Меню

Новости


Все тайное становится явным
Оспаривание ошибочных, кабальных и обманных сделок: позиция ВАС РФ
Всегда ли законно изменение режима рабочего времени?
Должны ли нотариусы участвовать в регистрации сделок с недвижимостью?
Интересы страхователя превыше всего. Новое в законодательстве о страховом деле

Главная страница >> Юридические статьи >> Ограничения на работу с детьми: новеллы действующего законодательства

Ограничения на работу с детьми: новеллы действующего законодательства


Что изменилось?

В частности, данным законом в Трудовой кодекс РФ была введена ст. 351.1. «Ограничения на занятие трудовой деятельностью в области образования, воспитания, развития не достигших совершеннолетия, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, в области детско-юношеского спорта, культуры и искусства при участии несовершеннолетних». В соответствии данной статье к трудовой деятельности в области образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, в области детско-юношеского спорта, культуры и искусства при участии несовершеннолетних не допускаются лица, имеющие либо имевшие судимость, подвергающиеся либо подвергавшиеся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконного помещения в психиатрический стационар, клеветы и оскорбления), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, а еще против общественной безопасности.

Аналогичный запрет был установлен и в ст. 331 ТК РФ, закрепляющей ограничения для претворения в жизнь педагогической деятельности.

Содержащийся в ст. 65 ТК РФ перечень документов, предъявляемых при заключении трудового договора, был дополнен справкой о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта преступного преследования или о прекращении преступного преследования по реабилитирующим основаниям.

Соответственно, появились и новые основания увольнения. Статья 83 ТК РФ («Прекращение трудового договора по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон») была дополнена таким основанием увольнения, как возникновение установленных реальным Кодексом, иным федеральным законом и исключающих возможность исполнения работником прямых обязанностей по трудовому договору ограничений на занятие определенными видами трудовой деятельности. В статье 84 ТК РФ (прекращение трудового договора вследствие нарушения установленных реальным Кодексом или иным федеральным законом правил заключения трудового договора) был замечен новый абзац, в соответствии которому трудовой договор прекращается в случае заключения трудового договора в нарушение установленных реальным Кодексом, иным федеральным законом ограничений на занятие определенными видами трудовой деятельности.

На сегодняшний момент уже может идти речь об определенной практике применения указанных норм и проблемах, с этим связанных. В данной статье мы не будем затрагивать вопросы конституционности и обоснованности установления таких ограничений. Хотя такие вопросы в самом деле имеют место, однако это тема отдельно взятого разговора. Здесь мы хотели бы остановиться только лишь на практических сложностях применения данных положений закона.

Справки об отсутствии судимости или факта преступного преследования

Прежде всего, обсудим вопрос о необходимости истребования у работника справки об отсутствии судимости или факта преступного преследования в случае претворения в жизнь им деятельности, которая связана с работой с детьми. В первую очередь, какие виды работ относятся к такой деятельности? В соответствии формулировке ст. 351.1 ТК РФ — это деятельность в области образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, в области детско-юношеского спорта, культуры и искусства. Следовательно, законодатель определяет весьма широкую сферу видов деятельности, на которые распространяются данные ограничения, не конкретизируя виды организаций, служащие которых должны предоставлять справку об отсутствии судимости или факта преступного преследования за соответствующие преступления. На практике такое может создавать определенные сложности. В частности, следует ли истребовать такую справку у поликлиники, где кроме взрослого есть детское отделение, или у музея, посетителями которого могут быть в том числе и несовершеннолетние?

Как представляется, исполнительный орган государственной власти должен будет разработать и принять перечень конкретных видов деятельности и организаций, работа в которых настоятельно просит предоставления соответствующей справки. Пока что следует руководствоваться Перечнем видов предпринимательской деятельности в области образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, детско-юношеского спорта, культуры и искусства при участии несовершеннолетних, при претворении в жизнь которых физическим лицом, регистрируемым в виде индивидуального предпринимателя, представляется справка в регистрирующий орган о наличии (об отсутствии) судимости и (или) факта преступного преследования или прекращении преступного преследования по реабилитирующим основаниям.

Данный перечень был утвержден Постановлением Правительства РФ от 16.04.2011 № 285. Кроме педагогической, медицинской деятельности этот перечень включает, в частности, производство и показ кинофильмов, иную зрелищно-развлекательную деятельность и т. п. Следует подразумевать, что данный перечень включает в себя весьма широкие формулировки, в частности: «тому подобная деятельность в сфере культуры». Таким образом, практически любая деятельность в сфере культуры, участниками или адресатами которой могут являться несовершеннолетние, подпадает под установленные ограничения.

Следует заметить, что в отношении педагогических сотрудников данное ограничение вводится безотносительно того, осуществляется такая деятельность в отношении несовершеннолетних граждан или нет. Изменения, внесенные в ст. 331 ТК РФ закрепляют запрет на занятие педагогической деятельностью в отношении лиц, которые имеют или имевших судимость, подвергающихся или подвергавшихся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконного помещения в психиатрический стационар, клеветы и оскорбления), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, а еще против общественной безопасности. Иначе говоря, если лицо принимается на работу, в частности, в центр переподготовки, контингентом которого являются совершеннолетние квалифицированные работники, руководители, работники, все же оно должно представить справку об отсутствии судимости или факта преступного преследования за соответствующие преступления.

Второй не меньше важный вопрос касается конкретных должностей или видов работ, на которые распространяется указанное ограничение. До внесения изменений существовал запрет на претворение в жизнь педагогической деятельности, в частности, лицами, имеющими неснятую или непогашенную судимость за умышленные тяжкие и особо тяжкие преступления. Данный запрет распространялся только лишь на тех сотрудников, которые непосредственным образом воплотят в жизнь педагогическую или воспитательную деятельность.

Соответственно, к этим работникам, как завхоз, техничка, гардеробщик и др., это правило применяться не имело возможности. В действующей редакции ТК РФ ограничение сформулировано не в отношении конкретной трудовой функции, а по сфере деятельности. Означает ли это, что любой работник организации, которая в какой-нибудь степени осуществляет работу с несовершеннолетними, должен предоставлять справку об отсутствии судимости или факта преступного преследования? Из буквального толкования закона напрашивается именно такой вывод. Проиллюстрируем это на конкретном примере из судебной практики .

Т. Н. Даниленко обратилась в суд с иском, в котором просила отменить приказ №-Л от <...> о расторжении трудового договора, восстановить ее на работе в должности гардеробщика первого разряда участка младшего коллектива МБУ «Дворец спорта «Арктика». На основании данного приказа она была лишена работы по вопросу, связанным с возникновением установленных ТК РФ исключающих возможность исполнения работником прямых обязанностей по трудовому договору ограничений на занятие определенными видами трудовой деятельности, другими словами по п. 13 ч. 1 ст. 83 РФ, ссылаясь на сведения о наличии у нее судимости. В соответствии приговору мирового судьи судебного участка № <...> от <...> она в самом деле была осуждена по ч. 1 ст. 116 УК РФ, с назначением наказания в качестве штрафа в размере 3000 рублей, который она оплатила <...>.

Истица, кроме того, указывала, что в соответствии рабочей инструкции гардеробщика практически никакого отношения к воспитанию, развитию несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, в области детско-юношеского спорта, культуры и искусства при участии несовершеннолетних, она не имела и не имеет.

Представитель ответчика ссылался на то, что из содержания ст. 351.1 ТК РФ следует, что устанавливаемый запрет распространяется не только лишь на лиц, вступающих в непосредственный контакт с несовершеннолетними, но и на весь персонал таких организаций и подразделений, в том числе административно-управленческий, технический и вспомогательный (в области образования — административно-хозяйственный, инженерно-технический, производственный, учебно-вспомогательный, иной персонал), потому, что они также формально воплотят в жизнь трудовую деятельность в области работы с детьми. Основными видами деятельности учреждения согласно с учредительными документами является: физкультурно-оздоровительная деятельность для жителей муниципального образования населенный пункт Норильск; организация и проведение физкультурно-оздоровительных и спортивных мероприятий (праздничных дней); обеспечение проведения учебно-тренировочных занятий детишек, посещающих муниципальные образовательные учреждения дополнительного образования детишек муниципального образования населенный пункт Норильск.

10 февраля 2012 года в адрес учреждения поступило представление прокурора г. Норильска «Об устранении нарушений трудового законодательства» от 08 февраля 2012 года № 71-2-2012, в котором был приведен перечень лиц, работающих в учреждении и осужденных по статьям УК РФ, с приложением к представлению справок о результатах проверки на судимость в ИЦ ГУВД по Красноярскому краю. В представлении также было указано, что Т. Н. Даниленко <...> осуждена мировым судьей судебного участка № <...> за совершение преступления против жизни и здоровья, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ и ей назначено наказание в качестве штрафа. 1-м из требований указанного представления являлось принятие конкретных мер по устранению допущенных нарушений федерального законодательства. 10 февраля 2012 года, принимая во внимание, что ст. 351.1 ТК РФ предусматривает ограничение на занятие определенным видом осуществляемой учреждением деятельности, а не определенных должностей (выполнение определенных работ), которое связано с содержанием трудовой функции, с истицей был расторгнут трудовой договор по п. 13 ч. 1 ст. 83 ТК РФ.

В этой связи ссылку истицы на то, что в соответствии ее должностной инструкции гардеробщика ремонтного участка муниципального учреждения, она никаким боком ни относится к воспитанию, развитию несовершеннолетних, а еще организации и отдыха и оздоровления, суд посчитал необоснованной. В соответствии представленной суду рабочей инструкции гардеробщика ремонтного участка МУ «Дворец спорта «Арктика» (л. д. 17–18), в прямые обязанности гардеробщика входит в том числе принятие на хранение верхней одежды, головных уборов, обуви и прочих персональных вещей от посетителей учреждения, которыми в том числе являются и несовершеннолетние дети.

Здесь нужно заметить, что в судебной практике имеются примеры, когда в аналогичной ситуации судом учитывалась должность, замещаемая судимым перед этим лицом. Стоит отметить <...> между государственным образовательным учреждением начального профессионального образования — профессиональное училище № 19 и Ю. П. Ступаком был заключен трудовой договор на неопределенный срок, он был принят на должность оператора котельной. <...> Ю. П. Ступак был осужден приговором и. о. мирового судьи Большесельского района Ярославской области по ч. 1 ст. 112 УК РФ к одному году 6-и месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком два года.

Прокурор Большесельского района Ярославской области обратился с иском к государственному образовательному учреждению начального профессионального образования — профессиональное училище № 19, с учетом уточнения просил об обязании государственного образовательного учреждения начального профессионального образования — профессиональное училище № 19 запретить допуск Ю. П. Ступака к претворению в жизнь трудовой деятельности в образовательном учреждении, прекратив действие трудового договора от <...> по основаниям, предусмотренным п. 13 ч. 1 ст. 83 ТК РФ.

Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что трудовая деятельность Ю. П. Ступака непосредственным образом не связана со сферой образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, в области детско-юношеского спорта, а еще культуры и искусства при участии несовершеннолетних, в следствии этого оснований, предусмотренных п. 13 ч. 1 ст. 83 ТК РФ для прекращения трудового договора, не имеется.

Как следует из материалов дела и пояснений сторон, Ю. П. Ступак работает оператором котельной в государственном образовательном учреждении начального профессионального образования — профессиональное училище № 19, осуществляет свою трудовую функцию в филиале профессионального училища № 19 в с. Никольское Большесельского района, который являет из себя комплекс отдельно стоящих зданий. Котельная, которых являются местом работы ответчика, — это самостоятельная постройка, расположенная в 80 метрах от учебных корпусов; график работы Ю. П. Ступака в котельной — сутки рабочие, 3-е выходных, начало трудового дня 07 часов 45 минут, другими словами еще до начала учебного процесса в образовательном учреждении. В течении смены у Ю. П. Ступака нет производственной необходимости покидать помещение котельной, напротив, от него требуется постоянный непосредственный контроль за работой находящейся там аппаратуры. Свободного доступа учащихся в помещении котельной также не имеется.

Таким образом, как следует из принципа дифференциации условий труда, обусловленных отличительными чертами трудовой функции и характеристиками производимой работы, суд сделал вывод, что Ю. П. Ступак никаким боком ни относится к трудовой деятельности в области образования, другими словами в области целенаправленного процесса воспитания и курса обучения несовершеннолетних. При таких обстоятельствах оснований для расторжения с ответчиком трудового договора, заключенного <...>, не имеется.
Судебная коллегия по гражданским делам Ярославского областного суда оставила это решение суда без изменений.

Очевидно, что решающим при таком варианте аргументом для суда стало отсутствие контакта работника с несовершеннолетними. Но в другом случае решение суда могло бы быть иным. В частности, прокурор Косинского района обратился в суд в интересах неопределенного круга лиц с иском, со ссылкой на то, что в МДОУ с 01 октября 2009 года работает в виде оператора котельной с возложением прямых обязанностей дворника и сторожа Ш.П.А., который приговором Косинского районного суда от 06 марта 2002 года признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Ответчик Ш.П.А. с иском не дал согласие, указав, что практически никакого отношения к детям не имеет. Суд посчитал эти доводы несостоятельными, потому, что в соответствии п. 4.1 должностной инструкции сторож-дворник несет личную ответственность за сохранность жизни и здоровья каждого ребенка ДОУ. Помимо всего этого, суд сообщил о том, что установленный в ст. 351.1 трудового кодекса РФ запрет распространяется не только лишь на лиц, вступающих в непосредственный контакт с несовершеннолетними, но и на весь персонал таких организаций и подразделений, в том числе административно-управленческий, технический и вспомогательный (в области образования — административно-хозяйственный, инженерно-технический, производственный, учебно-вспомогательный, иной персонал), потому, что он также формально осуществляет трудовую деятельность в вышеуказанных сферах.

Таким образом, на базе сложившейся судебной практики можно порекомендовать руководителям организаций, осуществляющих работу с несовершеннолетними, истребовать справки об отсутствии судимости или факта преступного преследования за названные преступления у всех сотрудников, включая технический и административный персонал.

Учредительные документы организации

Еще одно затруднение, которая возникла по вопросу, связанным с внесением в трудовое законодательство рассматриваемых изменений, касается внутренних документов организации. На данный момент очень большое количество дел рассматривается судами по искам прокуроров об обязании юридического лица (в большинстве случаев, средних учебных заведений, дошкольных учреждений и т. п.) привести свои уставы в соответствие с обновленным законодательством. Почти все эти иски судами удовлетворяются. Стоит отметить в частности, прокурор Суровикинского района Волгоградской области обратился в суд с иском в защиту интересов неопределенного круга несовершеннолетних лиц к муниципальному дошкольному образовательному учреждению дошкольное учреждение <...> о понуждении к определению в уставе порядка комплектования сотрудников образовательного учреждения, гарантирующего защиту законных прав несовершеннолетних обучающихся, на том основании, что прокуратурой Суровикинского района прошла проверка соблюдения законодательства об образовании в деятельности дошкольных образовательных учреждений, которые расположены на территории района.

Проведенной проверкой установлено, что муниципальное дошкольное образовательное учреждение дошкольное учреждение <...> (далее — МДОУ ДС <...>) реализует общеобразовательные программы дошкольного образования различной направленности, действующим на основании устава, утвержденного главой администрации Суровикинского муниципального района 9 ноября 2009 года.

Согласно Постановлению Правительства РФ от 12 сентября 2008 года № 666 «Об утверждении Типового положения о дошкольном образовательном учреждении» установлено, что порядок комплектования персонала дошкольного образовательного учреждения регламентируется его уставом и предусматривает перечень лиц как допускаемых, так и не допускаемых к педагогической деятельности.

Действующим на данный момент законодательством перечень лиц, не допускаемых к педагогической деятельности в дошкольных образовательных учреждениях, значительно расширен. Однако изменения в устав МДОУ ДС <...> до реального времени не внесены, порядок, гарантирующий защиту законных прав и интересов несовершеннолетних обучающихся, надлежащим образом не установлен.

В этой связи прокурор просил обязать МДОУ дошкольное учреждение <...> в 10-дневный срок со дня вступления решения в законную силу определить в уставе дошкольного образовательного учреждения порядок, предусматривающий запрет на занятие педагогической деятельностью, согласно с действующим законодательством.
Суд посчитал иск прокурора подлежащим удовлетворению.

Нужно сказать, что такие обращения прокурора имеют не единичный, а системный характер. В судебной практике имеется большое число «дел-клонов», подобных рассмотренному. В данной ситуации можно рекомендовать руководителям учреждений по работе с несовершеннолетними провести ревизию своих учредительных документов и привести их в соответствие с изменившимся трудовым законодательством.

Ретроспективная проверка фактов судимости

Следующая проблема связана с наличием у учреждения сведений об отсутствии судимости у сотрудников, которые были предприняты на работу до внесения рассматриваемых изменений в трудовое законодательство. Понятное дело, если с работником заключается трудовой договор после 07 января 2011 года, то он должен предоставить справку об отсутствии судимости или факта преступного преследования. Однако, как быть, если работник принимался в организацию, когда такого ограничения еще не предусматривалось действующим законодательством? Нужно ли истребовать у него такую справку постфактум, другими словами после внесения соответствующих изменений в ТК РФ?

На этот счет складывается вполне однозначная судебная практика, связанная с признанием прямые обязанности работодателя воплотить в жизнь проверку фактов судимости или факта преступного преследования в отношении таких сотрудников. Приведем один из большого количества примеров аналогичного рода дел.

Прокурор г. Апатиты обратился в суд в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц с иском к муниципальному бюджетному дошкольному образовательному учреждению дошкольное учреждение общеобразовательного вида № 68 (далее — МБДОУ) в лице заведующей об обязании организовать сбор сведений в отношении сотрудников.

Свои требования мотивирует тем, что прокуратурой г. Апатиты проведена проверка исполнения трудового законодательства, направленного на профилактику совершения преступлений в отношении несовершеннолетних, в деятельности МБДОУ дошкольного учреждения общеразвивающего вида № 68. В процессе проверки установлено, что в детском саду воплотят в жизнь трудовую деятельность 16 лиц педагогического состава, 14 лиц иной категории: технический, медицинский персонал, принятые на работу до 01 января 2011 года, другими словами до вступления в следствие изменений внесенных в ст. 65 ТК РФ, согласно которой при заключении трудового договора лицо, поступающее на работу, предъявляет работодателю помимо тому подобных документов справку о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта преступного преследования или о прекращении преступного преследования по реабилитирующим основаниям, — при поступлении на работу, связанную с деятельностью, к претворению в жизнь которой согласно с ТК РФ, иным федеральным законом не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, подвергающиеся или подвергавшиеся уголовному преследованию.

В нарушение ст. ст. 331, 351.1 ТК РФ администрацией МБДОУ № 68 не проведены соответствующие проверки, что не дает возможность проверить, имеют ли служащие право воплотить в жизнь трудовую деятельность в детском саду. В следствии отсутствия сведений о привлечении указанных лиц к уголовной ответственности нарушаются права детишек, обучающихся в этом учреждении, на курс обучения и воспитание в условиях, гарантирующих службу охраны их жизни и здоровья.

Заслушав прокурора, представителя ответчика, исследовав материалы дела, суд удовлетворил исковые требования. При всем при этом суд указал, что те служащие, которые принимались до вступления 07 января 2011 года изменений, внесенных в ст. ст. 65, 331, 351.1 ТК РФ, не предоставляли справок об отсутствии судимости или факта преступного преследования. Однако в следствии отсутствия сведений о привлечении указанных лиц к уголовной ответственности нарушаются права детишек, обучающихся в этом учреждении, на курс обучения и воспитание в условиях, гарантирующих службу охраны их жизни и здоровья.

Поэтому суд обязал работодателя организовать сбор сведений (документов), подтверждающих отсутствие у сотрудников МБДОУ № 68, принятых на работу до 01 января 2011 года судимости, фактов привлечения к уголовной ответственности, преступного преследования за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности, половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, а еще против общественной безопасности.

Таким образом, как следует из существующей судебной практики (а подобных примеров огромное количество) работодатель обязан организовать сбор сведений, подтверждающих отсутствие судимости или факта преступного преследования у всех сотрудников, в том числе принятых на работу до 01 января 2011 года. Здесь, однако, возникает еще один единственный вопрос: а каким образом работодатель должен воплотить в жизнь сбор таких сведений? Справки об отсутствии судимости выдаются органами МВД РФ. Порядок их выдачи определяется Административным регламентом МВД РФ по предоставлению государственной услуги по выдаче справок о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта преступного преследования или о прекращении преступного преследования.

Согласно данному Регламенту заявителями могут быть граждане РФ, иностранные граждане, лица без гражданства или их уполномоченные представители. Помимо всего этого, обращаться за соответствующими сведениями могут государственные или муниципальные органы, имеющие право на обработку личных данных о судимости около полномочий, предоставленных им согласно с законодательством РФ или в следствие наделения их заявителями в норме, установленном законодательством РФ, такими полномочиями выступать от их имени при взаимодействии с другими органами исполнительной власти при предоставлении государственных услуг. Таким образом, работодатели, другими словами организации или персональные предприниматели в виде заявителей в этом документе не называются.

Однако кадровый работник или иной представитель работодателя может обратиться с запросом о предоставлении сведений о судимости как уполномоченное работником лицо, другими словами на основании доверенности. Предоставление личных данных, связанных с наличием (отсутствием) судимости и (или) факта преступного преследования или о прекращении преступного преследования, осуществляется с согласия субъекта личных данных на обработку его личных данных.

Соответственно, можно порекомендовать работодателям обязать работника, принятого на работу до 07 января 2011 предоставить справку об отсутствии судимости или, что некоторое количество сложнее, оформить доверенность на ее получение иным лицом. Неопределенным представляется вопрос, что творить, если такой работник отказывается представить соответствующую справку или оформить доверенность на ее получение? Нам представляется, что при таком варианте можно привлечь его к дисциплинарной ответственности за совершение дисциплинарного проступка. Стоит отметить в частности, Пленум Верховного Суда РФ указал, что в виде дисциплинарного проступка может рассматриваться отказ или уклонение без уважительных причин от медицинского освидетельствования сотрудников некоторых профессий, а еще отказ работника от прохождения в рабочее время специального курса обучения и сдачи экзаменов по охране труда, технике безопасности и правилам эксплуатации, если это является обязательным условием допуска к работе. При таком варианте нет нарушения непосредственным образом трудовых прямых обязанностей, однако такой отказ препятствует допуску работника к работе, а соответственно, и надлежащему исполнению им трудовых прямых обязанностей. В рассматриваемой ситуации отказ предоставить справку об отсутствии судимости или факта преступного преследования также препятствует выполнению работником его трудовой функции.

Продолжение читайте в № 3 журнала «Трудовое право»

Федеральный закон от 23.12.2010 № 387-ФЗ №О внесении изменений в статью 22.1 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателе» и Трудовой кодекс Российской Федерации».

http://www.gcourts.ru/case/4256435

http://www.gcourts.ru/case/5778222

http://www.gcourts.ru/case/2349241

http://www.gcourts.ru/case/2695913

http://www.gcourts.ru/case/3930129

Приказ МВД РФ от 07.11.2011 № 1121 «Об утверждении Административного регламента Правоохранительных структур Российской Федерации по предоставлению государственной услуги по выдаче справок о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта преступного преследования или о прекращении преступного преследования».



Читайте так же:
Компании Великобритании в международном налоговом планировании
Выплата пособий по дефектным листкам нетрудоспособности
Должник продал свое имущество до вынесения судебного решения. Компании-взыскателю удалось оспорить эту сделку