Главная страница >> Юридические статьи >> Какие обстоятельства позволяют прекратить право собственности на долю в жилом помещении?

Какие обстоятельства позволяют прекратить право собственности на долю в жилом помещении?


Многие полагают, что нормы п. 4 ст. 252 ГК РФ включают в себя положения, которые предоставляют им право обращаться в суд за лишением участников общей собственности права на долю в жилом помещении. Нормы соответствующих положений законодательства при их положительном применении допускают возможность лишить доли в праве собственности даже если соблюдать условие, что у сособственника не присутствует иное жилье.

Правоприменительная практика, при которой сособственника лишают права на часть жилого помещения, сложилась в судебном производстве и настоятельно просит для воплощения соблюдения ряда условий.

Положения законодательства, регулирующего правоотношения по теме, вызывают неоднозначное понимание у тех, кто, полагаясь на текст закона, ожидает охраны и стабильности своих прав на жилые помещения. Порядок применения указанных норм органами судебной власти зачастую противоречит здравому смыслу, следующему из буквального текста закона. 1-м из примеров такого состояния практики применения соответствующего законодательства является следующее. Совокупный смысл п. 3, абз. 1, 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ показывает, что данные части статьи обладают системным единством, текст закона предусматривает возможность выплаты компенсации за долю, что связывается во всех случаях с предварительным заявлением о выделе в натуре доли. Однако возникающие в судебной практике разночтения в связи с этим далеко не всегда убедительно несут ответственность на возникающие вопросы.

Анализируя положения абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ об условиях, при которых возможно прекращение права собственности гражданина путем выплаты ему компенсации за долю, суд сообщил о том, что совокупность трех условий, как-то: незначительность доли, невозможность выдела в натуре и отсутствие существенного интереса – являются частным случаем общего положения про то, что данный порядок применяется для случаев, когда истец настоятельно просит выдела в натуре (определение Московского городского суда № 11–17202 от 06.09.2012 г.).

На основании приведенного суждения возможность прекращения права на долю суд свел к наличию трех названных условий, но уже без указания на обязательность требования о выделе доли. Однако после этого последовало обоснование причин, по которым прекращение права собственности возможно и в отсутствие требования о выделе доли.

Закрепляя возможность принудительной выплаты участнику долевой собственности компенсации за его долю, законодатель исходил из исключительности этих случаев, их допустимости только при конкретных обстоятельствах и просто в тех пределах, в каких это надо для восстановления нарушенных прав и законных интересов других участников долевой собственности, благодаря чему распространил действие данной нормы как на требования выделяющегося собственника, так и на требования других участников долевой собственности.

Произвольная подмена судом законодательно определенных условий, при которых допускается выкуп доли собственника жилого помещения перечисленными выше, меняет содержание закона без изменения в установленном порядке текста данного закона. Именно поэтому участники соответствующих правоотношений вынуждены сталкиваться с препятствиями, которые вполне достаточно затруднительно предвидеть при обычно предъявляемых требованиях к ознакомлению с текстом закона для его последующего применения.

Исключительность случаев, облеченных в форму положения закона, не означает, что эти случаи должны регулироваться в противоречии с данным вопросом, посвященным положению закона. Помимо всего этого, в имеющем характер общего указания выводе судом было провозглашено, что рассматриваемый порядок допустим только при конкретных обстоятельствах. В то же время 1-м из следующих конкретных обстоятельств, предусмотренных законом, и является наличие требования собственника о выделе доли.

Следующим основанием правомерного лишения доли в праве собственности является, учитывая мнение суда, необходимость восстановления прав и законных интересов других сособственников.

Исходя из приведенного мотива, который в следствие своего общего характера скорее подходит для текста основных законов государства, претворение в жизнь правомочий на долю в праве собственности признается нарушением прав и законных интересов тех собственников, чья доля значительно превышает долю этого собственника. Для чего тогда уже законодатель предусмотрел возможность большого количества лиц на стороне собственника одной вещи, если это то будет признано нарушением прав и законных интересов третьих лиц, судебные органы оставляют без ответа, формально переписывая как то раз сформулированное абстрактное мнение. 
Между тем стремление встать на защиту права и законные интересы сособственника, обладающего значительной долей в общей собственности, в ущерб правам сособственника с незначительной долей не быть может признано законным.

Из вышеизложенного следует, что, хотя в п. 4 ст. 252 ГК РФ в виде условия, дающего возможность принудительно выкупить долю в праве собственности, и предусмотрено наличие требования о выделе доли, такое обстоятельство в практике судебных органов может и вовсе не приниматься во внимание.

При рассмотрении данного дела выявлены некоторые фактические обстоятельства, которые учитываются при разрешении требований о прекращении прав на долю. Стоит отметить истец, заявляющий требования о прекращении прав другого сособственника, обязан быть зарегистрирован по местообитанию в этом жилом помещении и доказать, что оно является для него одним-единственным местообитанием. Не говоря уже о том, что, наверное подтверждено, что, в противоречии с жилищным законодательством, жилая площадь не в ход идет ответчиком по назначению для проживания. В дело могут быть, например, представлены доказательства того, что ответчик сохраняет право пользования другим жилым помещением, поскольку зарегистрирован по местообитанию в другом городе, а еще не имеет в спорной квартире ни постоянной, ни временной регистрации и фактически внутри нее не живет.

Кроме того, тогда, когда жилое помещение представляет из себя однушку, наверное доказано наличие конструктивной возможности оборудования изолированного жилого помещения для проживания других собственников.

Приобретение существенно меньшей доли сравнивая с являющейся собственностью другому сособственнику в размере половины от общего имущества следует воплотить в жизнь при условиях, что полученная площадь даст возможность разместить спальное место, а еще место для хранения предметов повседневной жизни без ущемления жилищных прав сособственника и права на уважение его частной и семейной жизни.

Иной поворот получило в следующем деле толкование положений ст. 252 ГК РФ (определение Красноярского краевого суда № 33–10195 от 26.11.2012 г.). Требования о принудительном выкупе жилого помещения истцов были мотивированы тем, что ответчик обладает 1/4 доли собственности; не использует являющуюся собственностью ему долю, потому, что такой не слишком заметный размер доли невозможно использовать по назначению; членом семьи истцов не классифицируется; ни разу в квартире не проживал и имеет другое местообитание. Исковое заявление было оставлено без удовлетворения.

При обжаловании решения истцы указали на то, что суд истолковал нормы абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ неправильно и сделал неправильный вывод про то, что применение правила указанной нормы возможно только лишь в отношении участника, который заявил требования о выделе своей доли.

Обосновывая свое решение об оставлении в силе решения суда, судебная коллегия указала, что в соответствии определению Конституционного суда России от 07.02.2008 г. № 242-О-О закон не планирует возможности заявления 1-м участником общей собственности требования о лишении другого участника права на долю с выплатой ему компенсации, даже если этот участник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества и его доля незначительна.

Таким образом, суд 2-й инстанции резюмировал, что положение п. 4 ст. 252 ГК РФ не планирует кроме воли собственника лишения его права собственности путем выплаты компенсации, потому, что иное противоречило бы принципу неприкосновенности права собственности. И подальше судебная коллегия подчеркнула, что применение абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ возможно только лишь в отношении участника, который заявил требование о выделе своей доли, и только в случае одновременного наличия всех перечисленных законом условий: доля незначительна, в натуре ее выделить нельзя, собственник не имеет существенного интереса в ее использовании. При всем при этом последнее условие должно определяться с учетом полного исследования всех обстоятельств, подтверждающих, например, нуждаемость в использовании этого имущества в следствие возраста, состояния здоровья и др.

Однако лишней является в этом акте ссылка на толкование п. 4 ст. 252 ГК РФ, которую повторяют другие суды, удовлетворяющие подобные иски, где указывается, что, закрепляя в этом положении возможность принудительной выплаты участнику долевой собственности компенсации за его долю, а таким образом, и утрату им права на долю в целом имуществе, законодатель исходил из исключительности этих случаев, их допустимости только при конкретных обстоятельствах и просто в тех пределах, в каких это необходимо для восстановления нарушенных прав и законных интересов других участников долевой собственности.

Судебная коллегия при проверке законности и обоснованности решения суда первой инстанции указала, что доля ответчика не классифицируется незначительной и ответчик имеет существенный интерес в ее использовании, что подтверждено как пояснениями ответчика в судебном заседании, так и начавшим действовать решением суда об прямые обязанности истца не чинить препятствия ответчику в пользовании квартирой путем передачи последнему ключей от входной двери жилого помещения.
В некоторых случаях наличие акта о каком-либо виде устранения нарушения прав ответчика по рассматриваемым категориям дел может существенно повлиять на окончательное решение. Все же пояснения представителя ответчика в суде первой инстанции также являются приемлемым доказательством того, что ответчик имеет существенный интерес в пользовании квартирой.

В итоге, применив в изложенном виде нормы гражданского законодательства к правоотношениям сторон и исследовав обстоятельства дела, судебная коллегия пришла к выводу: потому, что ответчиком не заявлено требование о выделе своей доли в спорном жилом помещении, совокупность условий, предусмотренных п. 4 ст. 252 ГК РФ, не присутствует, точно также как и достаточная совокупность допустимых доказательств, подтверждающих наличие условий, предусмотренных данным положением, из-за этого суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований истцов.

Собственники обратились с требованием о признании ответчика утратившим право собственности на долю в целом имуществе с выплатой денежной компенсации в обмен утрачиваемой в жилом помещении доли (определение Красноярского краевого суда № 33–10195 от 26.11.2012 г.). В виде оснований для удовлетворения искового заявления было указано на то, что ответчику принадлежит только лишь 4-я часть доли в жилом помещении, в котором также он ни разу не проживал. Другим доводом истцов было то, что ответчик не классифицируется членом семьи истцов, не использует являющуюся собственностью ему долю в квартире, поскольку она является незначительной и ее невозможно использовать по назначению. Выдел доли в натуре также не осуществимо. Именно поэтому собственники долей в жилом помещении посчитали, что на основании ст. 252 ГК РФ могут настоятельно просить продажи доли другого собственника в квартире в свою пользу.

Следует отметить, что по существу в этом деле, как и во почти всех других, делается попытка осуществить принудительный выкуп собственности, кроме того равноправным субъектом гражданско-правовых отношений. В Конституции РФ содержится гарантия, что жилое помещение неприкосновенно. Принимая во внимание наличие названной нормы ст. 252 ГК РФ, конституционное положение о неприкосновенности жилища может применяться только лишь в том смысле, что жилище неприкосновенно в плане именно физическом и в него никто не имеет право проникать без согласия правомочного лица (при всем при этом жилище неприкосновенно, именно если в ход идет владельцем как жилище, другими словами он там живет), и одновременно не присутствует указание на то, что право собственности на жилое помещение неприкосновенно от любых возможных посягательств.

Вместе с тем ст. 235 ГК РФ предусмотрено, что лишение права собственности быть может произведено в случаях, предусмотренных законом. Представляется, что к этим случаям относятся, в частности, процедуры конфискация жилья и принудительного выкупа земли, на котором располагается жилое помещение. Из исключительно тяжелого характера обстоятельств указанных случаев следует, что законодатель не относил к ним возможность лишения собственности по ст. 252 ГК РФ.

При рассмотрении некоторых дел обнаруживает подтверждение то положение, что указанная норма гражданского закона не предоставляет совершенного права лишить сособственника его доли (определение Верховного Суда Республики Бурятия № 33–3333 от 02.11.2011 г.). Стоит отметить из рассматриваемого судебного акта следует, что положения абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ не предоставляют права обращаться в суд за лишением сособственника его доли в праве собственности на жилое помещение. Такой запрет действует, однако, только лишь для случаев, когда не присутствует согласие самого сособственника. Выражение сособственником своего согласия на выкуп его доли в праве собственности на общее жилое помещение дает возможность обойтись в отсутствии судебных тяжб. Вместе с тем неопределенным остается вопрос, в какой именно момент участник долевой собственности может выразить свое согласие на выкуп его доли. Поскольку иное не предусмотрено, из текста рассматриваемых положений закона вытекает, что ответчик должен заявить о своем согласии уже на стадии судебного разбирательства.

Кроме того, предусмотренный указанной нормой порядок может применяться только лишь тогда, когда сособственник заявляет о выделе своей доли. Такая правовая точка зрения, как указал суд, была выражена в определении Конституционного суда РФ от 07.02.2008 г. № 242-О-О.

Утверждения истцов об отсутствии у ответчика существенного интереса в использовании общего имущества может от случая к случаю заменяться тем положением, что обосновывается наличие такого интереса в доле ответчика у истца.

Такое положение судебными органами не признается в виде средства обоснования предъявленного иска.
Представляется, что данный вывод является обоснованным, потому, что отсутствие интереса у ответчика наверное выражено им вполне достаточно явно, для того, чтобы могло быть засвидетельствованным, и доказано истцом в вполне достаточно убедительной форме.

Не принимаются во внимание такие обстоятельства, что ответчик ни разу не проживал в квартире, не нес расходов по содержанию и благоустройству квартиры, а еще факт проживания с родственниками в другом жилом помещении. Кроме того, незначительными являются такие обстоятельства, как проживание в квартире истца с 2-мя несовершеннолетними детьми, один из которых является инвалидом и малолетним, благодаря чему с ним вынуждена проживать мать (истец), и в интересах которого заявлен иск.

В качестве оснований для отказа в иске было указано, что ответчик на денежную компенсацию не согласен, потому, что он не имеет другого жилья, а сумма предлагаемой в обмен компенсации занижена, и на нее невозможно купить другую жилую площадь.

В жалобе на решение суда первой инстанции был указано, что суд не принял к сведению того, что ответчик не имеет нужду в использовании жилья поскольку жильем обеспечен, живет с матерью в благоустроенной квартире, использование спорного жилья им невозможно без ущемления интересов малолетнего сособственника.

Итак, истцами для удовлетворения их требований о выплате компенсации за долю сособственнику жилого помещения могут называться самые существенные причины. Однако, по вопросу, связанным с тем что принимается решение судьба являющегося собственностью гражданину права собственности, фактическим обстоятельствам спора придается меньшее, сравнивая с условиями, непосредственным образом указанными в законе, значение. В следствии этого применение абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ было признано возможным только лишь в отношении участника, который заявил требование о выделе своей доли, и только при наличии перечисленных в этом положении условий: доля собственника незначительна; в натуре ее выделить невозможно; ответчик не имеет существенного интереса в использовании общего имущества.

Исковые заявления о принудительном выкупе доли собственника общего имущества отдельными субъектами в некоторых случаях в ход идет как защита от предъявленного иска об определении порядка пользования квартирой (Ярославский областной суд № 33–4738 от 06.09.2012 г.). Собственник доли в жилом помещении обратился с исковым заявлением, в котором просил определить порядок пользования квартирой. Предъявив встречный иск, ответчик пытался получить являющуюся собственностью истцу долю, выплатив за нее компенсацию.

В данном деле суд в качестве мотива принятого решения осуществил ссылку на п. 2 ст. 235 ГК РФ, в следствие которого не допускается лишение собственности, кроме случаев, указанных в законе. Кроме того, было также указано на наличие трех оснований, предусмотренных п. 4 ст. 252 ГК РФ, отсутствие которых в данном деле препятствует принудительной выплате компенсации за долю собственника.

Из обстоятельств дела следовало, что ответчик желал пользоваться являющейся собственностью ему долей, которая, кроме всего, не была признана незначительной. Кроме того, жилое помещение состояло более чем из одной комнаты. Суд 2-й инстанции не стал исследовать возможность выдела в натуре доли истца, потому, что, в первую очередь, такой вопрос не был предметом исследования суда первой инстанции; так же, вопрос определения порядка пользования жилым помещением, состоящим из 2-х комнат, не отметает возможность выдела доли, кроме всего не являющейся незначительной.

При отказе в удовлетворении требований о принудительном выкупе доли участника общей собственности суд может обосновывать решение ссылками на п. 2 ст. 235 и п.п. 1, 4, 5 ст. 252 ГК РФ, но без упоминания об обязательности наличия требования о выделе доли.

Совокупность условий, предусмотренных в абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ, в рассматриваемом деле не присутствует, поскольку обстоятельства указывали на то, что ответчик хочет пользоваться квартирой, но не имеет возможности приступить к пользованию ею по вопросу, связанным с отсутствием ключей от входной двери; кроме того, размер доли нельзя считать незначительным.

Таким образом, если обстоятельства дела не несут ответственность хотя бы двум требованиям п. 4 ст. 252 ГК РФ, то снимается необходимость проверки остальных условий. 
При обращении в суд с требованиями о выделе в натуре доли в праве собственности на жилое помещение быть может инициирована процедура принудительного выкупа этой доли ответчиком.

По иску собственника, обладающего значительным объемом доли в праве на жилое помещение, суд своим решением прекратил права другого собственника на остальную часть помещения (определение Ярославского областного суда № 33–1030 от 12.03.2012 г.).

Суд 2-й инстанции, проверяя решение суда и соглашаясь с ним, сделал ссылку на п. 2 ст. 252 ГК РФ. 
Таким образом, из данного решения следует, что положения указанной нормы дают возможность остальным собственникам настоятельно просить выплаты компенсации в обмен выделяемой доли. Однако, как было отмечено судебной коллегией, такой порядок допускается только при наличии согласия собственника, намеревающегося выделить свою долю. Без согласия собственника можно лишить его права собственности на долю путем выплаты компенсации тогда, когда доля незначительна, не быть может реально выделена и он не имеет существенного интереса в ее использовании.

При этом важным является следующее. Определение того, является ли доля ответчика значительной, должно производиться по сравнению с долей других собственников. Однако возможность выдела незначительной доли препятствует удовлетворению заявленных требований собственников, потому, что в этой ситуации не присутствует совокупность условий для принятия решения о прекращении права на долю в жилом помещении.

Так, в жалобе на решение суда 1-м из доводов ответчика было указание на то, что он не заявлял требования о разделе имущества и не классифицируется выделяющимся собственником. 
Несмотря на это судебная коллегия указала, что данный довод на правильность разрешения дела не оказывает большое влияние. Вмести с этим как данный довод не оказывает большое влияние на решение, судом мотивировано не было. Далее последовало перечисление фактических обстоятельств дела, а именно: что истец обратилась в суд имея цель увеличения своей доли при помощи сокращения числа собственников; с сыном, другими собственниками у нее разногласий не имеется.

Как видно из рассмотренных выше решений, правильное рассмотрение дела планирует вначале выяснение наличия совокупности перечисленных в ст. 252 ГК РФ условий, и только после этого следует проводить проверку соответствие обстоятельств сторон дела данным условиям.

Что же касается аргумента ответчика о необходимости применения буквально текста п. 4 ст. 252 ГК РФ, суд указал, что в деле имеются предусмотренные данной статьей условия: незначительность доли; невозможность ее выделения; отсутствие существенного интереса в ее использовании.

Таким образом, в довольно значительном количестве дел суды решаются об удовлетворении иска о выкупе являющейся собственностью сособственнику доли в жилом помещении исходя только лишь из воинской части требуемых по закону совокупности условий.

Факт непроживания ответчика в жилом помещении, а еще отсутствие у него во время рассмотрения дела права собственности на долю не препятствует защите его права на жилое помещение (определение Московского городского суда № 11–2175 от 12.11.2012 г.). Для подтверждения такого вывода судебная коллегия сослалась на п.п. 3, 4 ст. 252 ГК РФ о праве собственника настоятельно просить выдела в натуре своей доли или компенсации и условиях выплаты остальными собственниками компенсации собственнику.

Суд принял объяснения ответчиков, которыми подтверждается, что одна 4-я доли в жилом помещении представляет существенный для них интерес, и отклонил доводы истца об отсутствии это того, потому, что доказательств в обоснование аналогичного утверждения истцов в дело не было представлено. 
Судом были установлены следующие обстоятельства. Истец более 20 лет назад купил квартиру, постоянно проживал внутри нее с семьей, подарил три четверти доли супруге и двум детям в равных долях, развелся, переехал из квартиры, однако мебель и библиотеку оставил. Свою долю подарил 2-й супруге. Незадолго до обращения в суд его бывшая семья подарила свою долю истцу.

Вместе с тем ответчик пояснил, что сейчас является членом собственника квартиры, зарегистрирован по местообитанию, имеет интерес в использовании жилого помещения. Супруга ответчика дала аналогичные объяснения, добавив, что супруг не мог сделать ничего, кроме как выехать из квартиры по вопросу, связанным с расторжением брака с первой супругой. На данный момент они имеют интерес в пользовании квартирой, чему истец препятствует, например, поменяв замки. 
Одной из причин, по которым, учитывая мнение истца, следует прекратить право на долю ответчика является то, что он, подарив долю другому лицу, утратил право в отношении жилища.

Тем не меньше судебная коллегия дала согласие с выводом суда, что факт непроживания ответчиков в квартире не свидетельствует о нежелании их использовать жилое помещение, потому, что, насколько можно судить исходя из материалов дела и подтверждается реальным спором, между сторонами сложились конфликтные отношения, что, в соответствии с этим, препятствует возможности использовать являющееся собственностью собственнику имущество.

В некоторых ситуациях граждане, обладающие долей в праве собственности, прибегают к использованию положений ст. 252 ГК РФ с целью принудительной продажи своей доли.

Так, по одному из дел судебная коллегия, как и Красноярский суд, также сослалась на толкование ст. 252 ГК РФ, данное Конституционным судом России, только с точки зрения другой стороны, когда обладатель настоятельно просит выплаты стоимости незначительной доли (определение Нижегородского областного суда № 6982 от 02.11.2012 г.).

При рассмотрении дела судом выявлено, что требования о выделе доли не заявлялось, а у ответчика не имеется возможности выплаты стоимости доли квартиры. Кроме того, доля не классифицируется незначительной, в следствии этого невозможность раздела и отсутствие у истца существенного интереса само собой не классифицируется достаточным основанием для выплаты истцу компенсации за его долю.

Таким образом, возможность заявления требования о принудительной на самом деле продаже своей доли другому сособственнику допускается судом.
Прежде чем обратиться с требованием о продаже своей доли, истец должен заявить требование о выделе своей доли в натуре. Кроме того, истцу следует обладать информацией про то, в состоянии ли ответчик будет купить его долю.

Однако даже наличие у сособственника возможности оплатить рассматриваемую долю и заявление истца о выделе своей доли препятствует претворению в жизнь выкупа, если соблюдать условие если не доказана незначительность доли истца.

Истец обратился с требованием о лишении права собственности обладателя незначительной доли (определение Верховного Суда Республики Татарстан № 33–9153 от 10.09.2012 г.), в обоснование своих требований сославшись на то, что совместное проживание невозможно, ответчик не живет в квартире, не заинтересован внутри него. Ответчик так же предъявил иск об устранении препятствий в праве пользования жилым помещением.

В связи с этим при получении искового заявления о лишении права собственности на долю в недвижимом жилом помещении не стоит предъявлять иск об устранении препятствий в пользовании данным жилым помещением. Хотя возможны исключения для отдельных случаев, однако подавать такой иск необходимо до того, как поступит в суд иск о выплате компенсации за долю.

В апелляционной жалобе ответчик, прося отменить решение суда первой инстанции, указывает на нарушение судом норм материального права. В жалобе отмечено, что лишение собственника, не заявлявшего требования о выделе своей доли из общего имущества, выкупа его права собственности на имущество кроме его воли путем выплаты ему остальными сособственниками компенсации, не допускается. Суд незаконно лишил ответчика имущества, потому, что он возражал против прекращения его права собственности на спорное жилое помещение.

Судебная коллегия дала согласие с мотивами, которые суд привел в обоснование принятого решения, подчеркнув, что суд первой инстанции правильно исходил из того, что ответчик не имеет существенного интереса в пользовании спорным жилым помещением, постоянно живет в другом месте, его доля в праве общей долевой собственности на квартиру незначительна, при этом с технической стороны раздел спорной квартиры в натуре невозможен. Истец же постоянно проживает в этой квартире, заинтересован в сохранении и дальнейшем использовании данного жилого дома.

Отдельные сложившиеся между сторонами фактические обстоятельства могут быть признаны более весомыми сравнивая с остальными (определение Московского городского суда № 11–11186 от 22.06.2012 г.).

В жалобе на решение суда, которым было отказано в удовлетворении требований истца, указано, что ответчик создает невыносимые для проживания условия. Однако суд 2-й инстанции, как и в решении суда, счел, что данные обстоятельства юридически значимыми при разрешении данного спора не являются. 
Судебная коллегия отметила: при разрешении реального дела основополагающим является вопрос о существенном интересе в использовании имущества и его нуждаемости.

При отказе в удовлетворении требований суд может обосновывать свое решение ссылками на п. 2 ст. 235 ГК РФ и п.п. 1, 4, 5 ст. 252 ГК РФ, но без упоминания об обязательном наличии требования о выделе доли. Однако данное обстоятельство не навредило суду отказать в удовлетворении требований, хотя совокупность условий, которые содержатся в абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ не присутствует, поскольку ответчик хочет пользоваться квартирой, однако, в связи с отсутствием ключей от входной двери, пользоваться квартирой не имеет возможности; размер доли нельзя считать незначительным.

Умышленное создание препятствий ответчику в претворении в жизнь права пользования квартирой учитывается судами при последующем отказе в удовлетворении требований истца (Мосгорсуд 33–8827 от 26.03.2012 г.). По данному делу истец утверждал, что ответчик не заинтересован в спорном имуществе, в квартире не живет, они родственниками не являются, общего хозяйства не приводят.

Возражая на перечисленные доводы, ответчик указал, что данное жилое помещение является для него одним-единственным местообитанием.

Судебная коллегия сообщила о том, что, отказывая в удовлетворении искового заявления, суд исходил из того, что ответчик имеет интерес в использовании квартиры; доля не имеет возможности считаться незначительной; ответчик проживал внутри нее; постоянно зарегистрирован внутри нее; другого жилья не имеет.

Кроме того, было подчеркнуто количество условий, а именно три, предусмотренных п. 4 ст. 252 ГК РФ, наличие которых может позволить осуществить принудительный выкуп доли у участника общей долевой собственности.

Согласно пояснениям ответчик имеет существенный интерес в использовании имущества, но не имеет возможности воплотить в жизнь свои права в отношении квартиры в полном объеме в связи со сменой истцом запорных устройств.

Кроме того, при рассмотрении жалобы истца был сделан вывод, что довод о незначительности причитающейся ответчику доли не имеет возможности повлиять на постановленное судебное решение, потому, что указанное обстоятельство должно рассматриваться в совокупности с отсутствием интереса в использовании имущества.
Таким образом, наличие только 1-го из условий, установленных в абз. 4 п. 2 ст. 252 ГК РФ не дает возможность судам прекращать право собственности на долю в жилом помещении.

Из приведенных выше решений видно: кроме неоднозначного понимания положений абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ частными лицами, судебные органы также можно использовать указанные нормы зачастую прямо противоположным образом.

Как положительные решения, так и те, которыми требования истцов удовлетворяются, принимаются при наличии трех условий, перечисленных в ст. 252 ГК РФ. И просто по отдельным делам подчеркивается, что в связи с отсутствием требования о выделе своей доли со стороны ответчика иск о лишении его права собственности на долю в жилом помещении не пригодно удовлетворению.

Тем не меньше невыполнение названного условия не препятствует судам принимать решение об отказе в удовлетворении требований о выкупе доли.



Читайте так же:
Контрольная проверка. Как защититься от недобросовестных работников
Нежилые конфликты
Непростые убытки в простом товариществе