Меню

Новости


Дистанционные работники — новая категория работников в российском трудовом праве
Оказание услуг на безвозмездной основе не освобождает от уплаты НДС
Конструкция рамочного договора. Особенности применения
Некоторые вопросы защиты прав акционеров
Жилищная реформа: два шага назад, один вперед

Главная страница >> Юридические статьи >> Обзор судебной практики по налоговым спорам за январь 2013 года

Обзор судебной практики по налоговым спорам за январь 2013 года


Арбитражные суды регулярно настоятельно просят от налогоплательщиков с целью получения налоговой выгоды проводить проверку и давать оценку репутацию контрагентов. Как они считают, само собой заключение сделки с организацией, которая имеет идентификационный номер, банковский счет и юридический адрес, не классифицируется совершенным основанием для получения налоговых вычетов либо признания расходов обоснованными. В обоснование подобной точки зрения судьи поясняют, что ставя свою подпись в договоры, принимая счета-фактуры и прочие документы, налогоплательщики знают, что на основании данных документов будут заявлены вычеты по НДС и расходы, учитываемые при налогообложении прибыли. Таким образом, налогоплательщики при проверке контрагентов обязаны предпринимать даже те действия, которые прямо не указаны в налоговом законодательстве.

Установление факта несвоевременной подачи декларации не настоятельно просит проведения камеральной проверки. Проведение проверки по данному факту с целью искусственного увеличения срока для обращения в суд неправомерно

ФАС Восточно-Сибирского округа подтвердил, что суды обоснованно указали на пропуск инспекцией срока для обращения в суд, исчислив его без учета периода проведения камеральной налоговой проверки, организованной по факту несвоевременной подачи декларации. В Постановлении № А78-3596/2012 от 28.01.2013 суд указал, что налогоплательщики обязаны представить в налоговые органы по месту своего учета соответствующую налоговую декларацию в срок не позже двадцатого числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом. Налоговая декларация являет из себя письменное заявление налогоплательщика об объектах налогообложения, о полученных доходах и произведенных расходах, об источниках доходов, о налоговой базе, налоговых льготах. Целью же камеральной налоговой проверки является выявление соответствия содержащихся в налоговой декларации и в документах информации имеющимся у налогового органа сведениям, устранение возможных в декларации ошибок, правильности произведенного расчета при исчислении налога.

При рассмотрении реального дела судами выявлено, что в акте камеральной налоговой проверки и в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового нарушений закона отражены только лишь факты несвоевременной подачи налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость. Однако из данных акта и решения не стоит, что инспекцией проверялась правильность исчисления налогоплательщиком налогов, запрашивались подтверждающие документы и проводились иные мероприятия налогового контроля, применение которых предусмотрено актами законодательства о налогах и сборах только в масштабах проведения налоговых проверок. Принимая во внимание указанные обстоятельства, суды пришли к правильному выводу про то, что при таком варианте при обнаружении факта несвоевременной подачи налоговой декларации в инспекцию не требовалось проведение камеральной налоговой проверки для выявления допущенного налогоплательщиком нарушений закона и привлечения его к налоговой ответственности.

Приостановление налоговой проверки не препятствует проведению действий налогового контроля

ФАС Волго-Вятского округа признал несостоятельным довод налогоплательщика про то, что во время приостановления налоговой проверки инспекция неправомерно воплотила в жизнь мероприятия налогового контроля, благодаря чему указанная в решении дата возобновления проверки является недостоверной, и длительность проверки подлежит пересчету. В Постановлении № А82-634/2012 от 28.01.2013 ФАС пояснил, что выездная налоговая проверка не имеет возможности продолжаться более 2-х месяцев. Указанный срок быть может продлен до 4-х месяцев, а в исключительных случаях - до 6-и месяцев. Руководитель и заместитель руководителя налогового органа имеет право приостановить проведение выездной налоговой проверки, в том числе, для истребования документов и информации. Общий срок приостановления проведения выездной налоговой проверки не имеет возможности быть выше шесть месяцев.

На период действия срока приостановления проведения выездной налоговой проверки временно останавливаются действия налогового органа по истребованию документов у налогоплательщика, которому тогда возвращаются все подлинники, истребованные во время выполнения проверки. Ссылка общества на незаконность претворения в жизнь мероприятий налогового контроля в период приостановления налоговой проверки основана на неверном толковании норм права. Налоговым кодексом России не установлен запрет на вызов налоговым органом свидетелей или на получение информации от других лиц во время приостановления проведения выездной налоговой проверки, а приостановление проведения такой проверки не означает прекращения налоговым органом в этот период всех мероприятий налогового контроля. С учетом изложенного, заключил ФАС, основания для признания недостоверной даты возобновления проверки и пересчета срока проведения выездной проверки отсутствуют.

Срок исковой давности по требованию о начислении процентов на сумму невозвращенного в законный срок налога может исчисляться с момента фактического возврата налога

Об этом заявил ФАС Центрального округа, признав несостоятельность довода про то, что данный срок начинает течь по прошествии совокупности сроков, установленных для возмещения налога. В Постановлении № А35-3422/2012 от 23.01.2013 суд пояснил, что задание на возврат суммы налога, оформленное на основании решения о возврате, подлежит направлению налоговым органом в территориальный орган Федерального казначейства на другой день после дня принятия налоговым органом этого решения. При нарушении сроков возврата суммы налога считая с двенадцатого дня после завершения камеральной налоговой проверки, по итогам которой было вынесено решение о возмещении (полном или частичном) суммы налога, начисляются проценты как следует из процентные ставки ЦБ России. Требование о начислении процентов является требованием имущественного характера, в отношении которого действует общий срок исковой давности три года. При всем при этом течение срока исковой давности стартует со дня, когда лицо узнало или должно было справиться о нарушении своего права.

Отклоняя довод общества про то, что о нарушении своего права на выплату процентов ему стало известно только в момент фактического возврата налога, суды не приняли к сведению, что возмещение налога на добавленную стоимость в форме возврата или зачета, как и начисление процентов, производятся при помощи соответствующих действий налогового органа. Предметом спора по настоящему делу является не требование о возмещении налога на добавленную стоимость путем возврата, а требование о взыскании процентов, которые подлежали начислению налоговым органом и перечислению плательщику. Применительно к рассматриваемому спору подлежали установлению обстоятельства, которые могли бы однозначно свидетельствовать о дате, когда налогоплательщик узнал или обещал узнать про то, что налоговым органом начисление и перечисление процентов за несвоевременный возврат спорной суммы НДС не произведено. Потому, что судами указанные обстоятельства не установлены, вывод о пропуске обществом срока исковой давности для обращения в суд о взыскании процентов является необоснованным.

Проверка экономической целесообразности сделок налогоплательщика не классифицируется основанием для проведения дополнительных мероприятий налогового контроля

На данное обстоятельство обратил внимание ФАС Дальневосточного округа, заявив об отсутствии у инспекции по возникшему спору оснований по истребованию у налогоплательщика дополнительных документов с целью подтверждения достоверности сведений, внесенных в налоговую декларацию, по причине не доказанности выявления каких-либо несоответствий между такими сведениями и документами, полученными в процессе налогового контроля. В Постановлении № Ф03-6256/2012 от 23.01.2013 суд указал, что дополнительные мероприятия налогового контроля могут быть назначены если возникнет такая необходимость получения дополнительных доказательств в подтверждение факта совершения налогового нарушений закона или отсутствия это того. Потому, что данные мероприятия налогового контроля направлены на сбор дополнительных доказательств, истребование первичных учетных документов у проверяемого лица как дополнительное мероприятие налогового контроля допустимо если соблюдать условие наличия у налогового органа оснований для истребования указанных документов в процессе самой проверки.

В свою очередь налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности. Судебный же контроль не призван проводить проверку экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в области бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, потому, что в следствие рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие внутри нее деловых просчетов. Отсюда точка зрения налогового органа про то, что в числе иных оснований для проведения дополнительных мероприятий налогового контроля явилась проверка экономической целесообразности сделки по приобретению оборудования не соответствует общепризнанным меркам налогового законодательства. Таким образом, резюмировал ФАС, в процессе проводимой инспекцией камеральной налоговой проверки у нее отсутствовали основания для претворения в жизнь дополнительных мероприятий налогового контроля.

Момент возникновения права на начисление амортизации не связан с подачей документов на государственную регистрацию прав на объект недвижимости

ФАС Дальневосточного округа отклонил довод про то, что суммы начисленной амортизации по недвижимому имуществу включаются в расходы для целей налогообложения прибыли с момента документально подтвержденного факта подачи документов на государственную регистрацию прав на данное недвижимое имущество. В Постановлении № Ф03-3379/2012 от 24.01.2013 ФАС сообщил о том, что для всех основных средств, права на которые обязаны быть зарегистрированы, установлены специальные правила начисления амортизации, которую следует начислять при соблюдении 2-х условий: подачи документов на государственную регистрацию и наличия факта введения объекта в эксплуатацию. Налоговый орган, принимая спорное решение, ссылался на то, что амортизируемое имущество, подлежащее государственной регистрации, полученное предприятием на праве хозяйственного ведения, должно было быть включено в состав соответствующей амортизационной группы с момента документального подтвержденного факта подачи документов на государственную регистрацию указанных прав.

Между тем, момент возникновения права на начисление амортизации связан не с подачей документов на государственную регистрацию прав на объект и документальным подтверждением данного факта, а с моментом ввода объекта в эксплуатацию. Если объекты основных средств, по которым была начислена амортизация, были предприняты к учету в виде таковых, введены в эксплуатацию и используются в производственных целях, то лишив налогоплательщика права начисления амортизационных отчислений и их учета в составе расходов при исчислении налога на прибыль организаций, инспекция не соблюла нормативные положения НК РФ. Моментом, с которого предприятие имеет право начислять амортизацию, является первое число месяца, следующего за месяцем, в котором объекты введены в эксплуатацию. Следовательно, заключил ФАС, при новом рассмотрении суду следует исследовать вопрос о наличии либо отсутствии факта ввода спорных квартир в эксплуатацию.

В целях подтверждения факта проявления должной осмотрительности налогоплательщик обязан обосновать мотивы выбора контрагента по сделкам

К такому выводу пришел ФАС Поволжского округа, признав, что по условиям делового оборота при претворении в жизнь указанного выбора субъектами предпринимательской деятельности оцениваются не только лишь условия сделки и их коммерческая привлекательность, но также деловая репутация, а еще платежеспособность контрагента. В Постановлении № А49-9037/2011 от 31.01.2013 суд пояснил, что налогоплательщик так или иначе должен доказать принятие им мер должной осмотрительности в момент выбора контрагента. При всем при этом доказательством должной осмотрительности, как правильно отметил суд, служат не только лишь учредительные документы, выписки из Единого государственного реестра юридических лиц, но также обоснование мотивов выбора контрагентов, обстоятельств заключения и исполнения соглашений. Как было установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, заявитель не привел убедительных мотивов что же касается выбора им указанной выше организации и не не подтвердил доводы налогового органа в данной части.

Кассационной инстанцией отклоняются доводы общества про то, что обществом была проявлена должная осмотрительность в момент выбора контрагента для сделки, потому, что были запрошены учредительные документы, подписание документов контрагента производилось от имени лица, указанного в учредительных документах руководителем. Идеальные обществом действия являются необходимым, но не достаточным условием для вывода о проявлении должной осмотрительности при заключении спорной сделки. Представленные в материалы дела доказательства свидетельствуют о непроявлении налогоплательщиком должной степени осмотрительности в момент выбора контрагента, потому, что общество ограничилось получением учредительных документов, не проверило деловую репутацию и местонахождение контрагента; не удостоверилось в личности лиц, действующих от имени данной организации, а еще не проверило имеющийся у них объем полномочий.

Право на зачет переплаты налога в счет уплаты задолженности по НДС возникает только после окончания камеральной проверки

Об этом заявил ФАС Центрального округа в Постановлении № А48-915/2012 от 23.01.2013, признав, что налоговый орган правомерно выставил оспариваемые требования и доначислил НДС до окончания камеральных налоговых проверок уточненных налоговых деклараций по НДС за ранние периоды. Здесь суд сообщил о том, что после представления налогоплательщиком налоговой декларации налоговый орган проводит проверку обоснованность суммы налога, заявленной к возмещению, во время выполнения камеральной налоговой проверки. После проведения камеральной проверки и отсутствия выявленных нарушений налоговый орган обязан решиться о возмещении полностью суммы налога, заявленной к возмещению. Из налогового законодательства не вытекает обязанность налогового органа в одно и тоже время воплотить в жизнь камеральную проверку уточненных налоговых деклараций за разные налоговые периоды даже в том случае, если они поданы в одинаковые вещи время. В следствии этого сам факт подачи декларации с исчислением суммы налога к возмещению из бюджета не означает автоматического получения налогоплательщиком права на возмещение налога путем зачета в счет уплаты задолженности по НДС. Это право возникает только после окончания камеральной проверки.

Судом установлено, что налогоплательщик не заплатил отраженный к доплате НДС за 3 - 4 кварталы 2010 года, 1 - 3 кварталы 2011 года. В периодах, предшествовавших указанным периодам, у налогоплательщика отсутствовала переплата по НДС. По уточненным декларациям за 1 - 2 кварталы 2010 года, 3 квартал 2011 года сумма налоговых вычетов была выше сумму налога, в связи, с чем полученная разница подлежала возмещению (зачету, возврату) налогоплательщику. Заявленные обществом к налоговому вычету суммы НДС в декларации за 1 - 2 кварталы 2010 года, за 3 квартал 2011 года могли быть зачтены инспекцией только лишь по результатам проведения камеральной налоговой проверки уточненных налоговых деклараций по налоговым вычетам, срок проведения которой составляет три месяца со дня представления деклараций. До даты вынесения решений сумма НДС, подлежащая возмещению из бюджета, не имеет возможности уменьшать недоимку по налогу, так как фактически еще не классифицируется это той.

В целях получения налоговой выгоды руководитель налогоплательщика не обязан лично принимать участие в совершении хозяйственных операций

Об этом заявил ФАС Северо-Кавказского округа, признав несостоятельность довода налогового органа о недобросовестности налогоплательщика ввиду отсутствия со стороны руководителя общества четких пояснений по обстоятельствам поставок товара. В Постановлении № А53-26720/2011 от 31.01.2013 суд указал, что фактическим обстоятельством, достаточным для вывода о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, является применение налогового вычета по НДС вне связи с претворением в жизнь реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Налогоплательщик не отвечает за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. В области налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не имеют возможности истолковывать понятие "добросовестные налогоплательщики" как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные прямые обязанности, не предусмотренные законодательством России.

Налоговый орган не представил доказательства того, что общество знало или должно было знать о допущенных контрагентами нарушениях либо предоставлении ими недостоверных сведений. В процессе проверки инспекция не установила обстоятельства, дающие возможность усомниться в добросовестности общества как налогоплательщика. Сведения о взаимозависимости налогоплательщика и его контрагентов отсутствуют. Суд проверил доводы налоговой инспекции о получении обществом необоснованной налоговой выгоды и отклонил их на основании совокупной оценки представленных в материалы дела доказательств. В процессе допроса руководитель общества известил, что только при личной встрече с руководителями контрагентов лично не знаком, потому, что договоры с указанными организациями подписывались через представителя. При всем при этом налоговое законодательство не предусматривает в числе условий для применения вычетов НДС личное участие при заключении соглашений руководителей организаций, вступающих в финансово-хозяйственные отношения.

Бухгалтерская и налоговая отчетность не классифицируется достаточным источником для расчета и доначисления налога

К такому выводу пришел ФАС Уральского округа, признав, что использованная налоговым органом методика исчисления налога на базе анализа данных бухгалтерского учета противоречит общепризнанным меркам налогового законодательства. В Постановлении № Ф09-13153/12 от 17.01.2013 ФАС сообщил о том, что данные о доходах, отраженные в налоговой декларации, сами собой без первичных документов не имеют возможности служить основанием для вывода о занижении налоговой базы по налогу на прибыль. Наличие самого факта расхождений между данными налоговой декларации и бухгалтерских регистров (оборотно-сальдовых ведомостей) может свидетельствовать только о нарушении налогоплательщиком правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения, что само собой не имеет возможности являться основанием для непринятия налоговым органом налоговой базы по налогу. Законодательством о налогах и сборах России не предусмотрено определение налоговой базы и, в соответствии с этим, суммы налогов, подлежащих уплате в бюджет, лишь на основании сведений, содержащихся в регистрах бухгалтерского учета, а еще налоговой отчетности, представляемой в налоговый орган.

Правильность данных, отраженных в бухгалтерской и налоговой отчетности, обязана быть подтверждена соответствующими первичными документами. В случае выявления расхождений между налоговыми декларациями и регистрами бухгалтерского учета должностное лицо налогового органа, проводящее проверку, должно определить причину такого расхождения. Для этого обязаны быть проверены первичные документы налогоплательщика, работники основанием для исчисления и уплаты налога. На базе этих документов определяется, какой из документов - налоговая декларация или регистр бухгалтерского учета - не соответствует первичным документам. Только потом возможно установить, привело ли выявленное несоответствие к неуплате (неполной уплате) налога. При всем при этом обязаны быть учтены все свои у налогоплательщика документы и сведения, относящиеся к его хозяйственной деятельности.

Решение налогового органа не быть может вынесено без учета доводов и возражений проверяемого налогоплательщика

К такому выводу пришел ФАС Центрального округа, признав, что потому, что при рассмотрении материалов проверки представленные обществом возражения и документы налоговый орган не оценивал и в оспариваемом решении их не принимал во внимание, принятое решение не соответствует общепризнанным меркам налогового законодательства. В Постановлении № А54-5530/2011 от 24.01.2013 ФАС напомнил, что несоблюдение должностными лицами налоговых органов требований, установленных Налоговым кодексом РФ, может являться основанием для отмены решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом. К существенным условиям соблюдения прав налогоплательщика относится обеспечение возможности лица, в отношении которого проводилась проверка, принимать участие в ходе рассмотрения материалов налоговой проверки лично и через своего представителя и обеспечение возможности налогоплательщика представить объяснения.

В рассматриваемом случае, как обоснованно отмечено судом, нарушение существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, является основанием для отмены вышестоящим налоговым органом или судом решения налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового нарушений закона. Налоговый орган, утратив возражения на акт проверки и документы, представленные налогоплательщиком, не обеспечил возможности налогоплательщика представить для оценки руководителю Инспекции объяснения, именно тем значительно нарушив процедуру рассмотрения материалов проверки. При изложенных обстоятельствах, резюмировал ФАС, суд пришел к правильному выводу про то, решение, вынесенное без учета доводов налогоплательщика, является совершенным основанием для признания недействительным решения налогового органа и лишает доказательственной силы какие-нибудь установленные в процессе проведенной налоговой проверки обстоятельства.

Законодательство не отметает возможность приостановления инкассового поручения в масштабах процедуры бесспорного взыскания налога

Об этом заявил ФАС Западно-Сибирского округа, признав несостоятельность довода налогоплательщика про то, что приостановление и возобновление действия выставленного инкассового поручения противоречит действующему законодательству и не соблюдает процедуру бесспорного взыскания налога. В Постановлении № А45-1270/2012 от 17.01.2013 суд указал, что налогоплательщик в указанном случае ссылался на то, что налоговым законодательством не предусмотрена возможность прерывания и возобновления процесса бесспорного взыскания задолженности налогоплательщика. Таким образом, налоговый орган реализовав свое право на взыскание пени во внесудебном порядке, в дальнейшем мог производить взыскание только в судебном порядке.

Сама процедура принудительного взыскания налоговым органом задолженности по обязательным платежам являет из себя последовательные этапы единого внесудебного порядка взыскания налоговой задолженности, а не самостоятельные независимые друг от друга процедуры. Действующим законодательством не предусмотрена норма, регулирующая приостановление и возобновление действия выставленного инкассового поручения. Между тем, оспариваемые обществом действия налогового органа не являются нарушением процедуры принудительного взыскания, напротив, действия инспекции свидетельствуют о недопущении нарушения прав налогоплательщика на взыскание суммы в большем размере, нежели настоящая задолженность.

Акты выполненных работ не имеют возможности являться документами, подтверждающими в целях налогообложения прибыли факт оказания транспортных услуг

Об этом заявил ФАС Поволжского округа, признав, что расходы на транспортные услуги сторонних организаций могут быть приняты к учету для целей налогообложения прибыли лишь на основании товарно-транспортных накладных. В Постановлении № А65-11363/2012 от 31.01.2013 ФАС разъяснил, что товарно-транспортные накладные являются основными первичными документами, подтверждающим фактическое оказание услуг по грузоперевозкам. Акты выполненных работ, которые, учитывая мнение заявителя, относятся к документам, подтверждающим факт оказания транспортных услуг, не соответствуют требованиям закона "О бухгалтерском учете", потому, что не включают в себя всех необходимых сведений о грузоперевозках (дату, маршрут, высокое звание и количество перевозимых грузов). Акты не восполняют полноту сведений, которые указываются в товарно-транспортных накладных. В них не присутствует информация об измерителях и содержании хозяйственных операций, в том числе конкретные даты оказания услуг, номера автомобилей, на которых осуществлялась грузоперевозки, фамилии лиц, осуществлявших грузоперевозки, количестве перевозимого груза.

Таким образом, непредставление налогоплательщиком товарно-транспортных накладных для подтверждения факта оказания транспортных услуг; путевых листов, подтверждающих факт грузоперевозок автотранспортом, свидетельствует про то, что налогоплательщик не доказал факт оказания ему услуг по грузоперевозкам контрагентом, связь услуг по перевозке с деятельностью налогоплательщика, направленной на получение прибыли. Документом, подтверждающим факт настоящего оказания предусмотренных договором услуг по грузоперевозкам, является товарно-транспортная накладная, а представленные заявителем акты приемки услуг не имеют возможности заменять данные накладные. Потому, что предпринимателем не представлены товарно-транспортные накладные, подтверждающие оказание транспортных услуг, таким образом, не подтверждена реальность понесенных затрат по оплате указанных услуг.



Читайте так же:
Споры по выплате ипотечного кредита
Капитальное строительство. Проблемы ответственности
Правила внутреннего трудового распорядка