Главная страница >> Юридические статьи >> Недобросовестные действия менеджмента повлекли иск о взыскании с компании 172 млн. рублей по договорам поручительства. В ВАС РФ удалось оспорить сделки

Недобросовестные действия менеджмента повлекли иск о взыскании с компании 172 млн. рублей по договорам поручительства. В ВАС РФ удалось оспорить сделки


Автор: Мартыненко Сергей Михайлович

Регион: Хабаровский край, г. Хабаровск

Должность: Руководитель управления по договорной и претензионно-исковой работе, Управляющая корпорация РФП Групп

Область права: Корпоративные отношения

Порядок решения проблемы: Судебный № дела А73-225/2009

Суть дела

Представители менеджмента акционерного общества (включая председателя совета директоров, генерального директора и его заместителей, главного бухгалтера) предприняли попытку осуществить оригинальную схему по выводу активов. Дружно они создали новую компанию, а после этого продали свои доли в новой компании кипрскому оффшору. В одно и тоже время гендиректор акционерного общества, обладая необходимыми полномочиями, заключил со всеми продавцами договоры поручительства от имени компании. Кипрский офшор свои обязательства не исполнил. Продавцы долей предъявили требования об уплате 172 млн. рублей к акционерному обществу, как к поручителю. Компании довелось бороться за интересы компании во всех инстанциях, включая ВАС РФ. 

Задача и ее решение

ООО «Амурский центр лесозаготовительной техники» (далее – ООО «АЦЛТ») является акционером ЗАО «Флора». Данные компании вместе с рядом других входят в холдинг Russian Forest Products Group (RFP Group) под управлением ООО «Управляющая корпорация «РФП Групп», перед юристами которой и встала задача отстаивания интересов акционеров по настоящему делу.

Суть проблемы

В 2007 году представители менеджмента ЗАО «Флора» (глава совета директоров, гендиректор и его заместители, главный бухгалтер) создали компанию ООО «Траст». Через непродолжительное время все соучредители продали свои доли в уставном капитале ООО «Траст» кипрской оффшорной компании Лаксфер. В одно и тоже время с подписанием соглашений купли-продажи долей были заключены договоры поручительства по которым ЗАО «Флора» поручалось перед продавцами за исполнение кипрской корпорацией своих обязательств по оплате долей.

Кипрская корпорация свои обязательства не исполнила и в 2008 году продавцы долей предъявили требования к ЗАО «Флора» об уплате 172 млн. рублей. В арбитражном суде было возбуждено производство о взыскании указанной суммы (дело №А73-13634/2009). 

Задачи

Перед юристами встала задача не допустить взыскание с одной из корпораций холдинга столь значительной суммы. Сделать это можно было, только признав договоры поручительства недействительными.

Способы решения

К моменту предъявления требований об уплате почти все должностные лица ЗАО «Флора» были лишены работы, назначен новый гендиректор.

Первоочередной вопрос - от кого предъявлять иск об оспаривании соглашений поручительства, от самого общества или от его акционера. Срок исковой давности по требованиям о признании сделки с заинтересованностью недействительной составляет один год. Данный срок исчисляется с момента, когда истец узнал или обещал узнать об оспариваемой сделке. Вместе с тем, на данный момент арбитражная практика (полагаю, что ошибочно) исходит из того, что само общество узнает о сделке в момент заключения договора. Какие-либо аргументы о персональной заинтересованности гендиректора, подписавшего оспариваемый договор, о сокрытии договора от остальных должностных лиц общества, о невозможности обществу обратиться в суд с иском до тех пор, пока не будет назначен новый гендиректор, не имеют возможности изменить такой формальный подход. С момента заключения соглашений до предъявления требований к поручителю один год истек. В следствии этого в виде истца был выбран акционер – ООО «АЦЛТ», поскольку в отношении акционеров у судов нет такой вышеописанной однозначности и в каждом деле момент начала течения срока исковой давности определяется исходя из конкретных обстоятельств по делу.

Истцом ООО «АЦЛТ» как акционером был подан иск к соответчикам - ЗАО «Флора» и бывшим руководящим работникам ЗАО «Флора» (дело №А73-225/2009). Предмет иска – признание соглашений поручительства недействительными. Основание иска – нарушение требований закона  об одобрении сделок с заинтересованностью.

Дополнительно также был подан иск и от самого общества ЗАО «Флора» к своим бывшим руководящим работникам (дело А73-13273/2010), но по основанию ничтожности сделок. Предмет иска - признание соглашений поручительства недействительными. Основание иска – ничтожность сделок в следствие: а) злоупотребления правом при их совершении; б) нарушение требований закона к договору поручительства. По ничтожным сделкам срок исковой давности составляет три года, в следствии этого на день обращения он не истек. 

Правовая позиция

Следует отметить, что весь расчет недобросовестного менеджмента был на то, что, если исходить из буквального толкования закона, то, ставя свою подпись в договоры поручительства, ничего они не не соблюли. И не говоря уже о том, что, требования об уплате были предъявлены только опосля того, когда истек годичный срок для оспаривания сделок. Таким образом, даже там, где можно было говорить о нарушении закона (2 договора – с председателем совета директоров и с гендиректором), признать договоры поручительства недействительными не получится ввиду истечения срока исковой давности. В следствии этого перед юристами встала задача не только лишь выработать теоретическую точку зрения по делу, но также убедительно подкрепить ее доказательной базой.

Дело №А73-225/2009

Исходя из сложившейся к тому часу судебной практики, можно было сразу констатировать, что удастся признать недействительными только договоры поручительства с председателем совета директоров и с гендиректором (в следствие пункта 1 статьи 81 Федерального закона «Об акционерных обществах»).

Вместе с тем,  римские юристы говорили, что «Lex est, quod notamus» - закон это то, что мы разъясняем. В следствии этого правовая позиция истца была была сооружена на следующем:

1) Необходимость расширительного толкования используемого в статье 81 Федерального закона «Об акционерных обществах» понятия «лиц, занимающих должности в органах управления». В соответствии закону, органами управления являются собрание акционеров, совет директоров, единоличный исполнительный орган, коллегиальный исполнительный орган. Однако, зачастую в акционерном обществе заместитель гендиректора имеет во много раз больше возможностей для незаконного обогащения с помощью общества, чем член совета директоров. В следствии этого, ряд должностей в аппарате органов управления (с учетом фактически предоставленных им полномочий в обществе) следует относить к должностям в органах управления и, в соответствии с этим, признавать заинтересованными лицами.

В качестве фактического обоснования данной точки зрения истцом были предоставлены в дело документы, свидетельствующие про то, что время от времени заместители гендиректора и главный бухгалтер выполняли в полном объеме функции единоличного исполнительного органа общества, а именно – доверенности с широкими полномочиями; должностные инструкции; приказы о назначении исполняющим прямые обязанности гендиректора; банковские карточки образцов подписей.

2) Необходимость применения антимонопольного понятия «аффилированность» с учетом корпоративных отношений. На данный момент корпоративное законодательство не включает в себя легального определения аффилированности. В следствии отсутствия легального определения аффилированности в корпоративном праве (частной отрасли права) применяется перед этим сформулированное определение из антимонопольного законодательства (публичной отрасли права). Случаи, когда одно лицо может оказывать влияние на действия другого лица, сформулированные с целью ограничения монополистической деятельности, не имеют возможности охватить всего многообразия корпоративных отношений, что и проявило себя в рассматриваемом деле. Истцом указывалось, что до момента законодательного урегулирования аффилированности в корпоративном праве, судам при разрешении корпоративных споров необходимо применять только общее определение аффилированности с учетом фактических обстоятельств по делу.

Так, согласно со статьей 4 Закона о конкурентной борьбе под аффилированными лицами понимаются физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц. Исходя из общего определения аффилированности все представители менеджмента ЗАО «Флора» являлись аффилированными лицами как гендиректора общества, так и самого общества.

В качестве фактического обоснования данной точки зрения истцом были предоставлены в дело документы, свидетельствующие про то, что все представители менеджмента:

- занимали руководящие должности в ЗАО «Флора» и располагались в непосредственном подчинении гендиректора общества;

- вместе создали ООО «Траст»;

- избрали гендиректором ООО «Траст» гендиректора ЗАО Флора».

- в одно и тоже время продали являющиеся собственностью им доли в ООО «Траст» офшорной кипрской компании Лаксфер.

3) Взаимосвязанность сделок с заинтересованностью сообразно закона со взаимосвязанностью больших сделок. В следствие статьи 6 Гражданского кодекса РФ в случаях, когда отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и не присутствует применимый к ним обычай делового оборота, к этим отношениям, если это уже не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона). Истец указывал, что в условиях отсутствия в статье 81 Федерального закона «Об акционерных обществах» прямого указания на необходимость одобрения не только лишь единичной сделки с заинтересованностью, но также взаимосвязанных сделок с заинтересованностью, применению в следствие аналогии закона подлежит норма статьи 78, указывающая на необходимость одобрения взаимосвязанных больших сделок.

В качестве фактического обоснования взаимосвязанности истцом было указано, что базовое соглашение подписано всеми кредиторами, его общая цель заключается в продаже всеми кредиторами являющихся собственностью им долей в уставном капитале ООО «Траст» одному лицу – компании Лаксфер; договоры купли-продажи и оспариваемые договоры поручительства заключены на основании единого базового соглашения и в интересах 1-го должника; все документы (базовое соглашение, договоры купли-продажи, договоры поручительства) подписаны в один день и сделаны по одной форме.

4) Исчисление срока исковой давности. Истцом было указано, что узнал он о идеальных сделках только после этого, когда новый гендиректор ЗАО «Флора» проинформировал акционеров о поступивших в общество требованиях об уплате. Таким образом, годичный срок исковой давности надлежит исчислять именно с этого момента. В качестве доказательств были представлены документы – письмо нового гендиректора; письменные объяснения сотрудников общества про то, что в обществе договоры поручительства не хранились; бухгалтерские данные про то, что на соответствующем забалансовом счете выданные поручительства учтены не были; документы к годовому собранию акционеров, в которых не было практически никаких упоминаний о поручительствах.

Дело А73-13273/2010

Данный иск был заявлен дополнительно после вынесения судом первой инстанции решения по делу А73-225/2009. Истцом выступило само ЗАО «Флора», правовая позиция истца была была сооружена на следующем:

1) Ничтожность сделок в виду злоупотребления правом при их совершении.  Договоры поручительства заключены в следствии злоупотребления правом сторонами – ЗАО «Флора» в лице гендиректора и кредиторами.

Истец указывал, что факт злоупотребления правом сторонами сделок подтверждается тем, что для ЗАО «Флора» отсутствовала экономическая целесообразность в довершение всего соглашений поручительства, поскольку ЗАО «Флора» является коммерческой организацией и в следствие пункта 1 статьи 50 Гражданского кодекса РФ имеет основной целью своей деятельности извлечение прибыли. При поручительстве за 3-е лицо, поручитель несет риск неисполнения этим лицом обязательств перед кредитором. При обычных условиях гражданского оборота принятие на себя данного риска поручителем наверное обосновано. В частности, при выдаче банковской гарантии риск коммерческого банка обусловлен получаемым им вознаграждением, при поручительстве же принятие на себя риска поручителем быть может обусловлено давними устойчивыми хозяйственными связями и партнерскими отношениями между поручителем и должником, намерением позднее установить такие отношения. Между кипрской корпорацией Лаксфер (Должник) и ЗАО «Флора» (Поручитель) ни разу не было каких-либо хозяйственных отношений. Таким образом, ЗАО «Флора» выдало поручительство за абсолютно неведомую ему иностранную компанию и «добровольно» приняло на себя обязанность погасить ее долги перед своими же руководящими работниками.

 Согласно со статьей 10 Гражданского кодекса РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые только лишь с намерением причинить вред другому лицу, а еще злоупотребление правом в иных формах. Согласно со статьей 168 Гражданского кодекса РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна.

2) Ничтожность сделок в виду несоблюдения требований закона к договорам поручительства.

Здесь следует отметить специфику соглашений по приобретению компании. Цена в данных договорах зачастую является не фиксированной величиной, а рассчитывается исходя из финансовых показателей приобретаемой компании за оговоренный период времени после заключения договора. Так же рассчитывалась цена и в договорах купли-продажи долей в ООО «Траст». По договорам поручительства ЗАО «Флора» поручалось за исполнение покупателем своего обязательства об уплате цены как это того, без указания конкретной суммы, поскольку данная сумма на день подписания никому из сторон известна не была.

Поэтому истцом указывалось в суде, что оспариваемые договоры поручительства заключены во исполнение обязательства, которое может возникнуть позднее, без согласования существенных условий такого обязательства. Согласно со статьей 361 Гражданского кодекса РФ по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица нести ответственность за исполнение последним его обязательства полностью или в части. Договор поручительства быть может заключен также для обеспечения обязательства, которое возникнет позднее.

Однако, установленная законом возможность заключения договора поручительства для обеспечения обязательства, которое возникнет позднее, не отметает необходимости согласования с поручителем существенных условий обеспечиваемого обязательства.

Договоры купли-продажи не давали возможность установить существенные условия обязательств, а именно его размер в денежном выражении, порядок и условия оплаты.

В соответствии со статьей 168 Гражданского кодекса РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна. Договоры поручительства не соответствуют требованиям статьи 361 Гражданского кодекса РФ, а таким образом являются ничтожными. 

Судебные решения

Дела А73-13634/2009 и А73-13273/2010 были временно остановлены до окончательного разрешения дела А73-225/2009.

По делу А73-225/2009 суды трех инстанций заняли консервативную точку зрения, недействительными были признаны только договоры поручительства с гендиректором и председателем совета директоров. Отказ в остальной части иска послужил основанием для обращения в ВАС РФ.

12 апреля 2011 года Президиум ВАС РФ отменил все судебные акты по делу и признал все договоры поручительства недействительными. Следует отметить, что коллегия судей в собственном определении о передаче дела в президиум подняла вопросы как по толкованию аффилированности, так и по применению аналогии закона при взаимосвязанности сделок. Однако, президиум дал согласие только с аналогией закона при взаимосвязанности сделок, указав, что, если у гендиректора имеется заинтересованность в некой сделке, то значит есть заинтересованность и в остальных подобных сделках. Президиумом указано, что данное постановление в следствие особого указания внутри него надлежит применять судам при рассмотрении аналогичных дел.

Так как все договоры поручительства были признаны недействительными, то по делу А73-13634/2009 истцам было отказано во взыскании 172 миллионов рублей. По делу А73-13273/2010 истец категорически отказался от иска в виду отсутствия предмета спора.

Чего посчастливилось добиться

Юридическая служба сохранила для компании 172 миллиона рублей, а арбитражная практика обогатилась новым судебным прецедентом, по которому акционеры могут отстоять свои права в споре с менеджментом компании.

Если вам пришелся по душе этот кейс и вы хотите помочь автору одержать победу во Всероссийской правовой премии «Юрист компании ‘2012» - вы можете проголосовать за него.



Читайте так же:
Стоимость квартиры увеличена после перехода права собственности. Суд обязал зарегистрировать соглашения с новой ценой
Правила внутреннего трудового распорядка
Губит людей не пиво…