Главная страница >> Юридические статьи >> Имущественный иммунитет должника

Имущественный иммунитет должника


Часть 1

Суть вопроса

Каждому юристу известна статья 446 Гражданского процессуального кодекса РФ, в следствие которой невозможно обратить взыскание на жилое помещение (его часть), если для гражданина-должника и членов его семьи, в сочетании проживающих в являющемся собственностью помещении, оно является одним-единственным пригодным для постоянного проживания помещением. Если кредитором является юридическое лицо — это «вроде бы» коммерческие риски, а если кредитор физическое лицо — вопрос.... Всем знаменитая эпопея с финансовой пирамидой «МММ» — яркий пример, того как, господин Сергей Мавроди остался собственником квартиры в центральной части г. Столицы России потому, что она является для него одним-единственным пригодным для постоянного проживания помещением. Где же он – баланс имущественных интересов кредитора и должника?

Правоприменительная практика

Определением Верховного суда России от 20 марта 2012 г. № 8-В11-124 были отменены определение Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского края от 1 апреля 2011 г. и кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 28 апреля 2011 г. ссылаясь на ст. 139 и ст. 446 ГПК РФ. Суть дела сводилась к тому, что суды первой и кассационной инстанции в виде обеспечительной меры по делу наложили арест на являющуюся собственностью ответчику квартиру, которая являлась для него одним-единственным пригодным для проживания местом.

2. Определением Московского областного суда от 17 ноября 2011 г. по делу № 33-25923

было отменено Решение Химкинского городского суда Московской области от 19 августа 2011 г. на основании ст. 446 ГПК РФ. Суть дела сводилась к требованиям о выделении супружеской доли в целом имуществе (квартире) и обращении взыскания на нее. Но в связи с тем, что указанная квартира являлась одним-единственным пригодным для проживания местом, судебная коллегия Московского областного суда отменила решение Химкинского городского суда в части обращения взыскания на долю квартиры.

Определением Московского городского суда от 8 августа 2011 г. по делу № 4г/5-6346/11 было отказано в передаче надзорной жалобы на решение Никулинского районного суда г. Столицы России от 28 июля 2010 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 04 апреля 2011 г. по гражданскому делу об освобождении имущества от ареста, признании недействительными торгов по реализации квартиры, протокола результата торгов; для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции было отказано. Суть дела сводилась к следующему: был удовлетворен гражданский иск в уголовном процессе, а именно обращено взыскание на имущество осужденных, например на квартиру. Приговор суда вступил в законную силу, возбуждено исполнительное производство, составлен акт о наложении ареста на имущество, произведена оценка имущества и проведены торги спорного жилого помещения. В надзорной жалобе заявитель ставил вопрос об отмене вышеуказанных судебных постановлений и направлении дела на новое судебное рассмотрение на основании ст. 446 ГПК РФ. Однако ссылка истца на ст. 446 ГПК РФ признана судом несостоятельной, потому, что судебный пристав-исполнитель исполнял приговор суда, в котором содержалось требование об обращении взыскания на конкретное имущество в качестве спорного жилого помещения. Для подтверждения своих требований об освобождении имущества от ареста истец указывает на то, что она проживала в спорной квартире, которая являлась ее одним-единственным местообитанием, благодаря чему подлежат применению положения ст. 446 ГПК РФ. Суд принял к сведению, что истец находилась под стражей с 04 ноября 2005 г., а ее право собственности на спорную квартиру было зарегистрировано 08 ноября 2005 г., то есть уже после заключения ее под стражу. Данное обстоятельство также подтверждает, что указанная квартира не имела возможности быть ее одним-единственным местообитанием.

В связи с этим в передаче надзорной жалобы на решение Никулинского районного суда г. Столицы России от 28 июля 2010 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 04 апреля 2011 г. было отказано.

Определением Московского городского суда от 6 февраля 2012 г. по делу № 33-3297 Решение Кузьминского районного суда г. Столицы России от 18 октября 2011 года было оставлено без изменений, а кассационная жалоба – без удовлетворения ссылаясь на ст. 446 ГПК РФ. Суть вопроса состояла нет никаких сомнений в том, что после расторжения брака бывшие супруги разделили в сочетании нажитое имущество следовательно, что один из супругов обещал выплатить денежную компенсацию, однако он уклонился от ее уплаты, не говоря уже о том, что, продал все, что получил после раздела. Одним-единственным имуществом, на которое возможно обратить взыскание в счет погашения долга, осталась являющаяся собственностью ему 1/2 доля в праве собственности на квартиру. Однако кассационная жалоба осталась без удовлетворения в связи с тем, что указанная квартира являлась для должника одним-единственным пригодным для проживания местом.

Выводы

В связи с вышеизложенным хочется только лишь посоветовать как можно детальней реагировать на имущественное состояние своих контрагентов, в том числе при помощи запроса выписок из ЕГРП, получения копий документов о наличии легковыми автомобилями или иного имущества. В других случаях нужно задумываться о последствиях каких-нибудь действий, как в последнем примере практики.

Судебная практика применения вышеуказанной статьи следует формальному подходу, при котором суды для применения имущественного иммунитета в отношении жилого помещения ограничиваются только лишь установлением факта того, что жилое помещение является одним-единственным для проживания должника и членов его семьи, потому, что иной подход в отсутствие нормативно-правового регулирования даст почву нарушению конституционного принципа равенства всех перед законом и судом.

Статья 446 Гражданского процессуального кодекса России не дает возможность достичь баланса интересов кредиторов и должников, а законодательство РФ не включает в себя нормативно-правового механизма реализации обращения взыскания, что влечет нарушение конституционных прав и свобод граждан (ст.ст. 8, 17, 18, 19, 34, 35, 46, 55 Конституции РФ). Защищая конституционные права граждан на жилище, законодатель ставит «под удар» другую сторону обязательства – кредитора, имеющего также конституционно закрепленное право на судебную защиту, но о таком – в следующей статье.

Имущественный иммунитет должника (Часть 2)

В прошлой статье была затронута практика применения судами статьи 446 Гражданского процессуального кодекса РФ, было вскрыто несовершенство законодательства РФ в части обеспечения баланса интересов кредиторов и должников. В данной статье я бы хотела осветить попытки кредиторов встать на защиту свои права при помощи обращения в Конституционный суд РФ.

Проблема неформального, дифференцированного применения имущественного (исполнительского) иммунитета приобретает особое значение на взгляд требований социальной справедливости, вроде как, и исполнения судебных решений по искам к должникам в масштабах имущественных отношений гражданско-правового характера – с другой. Действующее правовое регулирование не отметает также возможности злоупотреблений со стороны недобросовестных должников, которые способны воспользоваться имущественным (исполнительским) иммунитетом с целью неисполнения, ненадлежащего исполнения своих гражданско-правовых обязательств перед кредиторами, например вложить денежные средства, в том числе необоснованно накопленные, в дорогостоящее жилое помещение, на которое, как на единственное для них жилье, нельзя обратить взыскание, не взирая на его размер, качество и стоимость.

Обзор практики Конституционного суда РФ

Гражданка Н.В. Колупаева обратилась в КС РФ имея цель признания оспариваемых положений статьи 446 ГПК России не соответствующими статьям 17, 29 Всеобщей декларации гражданского права и статьям 8 (часть 2), 17 (часть 3), 19 (часть 1), 35 (части 1 и 3) Конституции России, потому, что в них не присутствует указание на последствия отчуждения самим гражданином-должником имущества, на которое не разрешено обращать взыскание, в том числе с учетом заинтересованности кредитора в получении капитала в следствии отчуждения такого имущества. Однако Определением от 22 марта 2012 г. № 611-О-О Конституционный суд РФ отказал в принятии жалобы к рассмотрению.

Гражданин В.А. Костин просил признать противоречащими статьям 17, 35, 40 и 46 Конституции России статью 446 ГПК России и статью 78 Федерального закона от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)», согласно с которыми, если жилое помещение – единственное пригодное для постоянного проживания помещение для гражданина-должника и членов его семьи – является предметом договора об ипотеке, на него быть может обращено взыскание, которое влечет прекращение права пользования заложенным жилым помещением залогодателя и лиц, проживающих в жилом помещении. Однако Определением от 22 марта 2011 г. № 313-О-О Конституционный суд РФ отказал в принятии к рассмотрению жалобы.

Таких примеров, когда Конституционный суд отказал в принятии жалобы к рассмотрению, вполне достаточно много: Определение от 04.12.2003 г. № 456-О, от 20.10.2005 г. №382-О, от 24.11.2005 г. № 492-О, от 19 апреля 2007 г. № 241-О-О, от 20 ноября 2008 г. № 956-О-О, от 01 декабря 2009 г. № 1490-О-О.

Во всех вышеуказанных случаях Конституционный суд исходил из того, что поданные жалобы не отвечали требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», согласно с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

Надежда кредиторов

Столь остро стоящий вопрос «конституционной несправедливости», отсутствия равновесия, обеспечивающего баланс интересов должника и кредитора, в конце концов продвинулся в сторону разрешения противоречий.

14 мая 2012 года Конституционный суд РФ вынес Постановление № 11-П, в котором, хоть и отверг положения ст. 446 ГПК Российской Федерации противоречащими Конституции РФ в следствие того, что положения данной статьи направлены на защиту конституционного права на жилище, НО, воспользовавшись законодательной инициативой, указал законодателю внести соответствующие поправки в гражданское процессуальное законодательство, регулирующее пределы действия имущественного (исполнительского) иммунитета применительно к жилому помещению (его частям), если для гражданина-должника и членов его семьи, в сочетании проживающих в этом жилом помещении, оно является одним-единственным пригодным для постоянного проживания, с тем для того, чтобы обеспечить возможность удовлетворения имущественных интересов кредитора (взыскателя) в случае, когда по своим характеристикам соответствующий объект недвижимости явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности в обиталище гражданина-должника и членов его семьи, а еще предусмотреть для таких лиц гарантии сохранения жилищных условий, необходимых для нормального существования.

В качестве заключения

Конфликт интересов должника и кредитора, затрагивающих право частной собственности и его судебную защиту, вроде как, и право на жилище, отвечающее нормальным условиям существования, с другой, во многом принимается решение именно путем установления имущественного (исполнительского) иммунитета на являющееся собственностью гражданину-должнику на праве собственности единственное пригодное для постоянного проживания жилое помещение (его часть). Нет ничего потрясающего нет никаких сомнений в том, что названный институт имеет в этой его части богатое и разнообразное регулирование в правовых системах зарубежных держав.

Анализ зарубежного опыта позволяет выделить как минимум 4-е модели правового регулирования в данной области, начиная с (1) отсутствия законодательного регулирования обращения взыскания на единственное жилое помещение должника (Армения, Испания, Италия, Казахстан, Киргизия, Латвия, Люксембург, Молдова, Соединенное Королевство, Таджикистан, Украина, Франция, Швейцария, Эстония); продолжая (2) установлением запретов обращения взыскания на единственное жилое помещение должника (Белоруссия, Бразилия, Туркменистан, Узбекистан, Швеция), которые все же имеют определенные, а порой и существенные, исключения; и (3) установлением возможности обращения взыскания на единственное жилое помещение должника с предоставлением в обмен иного жилого помещения или сохранением за должником права пользования жилым помещением (Австрия, Бельгия, Германия, Лихтенштейн, Португалия, Словакия); а еще (4) обращением взыскания на часть единственного жилого помещения должника если соблюдать условие, что она быть может выделена в натуре (Болгария, Португалия, Узбекистан) или в стоимостном выражении*.

Остается только ждать и верить, что законодательная инициатива Конституционного суда РФ найдет свое реальное нормативно-правовое закрепление.

*Обращение взыскания по исполнительным документам на единственное жилое помещение в современном международном и зарубежном праве и судебной практике конституционного контроля // Зарубежная практика конституционного контроля. Конституционный Суд Российской Федерации. 2012. Вып. 189. – С. 7–9.



Читайте так же:
Предоставление имущественных налоговых вычетов. Спорные вопросы
Выходные на свадьбу или рождение ребенка: правила предоставления
Предварительный договор: до и после переговоров