Меню

Взято тут mam0.ru

Новости


Споры о наследстве
Можно ли уволить работника за излишнюю активность в соцсетях?
Вопросы применения трудового законодательства
Работник должен подтвердить свои расходы на проезд на личном автомобиле чеками с АЗС
За что отвечает застройщик

Главная страница >> Юридические статьи >> Изменения в законодательстве о персональных данных: почему 14, а не 23 или 17?

Изменения в законодательстве о персональных данных: почему 14, а не 23 или 17?


Принятый Думой 26 апреля сразу во 2-м и 3-м чтении после почти 8-летнего нахождения под сукном и подписанный 7 мая 2013 г. Президентом Федеральный закон № 99-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты России по вопросу, связанным с принятием Федерального закона “О ратификации Конвенции Совета Европы о защите физических лиц при автоматизированной обработке личных данных” и Федерального закона “О личных данных”» в конце концов оказался не совсем похож на тот, прошедший первое чтение.

Первоначально предполагалось, что изменения будут внесены в 23 закона, в конечном варианте таковых как выяснилось чуть более пятидесяти процентов – 14 (в том порядке, как они расположены в законе):

«О прокуратуре Российской Федерации»«Об актах гражданского состояния»«О негосударственных пенсионных фондах»«О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации»«О государственной социальной помощи»«О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей»Трудовой кодекс Российской ФедерацииГражданский процессуальный кодекс Российской Федерации«О системе государственной службы Российской Федерации»«О связи»«О лотереях»«О государственной гражданской службе Российской Федерации»«О муниципальной службе в Российской Федерации»«Об образовании в Российской Федерации».

Какие законы в конечную редакцию не попали? Список тоже захватывающий:

«О Федеральной службе безопасности»«Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования»Воздушный кодекс Российской Федерации«О воинской прямые обязанности и военной службе»«О статусе военнослужащих»Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях«Об электронной цифровой подписи»«Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»«Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»«Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации»"О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации"«О выборах Президента Российской Федерации»«О Государственной автоматизированной системе Российской Федерации "Выборы"».

А вот изменения в этих законах, которые попали в итоговый документ, при первом чтении как говорится не рассматривались:

«О государственной социальной помощи»Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации«О муниципальной службе в Российской Федерации»«Об образовании в Российской Федерации».

Можно вполне достаточно длительное время и подробно рассуждать  на тему, почему это состоялось, как отличаются первоначальные предложения от принятых в законе и к чему это ведет, но времени и места для этого нет. Детально с последствиями принятия закона будем разбираться на курсах и семинарах, самый близкий из которых пройдет в Учебном центре «Информзащита» 27-28 мая.

Все внесенные изменения я бы разделил на три основных части:

1)    локальные, которые касаются ограниченной группы субъектов, и вовсе не оказывающие большое влияние на деятельность основной массы операторов;

2)    уточняющие нормы специальных законов;

3)    носящие принципиально новый характер и изменяющие условия обработки личных данных.

К первой группе относятся корректировки законов о прокуратуре, о системе государственной службы, о государственной гражданской службе, о муниципальной службе, об актах гражданского состояния, которые уточняют конкретные нормы доступа к личным данным для соответствующих категорий служащих и их обработки.

Ко 2-й группе я бы отнес изменения в закон о дактилоскопической регистрации. Однако изменения эти минимальны (теперь прямо сказано, что дактилоскопическая информация – это биометрические личные данные, и сообщено об прямые обязанности обеспечивать их безопасность и об ответственности за нарушения требований закона, словно это прямо не вытекает из существовавших уже норм). А вот противоречия в основаниях для обязательной обработки дактилоскопии между частью 2 ст.11 ФЗ «О личных данных» и ст.9 закона о дактилоскопической регистрации никак не устранены. Жаль, а можно было. Сюда же попадают и изменения в закон «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей».

Во вторую группу включаю чрезвычайно полные и детальные новые нормы закона «О лотереях», регламентирующие обработку персданных участников. Чувствуется уверенная рука лоббистов!

Третья команда включает изменения в закон о негосударственных пенсионных фондах, вполне достаточно радикально решающие вопросы получения согласия субъектов личных данных и передачи их обработки третьим лицам, я об этом вполне достаточно подробно уже писал перед этим.

Такого же уровня и значимости изменения внесены и в закон «О связи», освобождающие оператора связи от прямые обязанности получать согласие абонента на передачу его данных иным лицам имея цель заключения и исполнения договора.

К той же группе я отношу изменения в закон «О государственной социальной помощи», наделяющие орган, осуществляющий ведение Федерального регистра лиц, которые имеют право на получение государственной социальной помощи (Пенсионный фонд Российской Федерации), полномочиями как таковой правил ведения регистра и доступа к информации внутри него.

И сюда же, в 3-ю группу, я бы включил и изменения в Трудовой кодекс. Они кажутся минимальными и техническими, но отмена ст.85, определяющей понятие личных данных работника, представляется весьма неудачной причем даже опасной.  В утратившей силу статье обработка личных данных работодателем четко ограничивалась трудовыми отношениями и конкретным работником, применение же расширительного толкования определения из 152-ФЗ ничего, помимо головной боли, операторам не добавит.

Новая часть ст.29 Гражданского процессуального кодекса наделяет субъекта личных данных правом подавать иски о защите прав, в том числе о возмещении трат своих средств и компенсации морального вреда по местообитанию истца, что также весьма важно, принимая во внимание количество нарушений, приходящихся на область интернет-коммерции. Вот только активного использования этого права в государстве пока не наблюдается.

Отдельного пояснения заслуживают изменения в закон «Об образовании». Уточняя часть 4 ст.98 в части порядка формирования и ведения федеральной информационной системы, региональных информационных систем в системе образования, закон исключает из этой статьи все нормы, предусматривавшие возможность обработки персданных в масштабах ЕГЭ без согласия участвующих в ходе субъектов. Это изменение можно бы было только приветствовать, но при одном условии – если бы внутри него, в конце концов, появилась норма, ясно и четко говорящая про то, что для реализации возложенных законом на образовательное учреждение функций и полномочий не требуется получения согласия участников процесса курса обучения на обработку их личных данных, необходимых для этого. Очевидно, что школа не имеет возможности работать без персданных учеников, их родителей и законных представителей. Всем очевидно. Помимо законодателей. И школы, дошкольные учреждения, колледжи и высшие учебные заведения который год собирают какие-то лишенные смысла и не соблюдающие права граждан согласия на обработку.

Подводя итоги этого обзора, который, как не прискорбно, не получился коротким, пора дать ответ на вопрос, вынесенный в заголовок. Отвечаю. А не почему. Беспричинно получилось. У нас более сотни законов и 250 постановлений Правительства, в любых случаях регулирующих обработку личных данных. Исправили (к тому же то фрагментарно) 14. Нашлись силы, которые добились изменения именно в них. На остальные, по всей видимости, «толкачей» не объявилось. И когда теперь будут замечены – неизвестно.

Особого внимания заслуживает тот факт, что внесенные изменения все же не затронули Кодекса об административных правонарушениях, ужесточения наказания не случилось, новых составов правонарушений не появилось, а функции по привлечению нарушителей к ответственности инспекторам Роскомнадзора не переданы. Я отношу это к традиционным для Думы сдержкам и компенсациям. Жизнь некоторым операторам упрощена, изменения изготовлены – пока можно ограничиться и этим.

Между тем изменения, и во много раз более серьезные, давно нужны. Несоответствие 152-ФЗ и прочих законов в части получения согласия субъектов, в том числе – на передачу третьим лицам, а еще информирования субъектов о начале обработки данных, полученных от других лиц, коллизии с банковской и врачебной тайной, невозможность реализации своих полномочий без обработки персданных в некоторых видах деятельности и отсутствие оснований их обрабатывать в статьях 6,10, 11 и 12 закона «О личных данных» настоятельно просят регулирования именно законами. И противоречивая практика правоприменения только лишь обостряет эти проблемы.



Читайте так же:
Изменение размера заработной платы: споры и судебная практика
О чем спорят с женщинами, или Наиболее распространенные категории трудовых споров с участием женщин
Две недели на «подумать»