Главная страница >> Юридические статьи >> Какие изменения ждут трудовое законодательство в 2013 году?

Какие изменения ждут трудовое законодательство в 2013 году?


Уходящий год

В 2012 году в трудовом законодательстве Российской Федерации серьезных изменений не происходило. Во многом это связано с прошедшими президентскими выборами, до и после которых властям не хотелось ворошить болезненные социальные вопросы.

Профессиональные стандарты

Под конец года были внесены не слишком заметные изменения в Трудовой кодекс РФ, которые касаются, в первую очередь, введения понятия профессиональных стандартов (закон № 234-ФЗ от 3 декабря 2012 г.), и, так же, уточнения некоторых вопросов, связанных с заключением социально-партнерских договоров (закон № 236-ФЗ от 3 декабря 2012 г. ). 1-й из 2-х законов вводит понятие «профессиональный стандарт», которое будет использоваться параллельно с понятиями «квалификация» и «трудовая функция». В соответствии введенной ст. 195.1 ТК РФ «Профессиональный стандарт — характеристика квалификации, необходимой работнику для претворения в жизнь определенного вида профессиональной деятельности». Разрабатываться, утверждаться и применяться они будут Министерством труда и социальной защиты РФ с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений. Цель этой инициативы Минтруда — упорядочить сложившуюся еще в советское время систему оценки квалификации сотрудников и классификацию специальностей по Единым тарифно-квалификационным справочникам, а еще ввести обязательную сертификацию профессиональных стандартов для тех работ, которые связаны с рисками технологического характера и добровольную — для остальных видов работ.

Социально-партнерские соглашения

Законом № 236-ФЗ внесены некоторые положения, уточняющие ряд вопросов, связанных с социально-партнерскими соглашениями. Частично это сделано путем заимствования аналогичных норм, касающихся коллективных соглашений. В российском социальном партнерстве существует целый ряд трудноразрешимых задач, связанных с правом на объединение, ведение коллективных переговоров и заключение коллективных соглашений. Проблемы связаны с невозможностью для профсоюзов меньшинства выдвинуть собственные требования по ведению коллективных переговоров, фактическим отсутствием правового регулирования, направленного на обеспечение независимости профсоюзов от работодателей, отсутствием уровня профессии для ведения коллективных переговоров, в высшей степени ограничительным порядком объявления забастовок, приводящим к тому, что легальных забастовок в Российской Федерации — стране со 140-миллионым населением — происходит всего 1–2 в год. Остальные протесты сотрудников осуществляются нелегально. Не только лишь законодательство, но также правоприменительная практика в отношении профсоюзов весьма печальна. Суды признают профсоюзные листовки, в которых говорится о социально-трудовых требованиях сотрудников, экстремистскими материалами, а лидер независимого профсоюза компании «Алроса» Валентин Урусов был посажен в тюрьму на длительный срок по грубо сфабрикованному обвинению в хранении наркотических веществ. Эти события были предметом жалобы со стороны самых крупных российских профсоюзных объединений в Международную организацию труда (МОТ). МОТ в начале ноября 2012 года в очередной раз выразила свою озабоченность насчет состояния свободы объединения в Российской Федерации и указанных выше событий. На этом фоне косметические поправки, внесенные декабрьским законом № 236-ФЗ, не только лишь не оставляют иллюзий про то, что ситуация радикально изменится в лучшую сторону, но и выглядят скорее как насмешка законодателей над собственными гражданами.

Повышение МРОТ

С 1 января 2013 года минимальный размер оплаты труда в Российской Федерации повышается до 5205 рублей сравнивая с нынешними 4611 рублями. Для того, чтобы дать оценку эти изменения в законодательстве, необходимо дать понять экономический и правовой контекст этого вопроса.

В течение заключительных десяти лет ведутся дискуссии насчет доведения российского уровня МРОТ до уровня прожиточного минимального количества, составлявшего на 2-й квартал 2012 года 6913 рублей.

Европейский комитет по социальным правам, толкуя п. 1 ст. 4 Европейской социальной хартии, исходит из того МРОТ, обеспечивающего высокое качество существования, который в соответствии п. 1 ст. 4 Хартии обязан быть не меньше 60 процентов от средней заработной платы по стране. В Российской Федерации средняя заработная плата в общем по стране составляла по состоянию на конец 2011 года 24310 рублей. Следовательно, если ориентироваться на подход Совета Европы, российский МРОТ обязан быть не меньше 14586 рублей. По достоверным сведениям Всемирного коммерческого банка, российский МРОТ меньше всех без исключения стран, входящих в ЕС. При всем при этом Российская Федерация отнюдь не беднее всех держав — членов ЕС. Валовой внутренний продукт (ВВП) на душу населения Российской Федерации в номинальном выражении на 2011 год составлял $13235. При всем при этом МРОТ ее ($139) оказался ниже румынского ($222,9) причем даже болгарского ($167,2) при том, что ВВП Румынии составлял $8666, а Болгарии — $7243, другими словами почти в два раза меньше российского. В странах ЕС, ВВП на душу населения которых сопоставим с российским, МРОТ в некоторое количество раз выше, чем в Российской Федерации.

В Латвии (ВВП — $10694, другими словами значительно ниже, чем в Российской Федерации) МРОТ составляет $408,2; в Литве (ВВП — $12323, другими словами также ниже) — $325,4; в Польше (ВВП — $13079) МРОТ составляет $386,2; в Эстонии (ВВП — $15272) МРОТ $389,9; в Хорватии (ВВП — $14523) МРОТ $534,2. Российская Федерация «смогла» отстать по МРОТ даже от Китая (МРОТ — $182,5), ВВП которого хоть и составляет в абсолютных величинах очень большую цифру из-за величины населения, в расчете на каждого жителя до сих пор в 2,5 раза меньше российского ($5184). Российская Федерация по данному показателю контрастирует в не лучшую сторону даже с такими странами, как ЮАР (МРОТ $543,1 при ВВП $8342) и Парагвай, где МРОТ $191, другими словами больше российского при ВВП равном всего $2885. Представляется, что приведенных примеров вполне вполне достаточно, для того, чтобы наглядно продемонстрировать полную необоснованность аргументации о недостаточности у нас наличных средств для более приличного МРОТ.

Интересно, что анализируя вопрос о целесообразности ратификации Российской Федерацией Конвенции МОТ 1970 года об установлении минимальной заработной платы с особым учетом развивающихся стран (№ 131) Министерство труда и социальной защиты не так давно высказалось в том смысле, что ратификация данной Конвенции будет вредна, «...как в смысле признания отсутствия в государстве цивилизованных методов установления заработной платы, так и в смысле отнесения Российской Федерации к развивающимся странам». Чрезвычайно печально, что Министерство, осознавая факт отсутствия в государстве цивилизованных методов установления минимальной заработной платы, озабочено не восполнением этого фундаментального недостатка, наносящего колоссальный вред нашей стране и гражданам, а попытками «не выносить сор из избы».

Помимо негативных социальных последствий, нынешний МРОТ, который практически во всех случаях не соответствует реальности на рынке вакансий, дает возможность нечестным работодателям оформлять трудовые договоры с оплатой, равной МРОТ, а остальную часть оплачивать работникам «в конверте». При всем при этом испытывают страдания не только лишь служащие, права которых фактически оказываются защищенными только в отношении суммы, указанной в договоре, но и государство, не получающее налоговых платежей. В следствии этого нынешнее повышение МРОТ — мера необходимая, но абсолютно недостаточная как на взгляд социальной, так и политической.

Ратификация международных конвенций

В 2012 году Российская Федерация ратифицировала две конвенции МОТ, а еще Конвенцию ООН 2006 года о правах инвалидов.

Первая из ратифицированных конвенций МОТ — это Конвенция 1992 года о защите требований трудящихся в случае неплатежеспособности предпринимателя (№ 173). Сделано это было только лишь из политических соображений и практически никакого юридического смысла не имело, а пользы людям не принесет. Оказывается, что данная Конвенция предусматривает возможность ее частичной ратификации по отдельным блокам: в части привилегированного статуса сотрудников как кредиторов и в части страховых механизмов защиты требований сотрудников. Российская Федерация ратифицировала только часть Конвенции, касающуюся приоритета требований сотрудников. Данная защита и так существует в отечественном законодательстве, но она не решает проблему погашения долгов по заработной плате перед работниками тогда, когда наличных средств у работодателя недостаточно. В мировой практике для решения этой проблемы давно в ход идет механизм обязательного страхования обязательств работодателей перед работниками на случай банкротства. Некоторое количество лет назад Минэкономразвития РФ в сочетании с Минздравсоцразвития и Министерством финансов была подготовлена Концепция проекта федерального закона «О системе обязательного государственного гарантирования материальных прав работников», которая касается страхования требований работников на случай банкротства работодателей. Эта Концепция не была продана, по всей видимости, из-за отрицательной точки зрения Российского союза промышленников и частных предпринимателей (РСПП). На взгляд РСПП, потому, что задолженность по заработной плате в первой половине 2009 года имелась «лишь» в отношении 0,5 млн работников, это «...не классифицируется важнейшей проблемой российской экономики». В самом деле, это проблема не экономики, а «всего лишь» полумиллиона работников, не имеющих возможности получить честно заработанные наличные средства. Текущая «урезанная» ратификация Конвенции № 173 скорее вредна, чем бесполезна: чиновники будут теперь публично рассуждать о своей приверженности межгосударственным обязательствам в этом вопросе и уходить от дискуссии насчет в самом деле важной проблемы страхования обязательств работодателей.

Ратификация Конвенции ООН о правах инвалидов 2006 года дает некоторую надежду на то, что наше законодательство и правоприменительная практика в отношении инвалидов станут хотя бы немного более цивилизованными. Согласно с требованиями Конвенции необходимо будет вводить принцип «разумного приспособления» рабочих мест, учебных заведений и общественных помещений для обеспечения равных возможностей инвалидов. На данный момент у нас даже забыт такой критерий дискриминации, как инвалидность, в ст. 3 ТК РФ, касающейся дискриминации. В данный момент реализовывается Государственная программа РФ «Доступная среда» на 2011–2015 годы, утвержденная Постановлением Правительства РФ от 17 марта 2011 года № 175, в масштабах которой на обеспечение равных возможностей лиц с ограниченными возможностями выделяются значительные бюджетные средства. Чрезвычайно хочется верить, что под давлением гражданского общества чиновники истратят хотя бы часть выделяемых наличных средств на благородные и в самом деле важные цели, предусмотренные данной программой.
Летом прошедшего года Российская Федерация ратифицировала самый важный акт МОТ, который касается труда моряков, что-то типа морской трудовой кодекс — Конвенцию 2006 года о труде в морском судоходстве.Ряд положений российского трудового законодательства потребует модификации по вопросу, связанным с ратификацией этой Конвенции, которая начнет действовать летом 2013 г.

Чего ожидать в 2013 году?

В настоящее время готовится к принятию во 2-м чтении проект закона, который касается правового регулирования заемного труда. 1-й его вариант, знаменитый по имени предложивших его депутатов Государственной Думы, как проект Исаева — Тарасенко, предусматривал запрет заемного труда, помимо случаев, когда работник выполнял работы в компании, пользующейся его трудом, по договору, заключенному между организацией-пользователем и его работодателем.

Ко второму чтению ситуация серьезно изменилась. Как это не единожды сделано в ТК РФ, в текст предлагается ввести громкую популистскую декларацию, сопровождающуюся дезавуирующим эту декларацию уточнением. Кодекс предлагается дополнить статьей 4.1, начинающейся со слов про то, что «заемный труд запрещается». Однако дальше разъясняется, что к заемному труду следует относить действия, осуществляемые с целью ограничения прав и гарантий, полагающихся работнику по закону. Очевидно, что бремя доказывания этой цели будет возлагаться на работника. Доказать наличие или отсутствие такой цели у работодателя будет буквально невозможно, а таким образом, под запрет не будут подпадать буквально практически никакие действия, связанные с заемным трудом. Если 1-й вариант проекта закона не разрешал частным агентствам занятости выступать в виде работодателя, другими словами фактически воплотить в жизнь то, что принято называть заемным трудом, то новый вариант именно эту деятельность и легализует.

Использование заемного труда сначала выделяет два «сорта» работников, кроме того «заемные» служащие всегда работают в существенно не лучших условиях, чем обычные, которые работают по классической схеме. Позже условия труда ухудшаются и у обычных работников, потому, что им приходится конкурировать на рынке вакансий с «заемными». Если данный проект закона превратится в закон (а это, как не прискорбно, весьма по всей видимости), правовая защита работников по российскому законодательству значительно ухудшится.

Еще одна новость законодательного процесса в сфере трудового права связана с тем, что в Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений (РТК) совсем недавно снова обсуждались одиозные предложения РСПП по «либерализации» трудового законодательства. Чрезвычайно хочется верить, что обсуждение этого в высшей степени опасного для работников и вредного для рынка вакансий и российской экономики проекта дальше РТК не выйдет



Читайте так же:
Пожизненное содержание с иждивением. О проблемных моментах договора пожизненной ренты
Не в простоте ли гениальность?
Нормальная продолжительность рабочего времени