Главная страница >> Юридические статьи >> Работник отказался возмещать расходы на обучение. Какие доказательства помогли работодателю в суде

Работник отказался возмещать расходы на обучение. Какие доказательства помогли работодателю в суде


Автор: Салахутдинов Ильнар Ильшатович

Регион: Ростовская область, г. Ростов-на-Дону

Должность: руководитель юридического департамента, ООО "Моцарт Арт Хаус"

Область права: Трудовые отношения

Порядок решения проблемы: Судебный № дела 33-9779

Суть дела

Компания направила будущего сотрудника на обучение за весь свой счет. После окончания учебы приняла его на работу. Работник принял на себя обязательство отработать в указанной должности три года. Однако при досрочном уходе с работы работник категорически отказался выплачивать расходы работодателя, исчисленные пропорционально фактически не отработанному времени. Взыскивать расходы на обучение работника довелось в судебном порядке, точка зрения компании была поддержана судами 2-х инстанцией.

Задача и ее решение

ООО «Моцарт Арт Хаус» в 2009 году заключило с лицом, занимающимся поиском работы, два ученических договора, в соответствии которым компания направила его на получение консультационных услуг в образовательное учреждение по двум направлениям: «Базовый курс наращивания искусственного происхождения ногтей акрилами» и «Базовый курс наращивания искусственного происхождения ногтей гелями». Стоимость оказанных образовательным учреждением услуг были оплачены в полном объеме, после преуспевающего прохождения курса обучения, лицо было принято на работу в должности «технолога» и обязалось отработать на протяжении трех лет. Однако после непродолжительной трудовой деятельности работник написал заявление об увольнении и в дальнейшем категорически отказался возмещать расходы работодателя на обучение.

Полагая, что работодатель в дальнейшем категорически откажется от своих законных требований, и ему удастся избежать привлечения его в виде ответчика в масштабах судебного спора, в прошлом работник направил соответствующую жалобу в прокуратуру, пояснив, что работодателем не произведен полный расчет при уходе с работы. При соответствующей прокурорской проверке, нами были представлены все необходимые документы, свидетельствующие про то, что уход с работы и полный расчет с работником произведены в полном соответствии с действующим трудовым законодательством. Проанализировав наши аргументы и представленные документы, прокуратура не установила нарушения прав работника.

Дальнейшей нашей задачей была подача искового заявления и представление суду необходимых доказательств понесенных расходов.  Как это довольно часто бывает, мы столкнулись с проблемой, когда исковое заявление следовало подавать в суд по местообитанию ответчика, но проживал ответчик при всем при этом в другом населенном пункте. С целью подачи искового заявления около населенного пункта, где располагается компания-истец, мы решили воспользоваться существующей нормой гражданско-процессуального законодательства и был применен сложившуюся в регионе судебную практику по схожей ситуации (в частности, Определение Ростовского областного суда по гражданскому делу №33-10434 от 10.09.2009г.). А именно, согласно с пунктом 9 статьи 29 ГПК РФ иски, вытекающие из соглашений, в которых указано место их исполнения, могут быть предъявлены также в суд по месту исполнения такого договора, в истории с нашим ответчиком место его работы, другими словами место исполнения трудовых функций, было четко обозначено трудовым договором в строении компании.  Это дало возможность подать иск и в дальнейшем рассмотреть его по существу не в суде расположенном в 90 километрах от места нахождения истца, а в суде расположенном в непосредственной близости от нашего офиса.

Правовая точка зрения заявителя

Несмотря на то, что причина спора вроде как четко регламентирована главой 32 ТК РФ и его решение не должно было вызывать трудности, мы отдавали себе отчет, что суды, в большинстве случаев, видя в работнике более слабую сторону  с самого начала жестко настроены в отношении работодателя.

Ответчик и его представитель, возражая против наших требований, основываясь на статье 249 ТК РФ и статье 207 ТК РФ, привели следующие доводы:

- фактического курса обучения как это того не было: ответчик самостоятельно изучал технику наращивания ногтей акрилом либо гелем, их состав и свойства; формальное нахождение в образовательном учреждении было около трех дней; будто бы представленные к ней преподаватели с ней не занимались; в нарушение условий договора итоговая аттестация не проводилась и документ о получении соответствующего образовании выдан не был;

- заявление об уходе с работы она была вынуждена написать по настоянию  работодателя. Также уважительной причиной увольнения является нахождение на иждивении ответчика малолетнего ребенка;

- у образовательного учреждения не присутствует образовательная лицензия, в соответствии с этим оно не имело возможности оказать ответчику обозначенные в ученических договорах образовательные услуги. 

Также ответчик ходатайствовал о допросе очевидца – преподавателя образовательного учреждения, который смог бы подтвердить вышеуказанные доводы ответчика.
Факт оплаты не вызывал спора, поскольку он был подтвержден соответствующими первичными бухгалтерскими документами.

В опровержении вышеуказанных доводов ответчика мы, кроме прямых доказательств, ссылались на следующие нормы:

- что же касается отсутствия лицензии на образовательную деятельность:профессиональное обучение (подп. «а» п.1 ст.1 Рекомендации МОТ № 88) «это любой вид курса обучения занятию, позволяющий купить либо развить знания и мастерство или технического либо профессионального характера, или необходимые для выполнения функций младшего руководящего персонала, вне зависимости от того, преподаются ли она на предприятии либо вне него, и включает профессиональное переобучение», ответчик так же прошел профессиональную подготовку при помощи получения консультационных услуг (что четко указывается в ученических договорах) продолжительностью не больше 72 часов: мастер-классов, лекций, семинаров, на оказание которых не предусматривается наличие лицензии (Постановление Правительства РФ от 26.06.1995г. № 610 «Об утверждении Типового положения об образовательном учреждении дополнительного профессионального образования (повышение квалификации) квалифицированных работников, Письма Минобразования РФ № 06-51-48ин23-10, Минтруда РФ № 4226-НП от 21.07.1998г. «О лицензировании профессиональной подготовки и профессионального курса обучения сотрудников организаций» и др.);

- что же касается отсутствия фактического курса обучения:  ответчиком ни во время прохождения курса обучения ни после, не заявлялись какие-либо претензий что же касается неисполнения истцом условий ученических соглашений, при всем при этом основным условием заключения трудового договора было именно успешное прохождение курса обучения по ученическим договорам, что и подтверждалось работой ответчика после завершения ученичества у истца используя профессиональные знания и навыки, которые были получены при консультировании по ученическим договорам. Факт ненадлежащего оказания услуг не имеет возможности подтверждаться при таком варианте свидетельскими показаниями, поскольку имеются письменные доказательства опровергающие доводы ответчика;

уважительность причины увольнения, по вопросу, связанным с нахождением на иждивении ответчика малолетнего ребенка: нельзя признать уважительной причиной для неисполнения обязательств по ученическому договору, уход с работы работника по вопросу, связанным с уходом за детьми до 14 лет. В соответствии ст. 249 ТК РФ «В случае увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым договором либо соглашением об обучении с помощью средств работодателя, работник обязан возместить затраты, понесенные работодателем на его обучение, исчисленные пропорционально фактически не отработанному после окончания курса обучения времени, если иное не предусмотрено трудовым договором либо соглашением об обучении», под уважительными причинами можно считать причины, делающие невозможным продолжение работы. Они изложены в ст. 80 ТК РФ: зачисление в образовательное учреждение; выход на пенсию; установленное нарушение работодателем законов и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, условий коллективного договора, соглашения либо трудового договора. Также перечень уважительных причин увольнения был установлен ученическими договорами, однако в их числе нет такой уважительной причины как «уход с работы по вопросу, связанным с уходом за детьми до 14 лет». Также имеется заявление ответчика об уходе с работы по своему желанию по пункту 3 части первой ст.77 ТК РФ. Свое уход с работы ответчик не обжаловал.

Решающее значение, при вынесении судом положительного для нас решения, кроме представленных нами ученических соглашений и платежных документов, сыграли следующие документы:

- трехсторонние договоры на оказание консультационных услуг между компанией-работодателем, образовательным учреждением и учеником;

- акты о сдачи-приемки оказанных консультационных услуг, также собственноручно подписанные ответчиком. Важным аргументом было и то, что в актах отражены: отсутствие со стороны ученика претензий к консультационным услугам и передача ему документов о получении соответствующего образовании;

- развернутый приказ работодателя о заключении с ответчиком трудового договора по вопросу, связанным с преуспевающим окончанием оказания консультационных услуг (которые были перечислены и указаны периоды их оказания), с которым под роспись был ознакомлен ответчик.

Суд первой инстанции дал согласие с нашими доводами, принял представленные нами доказательства и удовлетворил заявленные требования в полном объеме.

Ответчик обжаловал решение суда первой инстанции в кассационном порядке. Судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда Определением от 13.09.2010г. по делу № 33-9779 оставила решение суда первой инстанции без изменений, а жалобу ответчика без удовлетворения. Ответчику было отказано в передаче жалобы в норме надзора.

Требования ответчика, в масштабах поданного им иска о признании заключенных трехсторонних соглашений на оказание консультационных услуг недействительными, также не увенчались успехом - в следствие наличия подписанных им актов о сдачи-приемки оказанных консультационных услуг.

Чего посчастливилось добиться

Так как к окончанию рассмотрения данного спора, компания и входившие в сочетании с ней в группу корпораций иные организации, имели схожие не оконченные судебные разбирательства, мы при их рассмотрении успешно могли использовать выводы сделанные судами первой и кассационной инстанции. Не говоря уже о том, что, положительный для компании исход дела был соответствующим образом воспринят остальными работниками, также имеющими обязательства в масштабах ученических соглашений, что позволило нам в дальнейшем минимизировать количество судебных споров возникающих в связи отказом сотрудников от возмещения расходов работодателя понесенных на их обучение.

Если вам пришелся по душе этот кейс и вы хотите помочь автору одержать победу во Всероссийской правовой премии «Юрист компании ‘2012» - вы можете проголосовать за него.



Читайте так же:
Игра по-крупному
Отношения компании с другими компаниями
Деловая репутация под угрозой