одном ряду с опровержением таких сведений настоятельно просить возмещения морального вреда, причиненного их распространением. В следствие указанной правовой нормы, а еще с учетом п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда России от 24.02.2005 г. № 3 по искам о защите деловой репутации обязаны быть доказаны факты распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности; при отсутствии хотя бы 1-го из указанных обстоятельств иск не быть может удовлетворен судом.

Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и прочих средствах массовой информации, распространение в глобальной сети, а еще с использованием иных средств телекоммуникационной связи и т. д. При таком варианте факт распространения сведений об истце имеет место, потому, что сведения были изложены на интернет-сайте www.lifenews.ru в статье под заголовком «Клиентка судится со стоматологами за 300 тысяч», что подтверждено нотариальным протоколом осмотра интернет-страницы от 01.09.10, протоколом осмотра доказательств от 24.1.210, 25.01.11 Следовательно, факт распространения сведений об истце им доказан и не оспаривается ответчиками. Суд, ознакомившись с текстом статьи, с доводами истца, приходит к выводу про то, что спорные сведения вне всякого сомнения носят порочащий характер и умаляют деловую репутацию клиники «Колибри», потому, что распространяют информацию о недобросовестности истца при претворении в жизнь медицинской деятельности, стремлении получить незаконную прибыль путем оформления ненадлежащих платежных документов. О порочащем характере сведений свидетельствуют такие фразы и выражения, как «обманным способом», «документы о произведенной оплате не имеют силы», «злополучную клинику», «так называемую спецификацию», «безуспешно», «не хотели отдавать», «я не сомневается, что эти медицинские работники — мошенники».

Довод ООО «Ньюс Медиа-Рус» про то, что фраза «Помощь понадобилась двадцатишестилетней К. в прежнее время году» не включает в себя негативной информации, судом во внимание не принимается, потому, что оспариваемой является в общем фраза «...Помощь понадобилась двадцатишестилетней К. в прежнее время году — она обратилась в злополучную клинику «Колибри», а не составляющие ее отдельные слова и выражения. При этом спорные сведения должны оцениваться в контексте статьи с учетом общей смысловой направленности текста.

Довод ООО «Ньюс Медиа-Рус» про то, что данные сведения являются оценочным суждением журналиста по возникшей обстановке, судом отклоняется, поскольку все фразы изложены в форме утверждения: «предъявила», «требует», «заявила», «пыталась», применены глаголы прошедшего времени без сослагательного наклонения, что свидетельствует о уже состоявшемся событии. Ссылка на то, что данная статья является журналистским комментарием либо расследованием, на основании которого журналист пришел к какому-либо мнению, в тексте не присутствует.

Довод про то, что в статье приведена прямая речь К. и С., благодаря чему, учитывая мнение ответчика, именно данные лица должны отвечать за распространение сведений, судом отклоняется, потому, что прямая речь при таком варианте является дополнением основного текста статьи, а не заменяет его. Помимо всего этого, в соответствии п. 2 ст. 49 Закона о СМИ авторы обязаны проводить проверку достоверность сообщаемой ими информации. Следовательно, в процессе рассмотрения дела, судом был установлен факт распространения сведений, порочащих деловую репутацию истца в глобальной сети.

Законодатель не оставляет без внимания и возможность распространения сведений работником по вопросу, связанным с претворением в жизнь профессиональной деятельности от имени организации, в которой он работает (в частности, в служебной характеристике). Тогда надлежащим ответчиком согласно со ст. 1068 ГК РФ является юридическое лицо, работником которого распространены такие сведения. Принимая во внимание, что рассмотрение данного дела может повлиять на права и прямые обязанности работника, ему предоставляется возможность вступить в дело в виде 3-го лица, не заявляющего самостоятельных требований что же касается предмета спора на стороне ответчика, либо быть может привлечен к участию в деле по инициативе суда или по ходатайству лиц, участвующих в деле.

В сфере трудовых отношений возможности, которые делает предложение глобальная сеть, в том числе социальные сети, пока что не оценены по достоинству.

Законодательство не закрепляет порядок заключения или расторжения трудового договора путем обмена сообщениями по электронной почте или в хорошо известных сетях. Пока данные, которые были получены с использованием подобных ресурсов, не имеют торжественного значения, информация, которая была получена таким образом, да и сам способ обмена информацией между работником и работодателям, его уместность использования в сфере трудовых отношений оценивается судом. Даже некорректное расторжение трудового договора может навредить репутации работодателя. Постановлением от 22.01.2008 года № 09АП-18445/2007-ГК 9-й арбитражный апелляционный суд признал электронные сообщения относимыми и допустимыми доказательствами в случае расторжения трудового договора с работником и невозможности его разыскать для получения от него объяснений. Иная точка зрения изложена в постановлении 12-го арбитражного апелляционного суда от 07.02.2012 года по делу № А12-17681/2011, где суд указал на то, что электронная переписка сторон по глобальной сети не классифицируется надлежащим доказательством. Однако не так все очевидно и в таком случае. Обмен сообщениями в соцсетях не имеет возможности служить доказательством, что конкретно работником были отправлены данные сообщения. В виде рекомендации в данной ситуации осуществимо обратиться к нотариусу за обеспечением доказательств в масштабах ст. ст. 102–103 Основ законодательства России о нотариате, утвержденных ВС РФ от 11.02.1993 года № 4462-1. В соответствии п. 45 приказа Минюста РФ от 15.03.2000 года № 91 нотариус на основании письменного заявления лица, обратившегося за совершением данного нотариального действия, составляет протокол о допросе очевидца в норме обеспечения доказательств, который после чего работодатель сможет представить в суд в виде документа, фиксирующего переписку между отсутствующим работником и работодателем, с требованием о даче объяснений отсутствия на рабочем месте. Потому, что вышеуказанный протокол по своим техническим свойствам не дает возможность установить достоверность факта соответствующей переписки (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 12.11.2009 года по делу № А43-32993/2008-15-920), работодателю также необходимо провести компьютерно-техническую экспертизу, что даст возможность определить принадлежность переписки IP-адресу работодателя. Помимо всего этого, судом могут быть запрошены письменные доказательства по вопросам персонального пользования отсутствующего работника глобальной сетью и основания такого пользования, получить которые возможно от администрации сайта «ВКонтакте», а еще от организации, предоставляющей услуги по доступу абонентов в глобальная сеть и осуществляющей регистрацию и хранение информации об обращениях абонентов к IP-адресам ресурсов глобальной сети.

Также может потребоваться заключение специалиста имея цель подтверждения авторства спорной переписки (определение Санкт-Петербургского городского суда от 14.05.2012 года № 33-6716). Однако данные рекомендации не гарантируют, что изложенная точка зрения одних судов будет поддерживаться другими судебными инстанциями и сложится в устоявшуюся практику при обжаловании их работником.

Пытаясь уберечь корпоративную тайну, исключить возможность распространения служебной информации, работодатели не только лишь пресекают попытки сотрудников пользоваться социальными сетями в рабочее время путем установления всевозможных ограничивающих программ и системы штрафов, но и прибегают к уходу с работы для защиты своей деловой репутации. По достоверным сведениям job-портала hh.ru, из общего числа наказанных работодателем за пользование социальными сетями 14% работников постигла кара увольнения. Правомочным основанием этому может послужить разглашение в социальных сетях коммерческой секреты. В большинстве случаев, при приеме на работу работник подписывает договор о неразглашении, что дает работодателю легитимные средства для достижении цели урегулирования аналогичного конфликта.

Показательными являются случаи, изложенные на веб-сайте печатные издания «Деловой Петербург». Коллега Сберегательного банка неудачно пошутила с персональной странички Twitter. Уже в прошлом специалист управления по связям с общественностью написала: «Народный лайф-хак (от англ. lifehack — «полезные советы, хитрости и трюки, упрощающие жизнь». — Ред.): если на стенах мелом написать «Сбербанк», у стены образуется очередь из 30 женщин пенсионного возраста. Кто пробовал? Работает?» Народная мудрость оскорбила Союз людей пенсионного возраста, правительство коммерческого банка публично извинилось перед своими клиентами и уволило сотрудницу. Стюардессу «Аэрофлота», нелестно отозвавшуюся в собственном личном Twitter об исчезновении авиалайнера Sukhoi Superjet 100 и качестве самолетов «Аэрофлота», работодателю довелось уволить. Но работодатель пояснил, что уход с работы состоялось по соглашению сторон, поскольку напрямую это делать при таком варианте незаконно.

При этом возникает вопрос, обязан ли работник создавать положительный образ организации-работодателя? Как правило доказать связь между идеальным действием (в частности, некорректной шуткой в отношении постоянных клиентов компании) и трудовой функцией работника будет непросто. Но ненадо забывать и о наличии гарантированных работнику Конституцией РФ персональных прав, например, свободы мысли и слова (ст. 29). В постановлении по жалобам граждан Л. Н. Кондратьевой и А. Н. Мумолина от 30.06.2011 года № 14-П, Конституционный Суд РФ указал, что установленная нашим законодателем свобода слова корреспондирует положениям ст. 10 Конвенции о защите гражданского права и основных свобод, в соответствии которой каждый правомочен свободно выражать свое мнение. Это право имеет в своем составе свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и вне зависимости от государственных границ.

По результатам опроса, который был проведен HeadHunter в 2012 году, 63% российских корпораций не разрешили использование социальных сетей на работе (в Соединенных Штатах Америки только 25%). При этом не более чем восемь процентов корпораций, поучаствовавших в обследовании, поощряют присутствие сотрудников в соцсетях как в рабочее, так и в нерабочее время, а в десять процентов считают, что соцсеть — хороший инструмент для маркетинга, продаж и построения социальных связей. Очевидно, что в нашей стране работодатели пока не готовы подвергать свою репутацию риску со стороны недобросовестных сотрудников, которые применяют предоставленные возможности интернет-платформ для нелестных высказываний в адрес своих работодателей. Вне всякого сомнения, нам, как потенциальным работникам и работодателям, необходимо заимствовать положительный опыт иностранных компаний.

 В частности, Intel на своем сайте опубликовала «Условия эксплуатации социальных сетей в корпорации Intel», где предусмотрела персональную ответственность каждого сотрудника за публикуемые материалы. Но отсутствие урегулированности данной сферы в российском национальном законодательстве — системы сбора доказательств, порядка привлечения к ответственности, отсутствие единой судебной практики по аналогичным делам — существенно затрудняет защиту репутации юридического лица, оставляя работодателю статус жертвы.



Читайте так же:
Суды придавали обратную силу норме о сроках подачи заявления, отказывая в решении вопроса о судебных расходах. Компания отстояла свои права в ВАС РФ
Контрагент зачел авансовый платеж по договору против неустойки. Компания доказала незаконность зачета
Перевод по просьбе работника. Технические аспекты и правовые последствия