Меню

Новости


«Вы уволены — я так хочу!». Реорганизация: две стороны одной медали
Право на исключение участника из общества: основания и возможность реализации на практике
О приобретении бланков трудовых книжек
Компании Мальты в международном налоговом планировании
Конкуренция в социальной сфере: на чьей стороне государство

Главная страница >> Юридические статьи >> Практика разрешения судебных споров, связанных с осуществлением родительских прав

Практика разрешения судебных споров, связанных с осуществлением родительских прав


В феврале Верховный суд РФ представил Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с воспитанием детишек и лишением граждан родительских прав, подготовленный судьями еще в 2011 году. Статистические данные, приведенные Верховным судом, выглядят поистине удручающими. Число разводов, бракоразводных процессов и судебных тяжб, главным объектом спора в которых выступают дети, продолжают расти в нашей стране, невзирая ни на повышение уровня благосостояния, ни на увеличение степени образованности граждан.

Так, в 2010 году судами был отмечен значительный скачок количества дел по спорам, связанным с воспитанием детишек - судами было окончено производством 24 281 дело этой категории. В пределах четверти дел были прекращены производством, вынесены решения по шестьдесят семь процентов оконченных производством дел, с удовлетворением заявленных требований было вынесено 86,2 процента решений.

Для сравнения, в 2009 году было окончено 20 531 дело, а в 2008 году всего 17 014 дел.

С кем из родителей оставляют детей

В соответствии со статьей 65 Семейного Кодекса РФ при раздельном проживании родителей местообитание не достигших совершеннолетия детей определяется соглашением родителей. При отсутствии такого соглашения спор между родителями о месте жительства детей быть может разрешен судом по требованию любого из них. При разрешении спора между родителями о месте жительства не достигших совершеннолетия детей суд должен исходить из равенства прав и прямых обязанностей отца и матери в отношении своих детей.

Между тем, не взирая, что в последнее время возрастает число дел, когда местообитание ребенка определяется с его отцом, практически во всех случаях местообитание детей определяется все-таки с их матерью. Что далеко не всегда оправдано на взгляд интересов детей, потому, что семейное законодательство ставит знак равенства между матерью и отцом ребенка, а разрешать судьбу последнего руководствуясь только лишь гендерным принципом недопустимо.

Верховный суд прямо определяет те обстоятельства, которые надо учитывать при разрешении спора о месте жительства несовершеннолетнего ребенка. К этим обстоятельствам относятся: привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам; возраст ребенка; нравственные и иные персональные качества родителей; отношения, имеющие место быть между каждым из родителей и ребенком; возможность создания ребенку условий для воспитания и развития.

Помимо этого, учитывая мнение Верховного суда, судьями должны приниматься во внимание факты привлечения родителей ребенка к административной либо уголовной ответственности, наличие судимости, состояние на учете в психоневрологическом, наркологическом диспансерах, климатические условия жизни ребенка, который проживает с родителем, при проживании родителей в разных климатических поясах, а еще возможность своевременного получения медпомощи. В этих целях суды должны получать необходимую информацию из УВД, наркологических и психоневрологических диспансеров, вытрезвителей, от участковых инспекторов.

Анализ судебной практики разрешения данной категории споров показывает, что суды не ограничиваются рядовым сравнением материального благосостояния родителей. По большей части суды исходят из того, что само собой преимущество в материально-бытовом положении 1-го из родителей не имеет возможности являться совершенным основанием для удовлетворения требования этого родителя об определении местообитания ребенка с ним. Помимо всего этого, огромная материальная обеспеченность какого-нибудь родителя, занимаемая им должность, социальное положение в обществе не являются в данный момент даже условно определяющими факторами, как следует из которых суды решают вопрос о месте жительства ребенка.

Гораздо большее значение суды придают таким обстоятельствам, как проявление 1-м из родителей большей заботы и внимания к ребенку, социальное поведение родителей, морально-психологическая обстановка, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей,привычный круг общения ребенка (приятели, воспитатели, учителя). Такая практика в общем поддерживается Верховным судом как правильная и оправданная с точки зрения приоритета прав не достигших совершеннолетия.

В это же время в Обзоре делается акцент на недопустимости формального подхода к изучению обстоятельств, которые имеют значение для разрешения спора о месте жительства ребенка.Так, суды не имеет право ограничиваться демагогией про то, что при определении местообитания ребенка учитываются его отношения с родителями, материальное положение родителей и иные обстоятельства, без их конкретизации и обоснования значимости для дела.

Подобная практика, как нам сообщает Верховный суд, распространена при рассмотрении дел, когда требование об определении местообитания ребенка заявляется в одном ряду с требованием о расторжении брака, и если соблюдать условие признания ответчиком иска. Между тем, даже в подобных случаях решение суда в части определения местообитания ребенка наверное мотивировано, то есть указано, почему отдается предпочтение одному из родителей, соответствует ли это интересам ребенка

Другим нарушением является вынесение решения суда без учета мнения ребенка, достигшего десятилетнего возраста. В большинстве случаев, суды не выясняют мнение детей тогда уже, когда в суде родители заключают мировое соглашение о месте проживания ребенка. Такая практика неверна и противоречит положениям семейного законодательства. В частности, Конвенция о правах ребенка гласит, что ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, наверное обеспечено право свободно выражать эти взгляды с любыми проблемам, затрагивающим его, кроме того вкусовым пристрастиям ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка.

Согласно же статье 57 Семейного Кодекса РФ, ребенок имеет право выражать свое мнение во время выяснения в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а еще быть заслушанным в процессе любого судебного либо административного разбирательства. Учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, обязателен.

В свою очередь мнение ребенка про то, с кем из родителей он хочет проживать, должно выявляться органами опеки и попечительства, составляющими акты обследования жилищно-бытовых условий, а еще педагогами или воспитателями детских учреждений по месту учебы или нахождения ребенка, социальными педагогами в процессе проведения амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы. Помимо этого, не достигшие совершеннолетия дети, достигшие возраста десяти лет, опрашиваются непосредственным образом судом в судебном заседании. Такой опрос производится в присутствии социального педагога или классного руководителя.

Верховный суд сообщает о том, что при учете мнения ребенка суды обязаны проверить, не классифицируется ли мнение ребенка следствием воздействия на него 1-го из родителей или других заинтересованных лиц, а также  осознает ли ребенок свои собственные интересы при выражении мнения и как он его обосновывает. Помимо этого, в Обзоре указывается на недопустимость опосредованного подхода к выяснению мнения детей. Такой подход имеет место, когда суды ограничиваются только лишь изучением только лишь заключения органа опеки и попечительства о точки зрения ребенка.

При этом опосредованное выяснение мнения ребенка не соблюдает требование статьи 67 ГПК РФ о непосредственном исследовании судом имеющихся в деле доказательств, например, сведений о фактах, полученных из объяснений сторон.Таким образом, судам следует для начала исходить из права ребенка быть заслушанным в процессе любого судебного разбирательства, затрагивающего его интересы.Только лишь после этого и лишь при наличии оснований полагать, что присутствие ребенка в суде может оказать на него неблагоприятное воздействие, должно выясняться мнение органа опеки и попечительства.

Раздельное проживание родителей и воспитание детей

В соответствии с семейным законодательством проживание ребенка с 1-м из родителей не лишает другого родителя права и прямые обязанности принимать участие в его воспитании. Больше того, который живет в отдельности от ребенка родитель имеет право общаться с ним и обязан участвовать в его воспитании, а родитель, с которым ребенок живет, не имеет право препятствовать в данном другому родителю.Между тем, определяя порядок претворения в жизнь родительских прав родителем, проживающим в отдельности от ребенка, суды очень часто ущемляют интересы таких родителей, кроме того в ряде случаев в ущерб интересам самих детей.

Как правило, требования родителя, который проживает в отдельности от ребенка, удовлетворяются только лишь частично, и порядок общения с ребенком устанавливается совсем иной, нежели тот, который организовывал бы родителя. Причинами для этого являются малый опыт общения ребенка, режим работы и семейное положение другого родителя.Отказ же в удовлетворении иска об определении порядка участия родителя в воспитании ребенка возможен только лишь в том случае, если общение ребенка с в отдельности проживающим от него родителем не несет ответственность интересам ребенка и может нанести ему вред.

Чаще всего, устанавливая порядок общения родителя с ребенком,судами принимаются во внимание возраст ребенка, состояние его здоровья, привязанность к каждому из родителей, наличие условий для воспитания и развития ребенка, режим дня малолетнего ребенка. Также учитывается удаленность местообитания истца от местообитания ребенка и продолжительность периода времени, на протяжении которого ребенок не общался с родителем.

Подобная практика хоть и неоднозначна, но не вызывает критики Верховного суда, который исходит из того, что в каждом конкретном случае обстоятельства дела следует рассматривать на взгляд их способности оказывать воздействие на физическое, психическое здоровье ребенка и его нравственное развитие. Отсюда, длительность общения с ребенком и гибкость графиков для родителей могут с полным на то правом быть проигнорированы судом в интересах ребенка.

С другой стороны Верховный суд указывает на огромное количество очевидных ошибок и случаев неверного толкования судами норм материального права при разрешении аналогичного рода споров. Так, очень часто суды устанавливают только лишь временный порядок общения с ребенком – так называемый "адаптационный период", действующий только в первые месяцы после вступления решения в законную силу. Здесь суды ссылаются на то, что в последующем родитель может вновь обратиться с заявлением об определении названного порядка.

В обоснование подобной точки зрения судьи сообщают о том, что порядок общения с ребенком устанавливается судом с учетом возраста ребенка на момент разрешения спора, состояния его здоровья, режима дня и других значимых обстоятельств. Отсюда, по логике судов, следует, что определение порядка общения на будущее невозможно, потому, что суд не имеет возможности предопределить, каким будет состояние здоровья ребенка, как будут изменяться его отношения с родителем, не изменятся ли жилищные условия родителя и т.д..

В связи с этим Верховный суд привлекает внимание на то, что порядок общения родителя с ребенком определяется судом именно на будущее время. Временной период здесь длится до совершеннолетия ребенка, если в заявлении в суд не указано иное. Порядок общения с ребенком при необходимости быть может изменен судом по требованию любого родителя, а по достижении ребенком возраста 14 лет - по требованию его лично.

Немало споров вызывает вопрос места встреч и общения родителя с ребенком.Очень часто суды без использований на то оснований определяют место общения родителя с ребенком только лишь по месту его жительствапри обязательном присутствии другого родителя.Также суды необоснованно не учитывают мнение несовершеннолетнего ребенка, достигшего возраста десяти лет, о порядке его общения с в отдельности проживающим от него родителем.

Оптимальным же на взгляд Верховного суда является установление возможности общения как по местообитанию 1-го, так и по местообитанию другого родителя, в ряде случаев в присутствии другого родителя с учетом интересов ребенка. Так или иначе график общения родителя с ребенком не имеет возможности монтироваться вопреки интересам ребенка и заключению органа опеки и попечительства.

Поддерживает Верховный суд и практику заключения родителями мировых договоров. В Обзоре отмечается, что утверждение судом мирового соглашения способствует установлению дружественных отношений между сторонами и, таким образом, несут ответственность интересам детей и дают возможность разрешить спор, не травмируя нервную систему и здоровье ребенка, который проживает с 1-м из родителей.Не говоря уже о том, что, утвержденное судом мировое соглашение не классифицируется неизменным и при изменении жизненной ситуации, возраста ребенка, его мнения оно быть может изменено.

Что касается практической ценности мировых договоров, то ее также не следует недооценивать. По закону мировое соглашение по своей юридической силе приравнивается к решению суда и может исполняться принудительно. Здесь на судей возлагается ровно та же ответственность за законность утверждаемого мирового соглашения, как и ответственность за законность выносимого решения.

Со своей стороны суд, утверждая мировое соглашение по спору, связанному с воспитанием детей, должен убедиться, что его условия не противоречат интересам ребенка. Обязательным же условием утверждения мировых соглашенийявляется наличие акта обследования органа опеки и попечительства условий жизни ребенка и лица, претендующего на его воспитание, а также выяснение мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет.

Множество нарушений встречается при вынесении предупреждений о неисполнении решений судов о порядке общения с ребенком. Так, в данный момент сложилась довольно распространенная практика, при которой суды как говорится не считают указанное предупреждение обязательным.Верховный суд привлекает внимание на ошибочность такой точки зрения. В Обзоре сообщается, что в настоящее время законом предусмотрена ответственность родителя за невыполнение решения суда о порядке претворения в жизнь родительских прав родителем, проживающим в отдельности от ребенка.

Между тем, про эту ответственности родители или не знают, или забывают под влиянием сложившихся среди них после распада семьи неприязненных отношений. Таким образом, с целью исключения случаев неисполнения решения суда, а, таким образом, и в интересах ребенка, суд непременно должен предупреждать другого родителя о возможных последствиях невыполнения решения суда. Кроме того игнорирование данного правила недопустимо.



Читайте так же:
"Мы все под колпаком у Мюллера!" Об ужесточении контроля над предпринимателями и их финансовыми операциями
Работник отказался возмещать расходы на обучение. Какие доказательства помогли работодателю в суде
Нежилое помещение: что скажут соседи?