Меню

строметта

Новости


Ужесточение требований к перевозчикам
Локальные акты работодателя
Что написано пером... то в результате и акт
Процедура отстранения от должности директора в случае не доказанного, а предполагаемого воровства
Уплата «спорных» налогов. Актуальные вопросы исполнения обязанности по уплате налогов в бюджет

Главная страница >> Юридические статьи >> Договору вынесен приговор? Применение законодательных норм в страховании

Договору вынесен приговор? Применение законодательных норм в страховании


Имущественное страхование относится к сфере гражданско-правовых отношений. В соответствии с этим на них должны полностью распространяться основные принципы гражданского законодательства, сформулированные в ст. 1 ГК РФ. Как не прискорбно, на практике они далеко не всегда соблюдаются.

В соответствии с данной нормой гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного претворения в жизнь прав человека, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты. Пункт 2 ст. 1 ГК РФ предусматривает, что физические и юридические лица свободны в установлении своих прав и прямых обязанностей на базе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Итак, указанная норма должна обеспечивать всем участникам гражданско-правовых отношений широкий объем прав, высокий уровень свободы при заключении соглашений. Ограничения указанных прав, свободы договора возможны в случаях, прямо указанных в законе, и то эти ограничения допустимы только лишь в определенных пределах, а именно: только в той мере, в какой это необходимо с целью защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (абз. 2 ч. 2 ст. 1 ГК РФ). Из данной нормы видно, что ограничения данных прав возможны с целью защиты важнейших сфер. Произвольное, противоречащее указанным принципам «поражение в гражданских правах» любого субъекта неправомерно, и страхование в данном плане не станет исключением. Однако применительно к страхованию данное требование закона нередко не соблюдается.

Законодательных ограничений свободы договора страхования не много, но они есть. К это тем относится ст. 928 ГК РФ, которая определяет интересы, страхование которых не противоречит закону. Данная норма предусматривает следующее:

страхование противоправных интересов не допускается;не допускается страхование трат своих средств от участия в играх, лотереях и пари;не допускается страхование расходов, к которым лицо быть может принуждено с целью освобождения заложников.

В определенном смысле свобода договора ограничена ст. 927 и 935 ГК РФ, в которых говорится об прямые обязанности заключения договора, возложенной на лиц законом.

В остальном страховое законодательство не ограничивает права сторон договора, в том числе в отношении содержания договора. Стороны свободны в определении содержания существенных условий договора страхования, включая характер события, на случай которого осуществляется страхование (страхового случая). Кроме ограничений, указанных в ст. 928 ГК РФ, нет норм, которые заставляли бы страховой компании воплотить в жизнь страхование тех рисков, которые он не хочет принимать на страхование, точно также как и страхователь свободен в выборе приемлемых для него условий страхования.

Нет в законодательстве в данном плане также и иных ограничений, в том числе запрета на указание в договоре случаев отказа в выплате, последствий неисполнения договора и так далее Не говоря уже о том, что, в соответствии с п. 3 ст. 3 Закона РФ от 27.11.1992 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (далее – Закон о страховании) положения о случаях отказа в страховой выплате являются обязательными. Из данной нормы следует, что случаи отказа в страховой выплате являются условиями договора добровольного страхования, и в законодательстве нет ограничений и что же касается определения оснований для отказа в выплате.

Неясность в содержании важнейших для страхования понятий, связанных с отказом в страховой выплате, создала полную путаницу в этом вопросе. В отношении буквально одной и той же ситуации – отказа в выплате в законодательстве – введены ряд понятий, суть которых не раскрыта. Для ситуации, при которой требование о страховой выплате быть может оставлено без удовлетворения (то есть имеет место отказ в выплате), в страховом законодательстве используются понятия «отказ в выплате возмещения», «отказ в возмещении убытков», «освобождение от прямые обязанности по страховой выплате», «освобождение от ответственности за убытки». Соотношение этих понятий, как указано выше, не определено, в следствии чего в судебной практике нередко возникают весьма сомнительное толкование норм страхового законодательства, связанных с основаниями для отказа выплате (в том числе в решениях Верховного суда Российской Федерации (далее – ВС), Высшего арбитражного суда Российской Федерации (далее – ВАС). Зачастую суды исходят из того, что случаи отказа в выплате определяются только законом и не имеют возможности быть договорными условиями. Даже ситуации, когда событие в соответствии с договором страхования не классифицируется страховым случаем, довольно часто вопреки договору трактуются как страховой случай (в соответствии с этим отказ в страховой выплате по этому основанию признается неправомерным). Неисполнение страхователем условий договора очень часто, учитывая мнение судов, оно не быть может основанием для отказа в выплате.

ПРИМЕР

Указанный подход отражен в определении ВС от 29.07.08 г. № 51-В08-7. В указанном деле ВС рассмотрел ситуацию, когда автомобиль был украден с регистрационными документами. При всем при этом указано, что в числе документов, необходимых для выплаты страхового возмещения, в договоре даны оригиналы регистрационных документов на застрахованное средство передвижения. Помимо всего этого, страхователем было нарушены условия договора страхования, в соответствии с которым средство передвижения с 00.00 час. до 06.00 час. должно было храниться на охраняемой стоянке. Потому, что обязанность по хранению автомобиля не была выполнена, то его хищение не имело возможности быть признано страховым случаем.

По данному делу ВС принял решение, что возможность освобождения страховой компании от выплаты страхового возмещения когда случится страхового случая быть может предусмотрена только лишь законом, в том числе и тогда уже, когда налицо грубая неосторожность страхователя либо выгодоприобретателя. При всем при этом в решении суда говорится об освобождении страховой компании от выплаты, но, на самом деле, говорится о праве на отказ в страховом возмещении на основании условий договора. Однако ВС такое право отверг, считая, что основания для отказа может определять только закон. Однако такая точка зрения ВС не учитывает, что п. 3 ст. 3 Закона о страховании относит вопросы отказа не только лишь к сфере регулирования закона, но также к договорным условиям. Иначе данная норма Закона о страховании утрачивает свое значение (в самом деле, зачем в правилах страхования указывать условия, которые способны быть установлены только законом!). Точка зрения ВС расходится с данной нормой и необоснованно ограничивает права сторон на свободу договора (в части определения условий для отказа в выплате).

ВАС также несколько раз занимал точку зрения, такую же указанному подходу ВС. Так, в п. 9 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с исполнением соглашений страхования (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 28.11.2003 № 75) (далее – Обзор), рассмотрена ситуация, при которой Правила страхования предусматривали, что авария на строительной площадке, произошедшая из-за грубой неосторожности страхователя, не классифицируется страховым случаем, даже если в остальном соответствует всем признакам страхового случая, указанным в Правилах страхования. Страховая компания отказал в выплате на основании указанного положения Правил страхования.

По мнению ВАС, которое отражено в Обзоре, в соответствии с положениями абз. 2 п. 1 ст. 963 ГК РФ случаи освобождения страховой компании от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования когда случится страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя либо выгодоприобретателя могут быть предусмотрены только законом. Условие соглашений (Правил) имущественного страхования об отказе в выплате страхового возмещения вследствие грубой неосторожности страхователя либо выгодоприобретателя является на взгляд ВАС ничтожным как противоречащее требованиям абз. 2 п. 1 ст. 963 ГК РФ. Итак, ВАС при таком варианте также пошел по пути необоснованного ограничения свободы договора.

Наиболее показательным в отношения роли условий договора страхования является Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за 2-й квартал 2012 года (утв. Президиумом ВС РФ от 10.10.2012). Данный документ также идет по пути ограничения свободы договора страхования, что противоречит указанным принципам гражданского законодательства. В соответствии с п. 6 Обзора условия договора имущественного страхования, ставящие выплату страхового возмещения в зависимость от деятельности страхователя, не взирая на факт наступления страхового случая, ничтожны. Данное положение означает, что любые условия договора, которые определяют такие последствия неисполнения страхователем возложенных на него прямых обязанностей как отказ в выплате, ничтожны. В соответствии с этим п. 3 ст. 3 Закона о страховании, который относит вопросы отказа не только лишь к сфере регулирования как закона, так и договора, не имеет смысла.

Получается, что страхователь может игнорировать буквально любые условия договора, потому, что это не грозит ему отказом в выплате. При всем при этом надо отметить, что в рассмотренном деле основой для отказа послужило то, что произошедшее событие не классифицируется (в соответствии с договором), страховым случаем. В этом деле в соответствии условиям договора страхования не классифицируется страховым случаем хищение застрахованного средства передвижения вместе с находящимися (оставленными) внутри него регистрационными документами (свидетельством о регистрации средства передвижения и/или паспортом средства передвижения), и/или ключами от замка зажигания, и/или дверей, и/или механических противоугонных средств и/или брелоков, и/или карточек от электронных противоугонных средств, а точно также если указанные регистрационные документы, и/или ключи, и/или брелки, и/или карточки были оставлены страхователем, выгодоприобретателем или иным допущенным к управлению застрахованным средством передвижения лицом в доступном для третьих лиц мест. Суд посчитал данное положение договора ничтожным.

ВС, по мнению автора, дал ошибочную оценку содержание рассмотренных отношений. Как указано выше, по мнению ВС, условия договора имущественного страхования, ставящие выплату страхового возмещения в зависимость от деятельности страхователя, не взирая на факт наступления страхового случая, ничтожны. Однако суть рассмотренной ситуации нет никаких сомнений в том, что по условиям страхования страховой случай не наступил. Отказ в выплате не был связан с такими действиями страхователя, которые являлись бы нарушением его прямых обязанностей по договору. В договоре не говорилось про то, что страхователь обязан обеспечить сохранность регистрационных документов, не оставляя их внутри салона, и в случае неисполнения данной прямые обязанности страховая компания отказывает в выплате. В рассмотренной судом ситуации речь идет об ином – о содержании страхового случая. Причина отказа – есть то, что по условиям договора произошедшее событие не имеет возможности рассматриваться как страховой случай. Определенные действия страхователя (регистрационные документы на средство передвижения были оставлены страхователем в похищенном автомобиле) создали ситуацию, которая по условиям договора не классифицируется страховым случаем. Хищение автомобиля вместе с оставленными внутри него регистрационными документами – это исключение из страхового покрытия и страховым случаем по договору не классифицируется. В следствии этого в решении ВС фраза «не взирая на факт наступления страхового случая» неверно отражает ситуацию. Страховой случай по условиям договора не наступил. В следствии этого с выводом ВС непросто согласиться.

В мировой практике страхования является общепризнанным такой институт, как исключение из страхового покрытия. В частности, при передаче рисков в перестрахование за психологический барьер в договоре перестрахования зарубежные перестраховщики указывают такие исключения. Иначе договор перестрахования не будет заключен. Исключения из страхового покрытия широко используются в зарубежной практике, и не только лишь в перестраховании.

В рассмотренном ВС случае хищение автомобиля с ключами является исключением из страхового покрытия. В связи с этим абсолютно правильным является вывод первой инстанции, который в собственном решении точно указал, что в соответствии с условиями договора страхования ответчик не брал на себя на себя риск ответственности по возмещению материального ущерба при краже средства передвижения с оставленным внутри него свидетельством о регистрации средства передвижения.

Указанная точка зрения ВС затрагивает вопрос про то, имеет право ли стороны договора свободно определять содержание страхового случая. Закон ограничений в данном плане не включает в себя. Но получается, что судебное толкование выходит за рамки законодательных подходов к вопросу об основных началах гражданского законодательства (ст. 1 ГК РФ) и со своей точки зрения смотрит на свободу договора.

Нельзя поддержать точку зрения ВС и относительно к роли субъективного фактора в действиях страхователя. По мнению ВС, такие действия, как умысел страхователя, выгодоприобретателя, а в случаях, предусмотренных законом, их грубая неосторожность, в следствии которых наступил страховой случай, могут вести к освобождению страховой компании от выплаты страхового возмещения (ст. 963 ГК РФ), но не имеют возможности служить основанием к отказу в признании произошедшего события страховым случаем. Получается, что умышленные действия также создают страховой случай. Что из этого можно сделать вывод в юридическом плане?

Предположим, что договором предусмотрено страхование имущества (в частности, дома) на случай пожара. Если страхователь умышленно сжигает дом, то как следует из указанного подхода ВС страховщик не имеет право сослаться на то, что это не страховой случай (пожар бытовал) и отказать в выплате. По мнению ВС, факт умышленных действий не имеет юридического значения для квалификации события как страхового случая. В соответствии с этим умышленное уничтожение имущества (пожар в следствии умышленного поджога страхователем) – это страховой случай. Если говорить о страховании ответственности (а это тоже имущественное страхование), то подход ВС планирует, что умышленное причинение вреда тоже может покрываться страхованием.

При этом следует подразумевать, что страхование – это деятельность, в основе которой лежит риск наступления определенных событий. Но что в юридическом плане означает риск собственных умышленных действий? Как собственный умысел быть может риском? Думаю, что умышленные действия и риск несовместимы.

Страховой риск в имущественном страховании – это риск наступления нежелательных событий. По этому поводу эксперт Брагинский М.И. пишет, что «специфика страхового отношения как это того состоит нет никаких сомнений в том, что кроме указанного позитивного интереса обязан быть у страхователя и другой, негативный, интерес – к тому, для того, чтобы страховой случай все-таки не наступил» (Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о выполнении работ и оказании услуг. «Статус», 2002).

Пользуясь терминологией М.И. Брагинского, то при указанном подходе ВС можно допустить возможность «негативного интереса» к собственным умышленным действиям. Точка зрения ВС представляется ошибочной.

Указанные подходы судебной практики создают серьезную угрозу финансовой устойчивости страховых компаний, что так же напрямую затрагивает также и интересы страхователей. В публикациях по этой проблеме в первую очередь говорится об автостраховании, потому, что решения судов касались этой сферы. Но необходимо посмотреть на ситуацию шире. Точка зрения судов касается любых соглашений, и условия договора страхования на миллионы или миллиарды рублей могут оказаться под угрозой по указанной причине.

Важность решения задачи обеспечения финансовой стабильности известна. Однако на данный момент сложилась ситуация, при которой, вроде как, достижение устойчивости всех элементов финансовой системы является общепризнанной задачей, с другой – в страховании, которое является частью финансовой системы, каждый день возрастает число факторов, отрицательно оказывающих большое влияние на стабильную работу данного сегмента финансового рынка. Указанный подход судебной практики является 1-м из следующих угрожающих факторов. Получается так, что на бумаге страхование оформляется как договор, на практике договора нет, как только страховщик в суде начинает ссылаться на его положения.

Свобода договора существует и для страхования. У сторон есть неотъемлемое право на определение объема застрахованных рисков, формулировки исключений из страхового покрытия, иных условий договора. Свободный выбор условий страхования – неотъемлемое право сторон договора.

Это подтверждает толкование п. 1 ст. 964 ГК РФ, которое дано в определении Конституционного суда Российской Федерации от 15.07.2008 № 562-О-О, где говорится: «Данная норма, предоставляя сторонам возможность в договорном порядке самостоятельно определить дополнительные основания освобождения страховой компании от выплаты страхового возмещения и страховой суммы, направлена на реализацию гражданско-правового принципа свободы договора и также не имеет возможности рассматриваться как не соблюдающая права и свободы заявителя, указанные в жалобе».

Страхование не должно оказаться в ситуации, на которую не распространяются основные начала гражданского законодательства. Необходимо укреплять, а не разрушать договорную природу страхования, создавая условия для развития данного бизнеса, повышения взаимной ответственности сторон договора за его исполнение. В этих целях для начала необходимо уточнять страховое законодательство. В данном плане бы было как следует внимательно изучить опыт Украины, где отношения по страхованию урегулированы весьма рационально.



Читайте так же:
Должник продал свое имущество до вынесения судебного решения. Компании-взыскателю удалось оспорить эту сделку
Дистанционные работники — новая категория работников в российском трудовом праве
Повреждение станков из-за скачка напряжения исключает вину поставщика оборудования