Главная страница >> Юридические статьи >> Оспаривание сделок налоговыми органами: законные возможности и судебная практика

Оспаривание сделок налоговыми органами: законные возможности и судебная практика


Вопрос о праве налоговых органов на оспаривание в судебном порядке идеальных налогоплательщиками сделок все еще остается дискуссионным. Еще Федеральным законом от 09.07.1999 N 154-ФЗ право налоговиков предъявлять в суд иски о признании недействительными сделок налогоплательщиков было исключено из норм НК РФ.

С другой стороны, закон о налоговых органах провозглашает, что, кроме всего прочего, налоговики имеет право предъявлять в суде и арбитражном суде иски о ликвидации организации любой организационно-правовой формы, о признании сделок налогоплательщиков недействительными и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам. Такая правовая коллизия дает возможность арбитражным судам принимать по спорам данной категории далеко неоднозначные решения, а налоговым органам злоупотреблять своими правами и искусственно упрощать процедуру доказывания факта получения налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды.

Действительно, налоговые органы в данный момент имеют формальную возможность предъявлять иски о признании сделок недействительными и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам. В то же время, но ненадо забывать и про то, что данное право не классифицируется абсолютным и быть может реализовано только лишь в исключительных случаях.

Так, следует различать требования, имеющие какие-либо налоговые перспективы, и требования, таких перспектив не имующие. В последнем случае требование налогового органа о применении последствий недействительности сделки, обосновываемое тем, что данная сделка совершена имея цель уклонения от уплаты налогов, выходит за рамки полномочий налогового органа, поскольку взыскание в доход бюджета всего полученного по сделке не классифицируется мерой, направленной на обеспечение поступления в бюджет налогов.

При этом для обеспечения поступления в бюджет налогов в полном объеме налоговый орган имеет право предъявить требование о признании идеальных налогоплательщиком сделок недействительными как сделок, идеальных только лишь для вида, потому, что удовлетворение именно этого требования может благоприятствовать выполнению возложенных на налоговиков функций и задач.

Помимо этого, факты уклонения ответчика от уплаты налогов не пригодны доказыванию, исследованию и оценке судом в гражданско-правовом споре о признании сделки недействительной по причине того, что названные факты не входят в предмет доказывания по такому спору, а подлежат установлению при рассмотрении налогового спора. Именно на это обстоятельство и обратил внимание Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, вынося решение, призванное, в конце концов, во многом изменить арбитражную практику по этой категории споров в пользу налогоплательщиков.

В Постановлении Президиума ВАС РФ № 8728/12 от 6 ноября 2012 года суд дал разрешение спор о признании договора, заключенного налогоплательщиком, недействительным в следствие его ничтожности. Из материалов дела следовало, что гендиректор контрагента налогоплательщика, от имени которого были подписаны договор, счета-фактуры и акты о приемке выполненных работ, скончался задолго до подписания данных документов, что подтверждается актом о гибели.

Также налоговой проверкой выявлено, что общество-контрагент по сделке не имело реальной возможности воплотить в жизнь мероприятия сосредоточенные на ремонтным работам с учетом времени, места нахождения выполняемых заказов и объема материальных ресурсов, экономически необходимых для оказания услуг. У него отсутствовали необходимые условия для достижения результатов при выполнении условий договора в следствие отсутствия управленческого и технического персонала, основных средств, производственных активов и средств передвижения, что было подтверждено бухгалтерской и налоговой отчетностью, представленной в налоговый орган.

При этом в связи со смертью гендиректора контрагента, представлявшего единоличный исполнительный орган данного юридического лица, контрагент не имел возможности иметь и воплотить в жизнь своими действиями права человека, нести прямые обязанности, в том числе торговать и какие-либо действия по их одобрению.

Ссылаясь на названные обстоятельства, налоговая инспекция обратилась в арбитражный суд с иском о признании договора недействительным в следствие его ничтожности. Что интересно, из доводов, заявленных инспекцией при рассмотрении данного дела, четко следовало, что главной и единственной целью обращения в суд с требованием о признании спорной сделки недействительной являлось доказывание факта ее несовершения и отсутствия настоящего выполнения работ со стороны контрагента налогоплательщика.

Соглашаясь с доводами инспекции, суды трех инстанций признали ее заинтересованным лицом, который имеет право на обращение с подобным иском, и удовлетворили заявленные требования. Например, суды пояснили, что для обеспечения поступления в бюджет налогов в полном объеме налоговый орган имеет право, руководствуясь статьей 170 Гражданского кодекса РФ, предъявить требование о признании идеальных налогоплательщиком сделок недействительными как сделок, идеальных только лишь для вида, без намерения создать соответствующие им правовые последствия, другими словами мнимых, либо имея цель прикрыть другую сделку, другими словами притворных. Так же удовлетворение заявленного налоговой инспекцией требования может благоприятствовать реализации соответствующей задачи по обеспечению поступления налогов в бюджет.

ВАС РФ, отменяя решения судов и принимая новое решение по делу, дал согласие с доводами налогоплательщика про то, что предъявление налоговой инспекцией иска о признании сделки недействительной возможно только лишь по основаниям, предусмотренным статьей 169 ГК РФ. Напомним, согласно с данной статьей всякая сделка, идеальная имея цель, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна.

При наличии умысла у обеих сторон такой сделки - в случае исполнения сделки обеими сторонами - в доход РФ взыскивается все полученное ими по сделке, а в случае исполнения сделки одной стороной с другой стороны взыскивается в доход РФ все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного. При наличии умысла только лишь у одной из сторон такой сделки все полученное ею по сделке наверное возвращено другой стороне, а полученное последней либо причитавшееся ей в возмещение исполненного взыскивается в доход РФ.

Между тем, как дал понять ВАС РФ, признать сделку ничтожной по данному основанию, на практике во много раз сложнее, нежели доказать недобросовестность налогоплательщика и обосновать отказ в предоставлении последнему налоговой выгоды. Так, еще в Постановлении Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 22 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации" суд разъяснил, что противоправность сделки не свидетельствует о ее антисоциальном характере.

Главным квалифицирующим признаком антисоциальной сделки является ее цель. Другими словами достижение такого результата, который не столько не несет ответственность закону или общепризнанным меркам морали, а противоречит - заведомо и очевидно для членов гражданского оборота - основам правопорядка и нравственности. В виде сделок, идеальных с указанной целью, могут быть квалифицированы сделки, которые не столько не соответствуют требованиям закона или иных правовых актов, а не соблюдают основополагающие начала российского правопорядка, принципы общественной, политической и экономической организации общества, его нравственные устои.

Таким образом, для признания сделки ничтожной надо установить, что цель сделки, права и прямые обязанности, которые стороны пытались установить при ее совершении, либо желаемое изменение или прекращение имеющих место быть прав и прямых обязанностей заведомо противоречили основам правопорядка и нравственности. При этом цель сделки быть может признана заведомо противной основам правопорядка и нравственности лишь тогда, если в процессе судебного разбирательства будет установлено наличие умысла на это хотя бы у одной из сторон.

Более того, само право налоговых органов на оспаривание подобных сделок быть может реализовано налоговыми органами только лишь тогда, когда удовлетворение соответствующего требования направлено на выполнение их непосредственных задач, определенных в законе о налоговых органах. Разрешая спор, Президиум ВАС РФ указал, что сейчас к числу главных задач налоговых органов отнесен контроль за соблюдением законодательства о налогах и сборах, правильностью исчисления и полнотой и своевременностью внесения в бюджетную систему Российской Федерации налогов и сборов.

Отсюда можно заключить, что налоговые органы имеет право предъявлять в суд иски о признании сделок недействительными только при соблюдении 2-х необходимых условий. Первое - если это полномочие реализуется ими в масштабах выполнения задач по контролю за соблюдением налогового законодательства. 2-е - если удовлетворение такого требования будет иметь в виде последствия определение должной квалификации отношений сторон. Иначе говоря, если вслед за признанием сделки ничтожной законность в области налоговых отношений будет восстановлена и в бюджет вернутся неправомерно изъятые средства в качестве налогов и сборов.

Вместе с тем, признавая необоснованными выводы судов нижестоящих инстанций, ВАС РФ рекомендовал сторонам спора направить свой взгляд на саму природу ничтожных сделок. Закон прямо выясняет, что ничтожные сделки являются недействительными вне зависимости от признания их таковыми судом. В связи с этим оценка налоговых последствий финансово-хозяйственных операций, идеальных во исполнение сделок, квалифицируемых в виде ничтожных, быть может произведена налоговым органом в норме, предусмотренном непосредственным образом налоговым законодательством.

Так, при установлении в процессе налоговой проверки факта занижения налоговой базы вследствие неправильной юридической квалификации налогоплательщиком идеальных сделок нормы Налогового кодекса Российской Федерации предоставляют налоговому органу право самостоятельно воплотить в жизнь изменение юридической квалификации сделок, статуса и характера деятельности налогоплательщика. Это позволяет, не оспаривая самой сделки, обратиться в суд уже с требованием о взыскании доначисленных налогов, начисленных пеней и штрафов.

Более того, вопрос об обоснованности указанной переквалификации разрешается в масштабах рассмотрения налогового спора и в том случае, когда изменение налоговым органом юридической квалификации сделок, статуса и характера деятельности налогоплательщика основано на оценке сделок в виде мнимых или притворных.

Как результат, ВАС РФ признал, что обращение инспекции в суд с требованием о признании сделки недействительной по основанию ее совершения от имени контрагента налогоплательщика неизвестным человеком выходит за рамки полномочий налогового органа, а заявленный иск не пригодно удовлетворению. Непосредственно сам договор, заключенный неизвестным человеком, не несет ответственность требованиям закона, в следствии этого является ничтожным в соответствии статье 168 Гражданского кодекса РФ вне зависимости от признания его таковым судом.

Что касается выводов налоговой инспекции о недобросовестности налогоплательщиков, сделанных на базе установленных в процессе налоговой проверки обстоятельств, которые свидетельствуют, учитывая мнение инспекции, об отсутствии у контрагента реальной возможности выполнения работ, то как пояснил ВАС РФ, им предоставлялась возможность быть изготовлены при рассмотрении материалов налоговой проверки. Кроме того независимо от признания спорной сделки ничтожной, и в дальнейшем данные выводы могли быть проверены судом в масштабах налогового спора при рассмотрении материалов дела о получении обществом необоснованной налоговой выгоды.



Читайте так же:
Увольнение по причине несоответствия должности
Трудовые отношения. Увольнение сотрудника за прогул
Суд обязал компанию устранить препятствия пользования общей долевой собственностью. Решение удалось отменить