Главная страница >> Юридические статьи >> Самозащита трудовых прав

Самозащита трудовых прав


Статья 379 ТК РФ «Формы самозащиты» реально выделяет только одну форму самозащиты — отказ работника от выполнения работы. Правомерным он будет являться в 2-х случаях:

— если работа не предусмотрена трудовым договором;

— если работа непосредственным образом грозится жизни и здоровью работника.

Эти случаи являются основаниями возникновения у работника права на самозащиту.

Если работа не предусмотрена трудовым договором

Первый случай имеет место, в частности, при незаконном переводе работника на другую работу. Работник, переведенный на другую работу без его письменного согласия тогда, когда наличие это того являлось обязательным, правомочен не приступать к исполнению своих новых прямых обязанностей, что не будет являться основанием привлечения его к дисциплинарной ответственности.

Так, в частности, С. Н. Моисеева обратилась в Нерехтский районный суд с иском к закрытому акционерному обществу «Нерехтский комбинат молочных продуктов» о признании незаконными приказа о переводе на другую работу и приказа о наложении дисциплинарного взыскания, обязании отменить данные приказы, взыскании компенсации морального вреда.

В обоснование требований указала, что она работает микробиологом на комбинате. Приказом от 28 июня 2010 г. № 162-К она была переведена без ее согласия на должность лаборанта химбаканализа сроком на один месяц с 28 мая 2010 года. В виде основания перевода в приказе сделана ссылка на ст. 72 ТК РФ, а еще указано на острый недостаток кадров в производственной лаборатории по вопросу, связанным с наступлением периода массовых отпусков.

С. Н. Моисеева была не согласна с переводом, например поскольку из-за состояния организма не имеет возможности скрупулезно исполнять работу лаборанта, в следствии этого 29 июня 2010 года подала руководителю комбината заявление с обоснованием несогласия с переводом.

Приказом от 29 июня 2010 года за неисполнение распоряжения руководителя предприятия о временном перемещении внутри отдела по вопросу, связанным с острым недостатком кадров в отделе соблюдения стандартов С. Н. Моисеевой объявлен выговор. С наложением дисциплинарного взыскания она не согласна.

Разрешая возникший спор, суд исходил из того, что перевод С. Н. Моисеевой, которая занимает должность микробиолога, на должность лаборанта химбаканализа является переводом на другую работу, влекущим временное изменение ее трудовой функции, и могло быть только с письменного согласия работника. Как видно из материалов дела, такого согласия на временный перевод на должность лаборанта химбаканализа С. Н. Моисеева мешала, напротив, категорически возражала против такого перевода.

Судом установлено, что 29.06.2010 г. истица подала на имя руководителя предприятия заявление о своем несогласии с приказом о переводе. На этом основании суд сделал вывод о правомерности отказа С. Н. Моисеевой от выполнения работы, не предусмотренной трудовым договором, согласно со ст. 379 ТК РФ. Кассационная инстанция дала согласие с данным решением.

Несколько сложнее обстоит дело в тех ситуациях, когда перевод на другую работу не присутствует, но работнику поручаются какие-либо дополнительные виды работ кроме выполнения своей основной трудовой функции.  В соответствии ст. 60.2. ТК, с письменного согласия работника ему быть может поручено выполнение на протяжении установленной продолжительности трудового дня (смены) в одном ряду с работой, определенной трудовым договором, дополнительной мероприятия сосредоточенные на другой либо той же профессии (должности) за дополнительную оплату. При всем при этом работник правомочен в любое время категорически отказаться от выполнения дополнительной работы. Очевидно, что отказ от дополнительной работы, порученной работодателем работнику без его согласия, также охватывается понятием самозащиты трудовых прав. Однако если данная работа предусмотрена должностной инструкцией работника, то отказ от ее исполнения будет неправомерным. Приведем конкретный пример из судебной практики.

 

И. М. Копранчикова обратилась в Петрозаводский городской суд Республики Карелия с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Петродент» о восстановлении на работе. Иск мотивирован тем, что истица работала в ООО «Петродент» санитаркой и была лишена работы за прогул, однако прогул не совершала. Истица просила суд восстановить ее на работе в ООО «Петродент», полагая уход с работы незаконным.

Согласно трудовому договору истица принята на должность санитарки и прямые обязанности дворника либо медсестры стерилизационной в ее должностные прямые обязанности не входят. При приеме на работу истица не была ознакомлена с должностной инструкцией, считает, что должностная инструкция составлена в нарушение закона, потому, что дополнена такими прямыми обязанностями, как стерилизация инструментов и уборка дворовой территории. Истица согласна скрупулезно исполнять указанную работу только за дополнительное вознаграждение. Представители ответчика ООО «Петродент» А. В. Копысова, Т. В. Михалкина в судебном заседании с иском не дали согласие, указав, что должностная инструкция санитарки разработана согласно с квалификационным справочником и согласно с отличительными чертами работы в ООО «Петродент». Копия должностной инструкции получена истицей при поступлении на работу и подписана ею. В должностной инструкции указано, что в прямые обязанности санитарки также входит уборка прилегающей территории и стерилизационная обработка инструментов.

Судом выявлено, что согласно должностной инструкции санитарки стоматологической клиники ООО «Петродент» И. М. Копранчикова обязана воплотить в жизнь в числе прочего: уборку служебных помещений, коридоров, лестниц, санузлов, прилегающей территории; удалять пыль, подметать и мыть вручную и не без помощи приспособлений стены, полы, потолки, оконные рамы и стекла, дверные блоки, мебель и ковровые изделия (п. 2.1.1), обеспечивать инфекционную безопасность (соблюдать правила санитарно-гигиенического и противоэпидемического режима, асептики).

При указанных обстоятельствах правильными являются выводы суда о совершении истицей дисциплинарного проступка. При всем при этом правомерно учтено, что согласно ч. 1 ст. 379 ТК РФ с целью самозащиты трудовых прав работник, известив работодателя или своего непосредственного руководителя либо иного представителя работодателя в письменной форме, может категорически отказаться от выполнения работы, не предусмотренной трудовым договором, а еще категорически отказаться от выполнения работы, которая непосредственно грозится его жизни и здоровью, за исключением случаев, предусмотренных реальным Кодексом и иными федеральными законами. Однако, как было установлено, истица не выходила на работу (на тот момент как не согласна была только с прямыми обязанностями по уборке территории и стерилизацией инструментов), другими словами не исполняла свои должностные прямые обязанности, обозначенные в инструкции, с которой была ознакомлена.

Отсюда следует еще один важный вывод. Нормы ст. 379 ТК РФ предусматривают возможность в предусмотренных законом случаях категорически отказаться от выполнения работы. Планирует ли это право работника как говорится не выходить на работу? Статья 142 ТК РФ, которая закрепляет собой одну из форм самозащиты, предусматривает, что в случае задержки выплаты заработной платы на срок более 15 дней работник правомочен, известив работодателя в письменной форме, приостановить работу на весь период до выплаты задержанной суммы. При всем при этом прямо предусматривается, что во время приостановления работы работник правомочен в свое рабочее время отсутствовать на рабочем месте. Как представляется, в иных случаях самозащиты работником трудовых прав также правомерно его отсутствие на рабочем месте. Однако в рассмотренной выше ситуации работник отказывается от выполнения не конкретной трудовой функции, установленной трудовым договором, а только лишь от дополнительной работы, которая ему поручается. По нашему мнению, независимо от законности и обоснованности такого поручения работодателя, работник должен продолжить исполнение трудовых прямых обязанностей, которые предусмотрены его трудовым договором, другими словами не выходить на работу он не имеет право. Согласно буквальному толкованию ст. 379 ТК РФ ему предоставляется возможность категорически отказаться скрупулезно исполнять только не входящие в его трудовые прямые обязанности функции.

Можно привести и прочие примеры реализации работником права на самозащиту по данному основанию. Так, вполне очевидно, что беременная представительница слабого пола или работник, не достигший возраста 18 лет, могут категорически отказаться от выполнения сверхурочных работ, работ в ночное время, выходные и нерабочие праздники, а еще от выезда в командировку, куда их направляет работодатель в нарушение ТК РФ.

Работа грозится жизни и здоровью работника

Второе основание возникновения у работника права на самозащиту путем отказа работника от выполнения работы возникает, в частности, в случае необеспечения работника средствами индивидуальной и коллективной защиты по установленным общепризнанным меркам. При таком варианте законодатель прямо выясняет, что такой отказ не имеет своим результатом привлечения работника к дисциплинарной ответственности (ч. 7 ст. 220 ТК РФ). Однако такое право у работника возникает лишь тогда, когда работа непосредственно грозится его жизни и здоровью. Такая угроза может иметь и потенциальный, предположительный характер.

Например, В. Н. Тюрина обратилась в суд с иском к ООО «Тольяттикаучук» о признании незаконным приказов о наложении дисциплинарных взысканий, взыскании невыплаченной заработной платы и компенсации морального вреда. В обоснование исковых требований указала, что работает в должности инженера по охране труда в отделе промышленной безопасности сектора ТБ и ОТ в ООО «Тольяттикаучук».

Работодателем ей был объявлен выговор приказами № <...> от 04.05.2010 года за отсутствие на рабочем месте без уважительных причин с 06 по 16 апреля 2010 года, № 26.05.2010 года за отсутствие на рабочем месте без уважительных причин с 19 по 30 апреля 2010 года, указанные дни признаны прогулом. Дисциплинарные взыскания считает незаконными, потому, что ее рабочее место, расположенное в кабинете № 108 инженерного корпуса, как и сам инженерный корпус, не соответствует общепризнанным меркам пожарной безопасности и требованиям охраны труда. Ею было обнаружено в пределах 50 нарушений в этой области, о чем она поставила в известность работодателя. 06.04.2010 года она направила гендиректору телеграмму про то, что, реализуя свое право на самозащиту трудовых прав, на основании ст. 379 ТК РФ, она отказывается от выполнения работы, указав на угрожающие ее жизни нарушения норм пожарной безопасности. С 06.04.2010 г. она на работу не выходила.

Отказывая в удовлетворении исковых требований В. Н. Тюриной, суд сделал вывод, что доводы истицы о наличии непосредственной угрозы ее жизни и здоровью в инженерном корпусе ООО «Тольяттикаучук» являются несостоятельными и не подтверждены доказательствами, благодаря чему отсутствие на работе с 6 по 30 апреля 2010 года обоснованно признано работодателем прогулом.

Однако судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда с таким выводом суда не дала согласие. Согласно ч. 2 ст. 22 ТК РФ работодатель обязан обеспечивать безопасность и условия труда, которые соответствуют государственным нормативным требованиям охраны труда. Из постановления № <...> о назначении административного наказания от 27.05.2010 г. установлено, что ООО «Тольяттикаучук» было привлечено к административной ответственности в качестве штрафа за нарушения требований пожарной безопасности, выявленные при осмотре инженерного корпуса во время времени с 09.04.2010 г. по 30.04.2010 г. Как видно из постановления о назначении административного наказания, при осмотре инженерного корпуса было обнаружено 30 нарушений пожарной безопасности.

Принимая во внимание, что указанные нарушения могут благоприятствовать возникновению и распространению пожара, а еще препятствовать эвакуации людей из строения инженерного корпуса, доводы В. Н. Тюриной о необходимости самозащиты предоставленного ей права на безопасность рабочего места судебная коллегия посчитала обоснованными.

Характерно, что в этом деле нарушение правил пожарной безопасности носит характер массовой угрозы жизни и здоровью сотрудников, работающих в этом помещении, а таким образом, все им предоставляется возможность воспользоваться своим правом на самозащиту и прекратить исполнение работы. Например, в отношении ООО «Тольяттикаучук» был подан целый ряд однородных исков, связанных с незаконным уходом с работы или привлечением к дисциплинарной ответственности по вопросу, связанным с использованием работниками самозащиты. Эти все иски были удовлетворены.

Невыплата заработной платы

Еще одна возможность самозащиты работником своих трудовых прав, как мы уже упоминали выше, предусмотрена ст. 142 ТК РФ. Согласно данному положению трудового законодательства в случае задержки выплаты заработной платы на срок более 15 дней работник правомочен, известив работодателя в письменной форме, приостановить работу на весь период до выплаты задержанной суммы.

Здесь возникает вопрос: способен ли работник согласно с данной нормой трудового законодательства прекратить выполнение работы в случае задержки ему каких-либо иных выплат (оплаты командировочных расходов, задержки отпускных и т. д.). Как нам представляется, буквальное толкование ч. 2 ст. 142 ТК РФ предусматривает право работника на самозащиту в случае задержки собственно заработной платы. Просрочка каких-либо иных выплат основанием для приостановления работы не классифицируется.

С другой стороны, некоторые выплаты могут приравниваться к заработной плате. Например, оплата вынужденного прогула. В таких случаях положения ст. 142 ТК РФ вполне применимы.  Проиллюстрируем это на конкретном примере.

 

В. Г. Кирюшкин обратился в суд с иском к МУП «Федоскинские инженерные системы» об отмене приказа, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации за задержку выплаты заработной платы, компенсации морального вреда, недоплаты.

В обоснование иска указал, что состоял с ответчиком в трудовых отношениях, работал в должности инженера по охране труда. 07.03.2011 г. он получил заказное письмо, которым был уведомлен о прекращении с ним трудового договора по подп. «а» п. 6 ст. 81 ТК РФ по вопросу, связанным с однократным грубым нарушением работником трудовых прямых обязанностей (прогулом).

Увольнение считает незаконным, со ссылкой на то, что прогул не совершал, а временно остановил работу, потому, что ему была задержана выплата заработной платы более нежели на 15 дней, о чем сообщил работодателя 11.01.2011 г.

В. Г. Кирюшкину установлена ежемесячная надбавка в размере 9900 руб. Решением Мытищинского городского суда Московской области от 30.09.2011 г. надбавка взыскана с ответчика в его пользу за период с апреля 2010 г. по июль 2010 г. Данные денежные средства были им получены по исполнительному листу только в начале мая 2011 г.

Суд первой инстанции в иске отказал, потому, что сделал вывод про то, что неисполнение должником судебного постановления мешало истцу основания к приостановлению работы в норме ст. 142 ТК РФ, благодаря чему ответчик обоснованно и законно уволил истца за прогулы. Однако кассационная инстанция с таким решением суда не дала согласие, указав, что согласно ст. 129 ТК РФ заработная плата — это вознаграждение за труд, а еще компенсационные и стимулирующие выплаты. Согласно со ст. 234 ТК РФ работодатель обязан возместить работнику неполученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. Из содержания указанной статьи следует, что законодатель, обязывая работодателя возместить работнику неполученный заработок, восстанавливает нарушенное право работника на получение оплаты за труд.

Исходя из действующего законодательства о труде смысл процедуры восстановления на работе заключается именно в отмене правовых последствий увольнения путем отмены приказа об уходе с работы (а не путем издания приказа о восстановлении на работе после вынесения судом решения о восстановлении на работе). Таким образом, обязанность работодателя выплатить заработную плату за время вынужденного прогула наступает в одно и тоже время с отменой им приказа об уходе с работы и восстановлением работника в прежней должности, являясь неотъемлемой частью процесса восстановления на работе.

По нашему мнению, подобная аргументация применима в отношении задержки работодателем иных выплат, которые приравниваются к заработной плате, другими словами призваны компенсировать заработок работника, не полученный им по уважительной причине. Например, работникам, обучающимся в образовательных учреждениях высшего профессионального образования, работодатель должен предоставлять дополнительные отпуска с сохранением среднего заработка. Невыплата этих сумм влечет право работника на самозащиту.

Недоплата

Немало вопросов вызывает и понятие «задержка выплаты заработной платы». Например, если работодатель выплатил работнику заработную плату, но не в полном объеме, способен ли работник приостановить выполнение работы? Как нам представляется, поскольку закон говорит о возможности приостановления работы до выплаты задержанной суммы, то частичная выплата заработной платы не препятствует работнику воспользоваться своим правом на самозащиту. Вместе с тем данная ситуация не распространяется на случаи спора между работником и работодателем о размере заработной платы. Например, если работник полагает, что размер выплаченной ему заработной платы меньше того, который полагается ему по закону. Приведем конкретный пример.

Так, С. Н. Матвеева обратилась в суд с иском к ЗАО «Тандер» об отмене приказа об уходе с работы, изменении основания и даты увольнения на увольнение с 9 февраля 2011 года по своему желанию, внесении соответствующей записи в трудовую книгу, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула с 9 февраля 2011 года по день изменения записи в трудовой книжке. В обоснование она указала, что с 27 мая <...> г. работала в подразделении ответчика — торговом центре продавцом гриля и выпечки. В начале августа 2010 года по вопросу, связанным с замещением другого сотрудника истица отработала месячную норму рабочего времени — 176 часов и 76 часов дополнительно в выходные дни. 16 августа 2010 г. при поступлении заработной платы на банковскую карточку истица узнала, что за август ей начислено 6776 руб. 25 коп. — меньше, нежели у продавцов, отработавших месячную норму времени. Выяснив, что получение меньшей заработной платы носит постоянный характер, истица в течении 3 месяцев совершенно напрасно пыталась разрешить спор с администрацией. 15 декабря 2010 года она письменно уведомила администрацию о временном приостановлении работы. В следствии конфликта истица лишена работы приказом № <...> от 02 июня 2011 г., который считает незаконным. В сложившейся конфликтной ситуации истица работать у ответчика не имеет возможности, в следствии этого просит изменить основание увольнения на собственное желание .

Суд первой инстанции истице в иске отказал, придя к выводу, что при таком варианте бытовал спор работника с работодателем о размере причитающейся работнику заработной платы за прошлый период, а не о задержке выплаты, благодаря чему истица права на приостановление работы не имела.

В данном деле аргументы истицы были связаны с тем, что она исполняла прямые обязанности временно отсутствующего работника и за это ей полагалась доплата к заработной плате. Однако согласно ст. 151 ТК РФ размер такой доплаты устанавливается по соглашению сторон трудового договора с учетом содержания и объема дополнительной работы. Иначе говоря, по обстоятельствам дела нельзя судить о размере доплаты за исполнение прямых обязанностей временно отсутствующего работника, поскольку такого соглашения между работником и работодателем достигнуто не было. В таких ситуациях работник может обратиться в суд, трудинспекцию, комиссию по трудовым спорам, но не имеет возможности временно останавливать выполнение работы в норме самозащиты трудовых прав.

Однако как быть в том случае, когда законом определен минимальный уровень доплат, например, за выполнение работы в условиях, отклоняющихся от нормальных? Спор о сумме выплаченной заработной платы может возникать, например, в случае оплаты сверхурочной работы, работы в выходные или нерабочие праздники, оплаты времени простоя и т. п. Практика показывает, суды исходят из того, что если работодатель выплатил зарплату согласно с трудовым договором, однако в меньшем размере, чем это предусмотрено законом, то имеет место спор о размере оплаты труда и работник не имеет право временно останавливать выполнение работы.

Так, А. В. Иванов и Г. В. Иванова обратились в суд с иском к сельскохозяйственному обслуживающему перерабатывающему потребительскому кооперативу «Клевер» о взыскании заработной платы и компенсации морального вреда. Исковые требования мотивировали тем, что работали в кооперативе: А. В. Иванов с 01.10.2009 г. в виде водителя-сборщика молока, а Г. В. Иванова с 13.01.2010 г. в виде главного бухгалтера. За производимую работу им несвоевременно и не в полном объеме выплачивалась заработная плата.

По причине наличия задолженности по заработной плате они в начале сентября 2010 г. письменно уведомили правительство кооператива о применении мер самозащиты трудовых прав в качестве приостановления работы. Не взирая на применение мер самозащиты, они были лишены работы с 23 ноября 2010 г. за прогулы, которых фактически не совершали.

Как установлено судом, условиями трудовых соглашений с истцами был установлен размер их заработной платы, которая начислялась и выплачивалась работодателем своевременно и в полном объеме, согласно с заключенными между сторонами трудовыми договорами, какая-либо задолженность по оплате труда истцов исходя из условий трудовых соглашений отсутствовала.

Факт недоначисления и недоплаты А. В. Иванову и Г. В. Ивановой заработной платы по вопросу, связанным с установлением ее размера ниже минимального размера оплаты труда на территории РФ был установлен только лишь решением суда. Следовательно, право требования А. В. Ивановым и Г. В. Ивановой иных сумм от работодателя на 13.09.2010 г. не было подтверждено, факт начисления и выплаты истцам заработной платы в меньшем, чем это предусмотрено трудовым законодательством размере, на 13.09.2010 г. установлен не был, на тот момент как возможность приостановления работником работы до выплаты ему работодателем оспариваемых сумм законодательством не предусмотрена.

Запрет приостановки работы

Статья 142 ТК РФ включает в себя запрет приостановки работы по вопросу, связанным с просрочкой выплаты заработной платы в отношении определенных категорий сотрудников. Так, не допускается приостановление работы:

— в периоды введения военного, чрезвычайного положения или особых мер согласно с законодательством о чрезвычайном положении;

— в органах и организациях Вооруженных Сил России, других военных, военизированных и иных формированиях и организациях, ведающих вопросами обеспечения обороны страны и безопасности государства, аварийно-спасательных, поисково-спасательных, противопожарных работ, работ по предупреждению или ликвидации стихийных бедствий и чрезвычайных ситуаций, в органах правопорядка;

— государственными служащими;

— в организациях, непосредственно обслуживающих особо опасные виды производств, оборудования;

— работниками, в трудовые прямые обязанности которых входит выполнение работ, непосредственно связанных с обеспечением жизнедеятельности населения (энергообеспечение, отопление и теплоснабжение, водоснабжение, газоснабжение, связь, станции скорой и скорой помощи).

Широкий круг организаций затрагивает заключительный пункт данного перечня. Однако надо отметить, что в действующей редакции данная норма устанавливает запрет приостановления работы по вопросу, связанным с невыплатой заработной платы не для всех сотрудников в организациях, связанных с обеспечением жизнедеятельности населения, а только в отношении тех, которые непосредственно воплотят в жизнь такие работы. Приведем конкретный пример из судебной практики.

Г. Ф. Дорофеева, И. И. Мехонцева обратились в суд с иском к ООО «Управляющая корпорация ЖКХ «Темп» о взыскании заработной платы, компенсации за задержку заработной платы, компенсации морального вреда. В обоснование исковых требований указали, что истицы работают в ООО «Управляющая корпорация ЖКХ «Темп».

Г. Ф. Дорофеева — квалифицированный работник по работе с населением, И. И. Мехонцева — сторож. Истицам задержана выплата заработной платы и на реальный момент не выплачена Г. Ф. Дорофеевой — с апреля 2010 г., а И. И. Мехонцевой — с мая 2010 г. 21.06.2010 г. в следствие ст. 142 ТК РФ по вопросу, связанным с задержкой заработной платы Г.Ф. Дорофеева временно остановила работу, а с 01.11.2010 г. — И. И. Мехонцева.

В судебном заседании представитель ответчика ООО «Управляющая корпорация ЖКХ «Темп», внешнего управляющего ООО «Управляющая корпорация ЖКХ «Темп» Д. В. Митюшева по доверенности О. Д. Тарасова возражала против удовлетворения заявленных требований. Кроме того, ответчик ссылался на то, что данная категория сотрудников неправомочна временно останавливать свою деятельность.

Суд критически отнесся к таким доводам ответчика, указав, что должность сторожа, которую занимала истица Мехонцева, допускает приостановление работы в следствие ст. 142 ТК РФ.

Также суд критически отнесся к доводам ответчика, что должность специалиста по работе с населением, которую занимала истица Дорофеева, не допускает приостановление работы в следствие ст. 142 ТК РФ. Истицами не представлены суду должностные инструкции сторожа и специалиста и иные доказательства в обоснование своих возражений. Судом представителю ответчика было предложено представить в судебное заседание документы, которые подтверждают, что в трудовые прямые обязанности И. И. Мехонцевой входит выполнение работ, связанных с обеспечением жизнедеятельности населения (энергообеспечение, отопление, и теплоснабжение, водоснабжение, газоснабжение, связь). Представителем ответчика указанные доказательства суду не предоставлены.

На этом основании суд признал приостановление работы истицами правомерным и удовлетворил их требования.

Нужно сказать, что указанный запрет приостановки работы в норме самозащиты для отдельных организаций и категорий сотрудников установлен только в отношении невыплаты зарплаты. Исходя из буквального понимания закона в остальных случаях (при поручении работы, не предусмотренной трудовым договором или угрожающей жизни и здоровью работника) такие служащие не лишаются возможности временно останавливать работу.

Оплата времени приостановки работы

Достаточно сложным является вопрос об оплате самого периода приостановки работы. Вроде как, согласно ст. 379 ТК РФ временно отказа от указанной работы за работником сохраняются все права, предусмотренные трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового права. Из этого можно сделать вывод, что за работником сохраняется в том числе и право на оплату труда.

С другой — право на выплату заработной платы у работника возникает по общему правилу при выполнении норм труда. Любые исключения из этого правила обязаны быть прямо предусмотрены законом.

Если работник временно остановил работу, например, в связи незаконным переводом, то ему должна производиться оплата вынужденного прогула, поскольку такой перевод означает незаконное лишение его права трудиться. Согласно ст. 234 ТК РФ работодатель обязан возместить работнику неполученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. Такая обязанность, например, наступает, если заработок не получен в следствии незаконного отстранения работника от работы, его увольнения или перевода на другую работу.

Однако в следствие положений ст. 220 ТК РФ при отказе работника от выполнения работ в случае возникновения опасности для его жизни и здоровья работодатель обязан предоставить работнику другую работу временно устранения такой опасности. Если же предоставление другой мероприятия сосредоточенные на объективным причинам работнику невозможно, время простоя работника до устранения опасности для его жизни и здоровья оплачивается работодателем согласно со ст. 157 ТК РФ. Другими словами тогда работнику наверное выплачено не меньше 2-х третей средней заработной платы.

Отсутствует на законодательном уровне четкое решение вопроса об оплате периода приостановления работы по вопросу, связанным с задержкой заработной платы. М. В. Филиппова в связи с этим полагает, что, поскольку невозможность скрупулезно исполнять трудовые прямые обязанности тогда не связана с виной работника, этот период следует платить как простой не по вине работника и исходя из наличия в просрочке выплаты заработной платы вины работодателя — согласно со ст. 157 ТК в размере 2-х третей среднего заработка (ч. 1 ст. 157 ТК) или 2-х третей тарифной ставки или оклада (ч. 2 ст. 157 ТК).

Между тем в литературе высказывается и иная позиция, согласно с которой период приостановления работы по вопросу, связанным с нарушением сроков выплаты заработной платы работнику не оплачивается, если иное не предусмотрено коллективным договором, соглашением, локальным нормативным актом или трудовым договором, которые способны установить более благоприятные для работника правила реализации права на самозащиту.

Суды до не так давно произошедшего времени также довольно часто отказывали в оплате времени приостановления работы в норме самозащиты своих прав в случае задержки выплаты заработной платы. Так, например, С. Н. Катюхин обратился в суд с требованиями к ООО «Кондор» о взыскании задолженности по заработной плате. Заявленные исковые требования мотивированы тем, что за период с января 2010 г. по 01.04.2010 г. работодатель не выплачивал ему заработную плату, по вопросу, связанным с нежели на основании ст. 142 ТК РФ он прекратил выходить на работу, а с 30.04.2010 г. написал заявление об увольнении по своему желанию. По вопросу, связанным с задержкой заработной платы истец обратился в суд и просит взыскать с ответчика задолженность по заработной плате за период с 01.01.2010 г. по 30.04.2010 г.

Ответчик — директор ООО «Кондор» и его единственный учредитель С. Н. Алексеев пояснил, что отвергнет исковые требования в части взыскания заработной платы за апрель 2010 г., поскольку истец в начале апреля не работал, а ст. 142 ТК РФ не предусматривает обязанность работодателя сохранять работнику заработную плату в период, когда он не исполнял свои служебные прямые обязанности, а локальные акты, предусматривающие такую оплату, на предприятии не издавались, и трудовым договором такая льгота для истца не предусмотрена.

Рассматривая данное дело, суд исходил из того, что период приостановления работы по вопросу, связанным с нарушением сроков выплаты заработной платы работнику не оплачивается, если иное не предусмотрено коллективным договором, соглашением, локальным нормативным актом или трудовым договором, которые способны установить более благоприятные для работника правила реализации права на самозащиту. Именно поэтому суд не нашел оснований для удовлетворения исковых требований С. Н. Катюхина в части взыскания заработной платы за апрель 2010 г., поскольку ст. 142 ТК РФ такой порядок не предусмотрен и иное не предусмотрено коллективным договором, соглашением, локальным нормативным актом или трудовым договором истца.

Однако после чего Верховным Судом РФ была сформулирована достаточно последовательная точка зрения по данному вопросу, которая послужила прототипом современной судебной практики по делам данного рода.

М. В. Хорольский обратился в суд с иском к ЗАО «Минераловодский мясокомбинат» о взыскании суммы заработной платы, денежной компенсации за задержку выплат и компенсации морального вреда, со ссылкой на то, что в норме ст. 142 ТК РФ он временно остановил работу по вопросу, связанным с задержкой выплаты заработной платы, однако работодатель свои обязательства до момента обращения в суд не исполнил.

Решением Минераловодского городского суда Ставропольского края от 13 мая 2009 года заявленные требования удовлетворены. Определением судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 19 января 2010 года указанное решение отменено в части взыскания задолженности по заработной плате и денежной компенсации за задержку ее выплаты и постановлено новое решение, которым указанные суммы уменьшены.

По запросу судьи Верховного Суда РФ от 25 мая 2010 дело было истребовано в Верховный Суд РФ. Рассмотрев данное дело, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ указала, что право сотрудников на отказ от выполнения работы является мерой вынужденного характера, предусмотренной законом для цели стимулирования работодателя к обеспечению выплаты работникам определенной трудовым договором заработной платы в установленные сроки. Это право планирует устранение работодателем допущенного нарушения и выплату задержанной суммы.

Поскольку отсутствие оплаты труда является противоправным действием (бездействием) работодателя, то именно он в следствие ст. 234 ТК РФ должен нести перед работником материальную ответственность в размере его полного среднего заработка. Риск организации производства лежит на работодателе, в следствие чего он обязан платить труд своих сотрудников независимо от финансовых результатов своей деятельности. Таким образом, если служащие временно останавливают работу ввиду незаконного лишения их работодателем возможности трудиться, заключительный должен оплатить приостановление работ как время вынужденного прогула работника.

Данная точка зрения была подтверждена Верховным Судом и в Определении Верховного Суда РФ от 01.04.2011 № 5-В11-15. На данный момент точка зрения Верховного Суда о порядке оплаты времени приостановления работы по вопросу, связанным с невыплатой заработной платы сформировала единую и устойчивую судебную практику по делам аналогичного рода. Вместе с тем нельзя не отметить имеющий место быть правовой пробел в законодательстве. По нашему мнению, необходимо внести соответствующие изменения и дополнения в Трудовой кодекс.

http://oblsud.kst.sudrf.ru/modules.php?name=bsr&op=show_text&srv_num=1&id=44400001010250850123421000092606

http://www.gcourts.ru/case/820359

http://www.gcourts.ru/case/337461

http://oblsud.lpk.sudrf.ru/modules.php?name=bsr&op=show_text&srv_num=1&id=48400001111170911201091000455415

Комментарий к Трудовому кодексу России (постатейный) / О. В. Абрамова, М. А. Бочарникова, З.Д . Виноградова и др. Под ред. Ю. П. Орловского. 5-е изд., испр., перераб. и доп. М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2009. XX, 1500 с.

http://www.gcourts.ru/case/411289

Определение Верховного Суда РФ от 03.09.2010 № 19-В10-10 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс».



Читайте так же:
Комментарий к письму Минфина России от 30.04.2013 № 03 07 11/15320
Инспекция обвинила компанию в отсутствии должной осмотрительности в выборе контрагента. Доказать обратное удалось без суда
Комментарий к Федеральному закону от 29.06.2012 № 97-ФЗ