Главная страница >> Юридические статьи >> Члена профсоюза можно уволить?!

Члена профсоюза можно уволить?!


Профсоюзы лишаются серьезного преимущества в схватке с работодателями. В Госдуму внесен правительственный проект закона, в соответствии которому работодатель сможет увольнять и наказывать профсоюзных сотрудников без согласия их начальства. Но это вопрос хотя и ближайшего, но все же будущего. А как обстоят дела с уходом с работы профсоюзных сотрудников сегодня?

Когда мы беседуем о профсоюзах, то обычно воспринимаем их как защитников прав сотрудников во взаимоотношениях с работодателями.
Во времена Советского Союза профсоюзы (выборные профсоюзные органы) обладали правом вето и могли предотвратить уход с работы выборного профсоюзного работника, тем не менее, как и рядового члена профсоюза.

Дискриминация по признаку членства в профсоюзе либо выполнения профсоюзной работы в СССР была просто немыслима в следствие существовавших идеологических установок и правового статуса профсоюзов, входивших в политическую систему общества и являвшихся участниками системы управления трудом.

В конце прошлого века ситуация кардинальным образом изменилась, и стали нередкими факты злоупотребления профсоюзными органами своими правами. Пользуясь отсутствием правовой возможности оспорить принимаемое решение, профсоюзные органы начали отказывать в согласии на уход с работы выборных профсоюзных сотрудников без объяснения причин и без проверки обстоятельств увольнения, а от случая к случаю и вопреки результатам такой проверки.

Впервые на это обратил внимание Центральный районный суд г. Кемерово и Зерноградский районный суд Ростовской области.

В частности, указанными судами была поставлена под сомнение конституционность ч. 2 ст. 235 КЗоТ РФ в той части, в какой этой нормой не допускается без предварительного согласия соответствующих профсоюзных органов уход с работы сотрудников, находящихся в составе профсоюзных органов и не освобожденных от основной работы, в случаях совершения ими дисциплинарных проступков, являющихся согласно с законом основанием для расторжения с ними трудового договора по инициативе работодателя.
Запрос этих судов послужил основанием к рассмотрению дела в Конституционном Суде РФ. Постановлением КС РФ от 24 января 2002 г. № 3-П ч. 2 ст. 235 КЗоТ, а еще п. 3 ст. 25 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» были признаны не соответствующими Конституции.

Вывод Суда основывался для начала на необходимости соблюдения баланса конституционных ценностей и равнопризнанных прав, в частности экономических прав, провозглашенных ст. ст. 8, 34, 35 Конституции РФ, и прав сотрудников и профессиональных союзов (ст. ст. 30, 37 Конституции РФ).

Применительно к уходу с работы выборных профсоюзных сотрудников это означало, что их защита должна осуществляться следовательно, для того, чтобы ограничение прав работодателя не приводило к искажению самого существа свободы экономической (предпринимательской) деятельности и согласовывалось с конституционно значимыми целями, указанными в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ (основы конституционного строя, нравственность, здоровье, права и законные интересы других лиц, обеспечение обороны страны и безопасности государства).

Однако ч. 2 ст. 235 КЗоТ РФ фактически лишала работодателя дисциплинарных полномочий в отношении выборных профсоюзных сотрудников. Уход с работы без согласия профсоюза признавалось незаконным, а работник подлежал восстановлению. Судебная проверка законности и обоснованности увольнения в условиях отсутствия каких бы то ни было требований, обращенных к профсоюзу, сводилась к выяснению, имеешь право ли данный профсоюзный орган осуществлять указанное полномочие, принято ли решение коллегиально, надлежащим его составом, в установленном законом порядке.

Таким образом, ответственность выборного профсоюзного работника за неисполнение трудовых прямых обязанностей ставилась в зависимость от усмотрения вышестоящего профсоюза, подменяющего собой сторону трудового договора, а работодатель лишался своего важнейшего полномочия и возможности обеспечить добросовестное исполнение работником прямых обязанностей по трудовому договору, которые заключительный принял на себя по собственной воле. В следствии недобросовестный профсоюзный работник приобретал необоснованное преимущество при рассмотрении вопроса о его уходе с работы.

Выборного профсоюзного работника нельзя было уволить без предварительного согласия соответствующего профсоюзного органа даже в том случае, когда он совершал грубый дисциплинарный проступок. Таким образом, член коллегиального профсоюзного органа наделялся особым правовым статусом, отличавшимся как от статуса рядового члена профсоюза, на уход с работы которого предварительное согласие получалось только по основаниям, не связанным с виновным поведением (сокращение численности либо штата сотрудников, несоответствие занимаемой должности либо производимой работе, неявка на работу на протяжении более 4-х месяцев подряд вследствие временной нетрудоспособности), так и от статуса работника, не являвшегося членом профсоюза, трудовой договор с которым расторгался без каких бы то ни было согласований.

Следовательно, нарушался конституционный принцип равенства лиц, заключивших трудовой договор и в равной мере обязанных добросовестно исполнять свои трудовые прямые обязанности. Выборный профсоюзный работник в отличие от других трудящихся мог рассчитывать на то, что даже при совершении прогула либо выходе в свет на работе в пьяном виде не будет привлечен к дисциплинарной ответственности, потому, что профсоюзный орган не даст согласия на его уход с работы.

После принятия Постановления КС РФ от 24 января 2002 г. № 3-П в соответствии ч. 3 и 4 ст. 79, ст. 80 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» все нормативные правовые акты обязались быть приведены в соответствие с ним. Однако вопреки требованиям закона ч. 1 ст. 374 ТК РФ, воспроизводящая положения нормы, признанной противоречащей Конституции Российской Федерации, оставалась неизменной.

Этот же вывод сделан Конституционным Судом РФ в Определении от 3 ноября 2009 г. № 1369-О-П «По жалобе открытого акционерного общества «Судостроительный завод “Лотос” на нарушение конституционных прав и свобод положением части первой статьи 374 Трудового кодекса Российской Федерации», в соответствии которому положения ч. 1 ст. 374 Трудового кодекса Российской Федерации, в соответствии которому уход с работы по инициативе работодателя согласно с п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации руководителей (их заместителей) выборных коллегиальных органов первичных профсоюзных организаций, выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций структурных подразделений организаций (не ниже цеховых и приравненных к ним), не освобожденных от основной работы, допускается кроме общего порядка увольнения только с предварительного согласия соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа, признаны не действующими и не подлежащими применению как являющиеся аналогичным перед этим признанному Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации.
Важно подчеркнуть, что указанная правовая норма признана не действующей только в той части, в которой она предусматривает особый порядок увольнения согласно с п. 5 ст. 81 ТК РФ (неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых прямых обязанностей, если у него есть дисциплинарное взыскание). В части, касающейся увольнения выборных профсоюзных сотрудников по инициативе работодателя согласно с п. 2 ст. 81 данного Кодекса (сокращение численности либо штата сотрудников), эта норма оценена как направленная на государственную защиту от вмешательства работодателя в претворение в жизнь профсоюзной деятельности, в том числе при помощи прекращения трудовых правоотношений (Определение КС РФ от 4 декабря 2003 г. № 421-О).

В данном Определении КС РФ указал, что установление законодателем для сотрудников, находящихся в составе профсоюзных органов (в том числе их руководителей) и не освобожденных от основной работы, дополнительных гарантий при претворении в жизнь ими профсоюзной деятельности как направленных на исключение препятствий такой деятельности следует рассматривать в виде особых мер их социальной защиты. При всем при этом отмечалось, что работодатель, проводящий мероприятия по сокращению численности либо штата сотрудников, для получения согласия вышестоящего выборного профсоюзного органа на уход с работы работника, являющегося руководителем (его заместителем) выборного профсоюзного коллегиального органа и не освобожденного от основной работы, обязан представить мотивированное доказательство того, что предстоящее уход с работы такого работника обусловлено именно указанными целями и не связано с претворением в жизнь им профсоюзной деятельности. Помимо всего этого, в случае отказа вышестоящего профсоюзного органа дать согласие на уход с работы работодатель имеет право обратиться с заявлением о признании его необоснованным в суд, который при рассмотрении дела выясняет, производится ли на самом деле сокращение численности либо штата сотрудников (что доказывается работодателем путем сравнения старой и новой численности либо штата сотрудников), связано ли намерение работодателя уволить конкретного работника с изменением организационно-штатной структуры организации либо с осуществляемой этим работником профсоюзной деятельностью. При всем при этом соответствующий профсоюзный орган обязан представить суду доказательства того, что его отказ базируется на объективных обстоятельствах, подтверждающих преследование данного работника со стороны работодателя по причине его профсоюзной деятельности, другими словами уход с работы носит дискриминационный характер. И лишь в случае вынесения судом решения, удовлетворяющего требование работодателя, заключительный имеет право издать приказ об уходе с работы. Такое решение КС РФ во многом было обусловлено отсутствием правового механизма, дающего возможность встать на защиту права профсоюзного работника, не нарушив при всем при этом баланс интересов сторон трудового договора и обеспечив взвешенное использование профсоюзным органом тех необычайно широких полномочий, которые ему предоставлены.

Определением КС РФ от 4 декабря 2003 г. № 421-О по существу определены условия применения данной нормы. Только лишь при соблюдении этих условий и просто постольку, потому, что ч. 1 ст. 374 ТК РФ будет применяться с учетом выявленного КС РФ конституционно-правового смысла, она не противоречит российской Конституции.

Принятие КС РФ 2-х решений, приуроченных к различным аспектам спорной правовой нормы, объясняется довольно просто. По обращениям граждан и запросам судов осуществляется конкретный нормоконтроль (п. 3 ч. 1 ст. 3 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»), который планирует проверку конституционности правовой нормы по вопросу, связанным с ее применением в конкретном деле. Следовательно, КС РФ не имеет возможности выйти за пределы предмета обращения и всякий раз рассматривает дело применительно к той правовой ситуации, которая послужила поводом к проверке конституционности закона. В соответствии с этим, практически никакого противоречия между упомянутыми определениями не существует: ни одно из них не рассматривало норму ч. 1 ст. 374 ТК РФ в общем — абстрактно и вне зависимости от конкретного основания увольнения.

Признание рассматриваемого положения трудового законодательства не действующим (в части увольнения за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых прямых обязанностей) не означает отказ государства от защиты выборных профсоюзных сотрудников от дискриминации по признаку претворения в жизнь профсоюзной деятельности.

Во-первых, в случаях увольнения, не связанного с нарушением трудовой дисциплины (сокращение численности либо штата сотрудников, несоответствие работника занимаемой должности либо производимой работе и т. п.), указанная гарантия продолжает действовать.

Во-вторых, ТК РФ (ст. 3) гарантирует защиту от дискриминации, в том числе исходя из принадлежности (непринадлежности) к общественным организациям, других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника. Работник, считающий, что подвергся дискриминации, правомочен обратиться в суд с заявлением о восстановлении нарушенных прав, возмещении материального вреда и компенсации морального вреда. Это гарантированно относится к уходу с работы по инициативе работодателя, кроме того по любому основанию. Если выборный профсоюзный работник полагает, что его уход с работы связано с профсоюзной деятельностью, он имеет право обратится к судебной защите, кроме того выборный профсоюзный орган может оказать ему содействие в формулировании требований, сборе доказательств, а равно выступить от его имени при обращении в суд (ст. 391 ТК РФ).

Таким образом, профсоюз, как и предполагается согласно с его статусом представителя и защитника законных интересов трудящихся, выступает на стороне работника, но не в виде субъекта, принимающего вопреки своему положению окончательное решение.

Наконец, кроме того, не исключается возможность установления дополнительных (сравнивая с законодательством) гарантий для выборных профсоюзных сотрудников в коллективных договорах и соглашениях. Тогда способы защиты от дискриминации по признаку занятия профсоюзной работой будут определены по соглашению с работодателем, следовательно, соблюдение баланса интересов сторон трудового правоотношения будет обеспечиваться самими работниками (профсоюзами) и работодателями согласно с достигнутыми договоренностями.

В условиях рыночной экономики профсоюзы не имеют возможности вместо работодателя принимать решения о прекращении трудовых отношений, запрещать либо разрешать работодателю производить какие-либо юридически значимые действия. В следствии этого необходимо искать новые способы защиты выборных профсоюзных сотрудников, кроме того не от увольнения как говорится, а от увольнения, связанного с профсоюзной деятельностью. Окончательную же оценку законности и обоснованности любого увольнения должен давать суд.



Читайте так же:
Индивидуальное жилищное строительство сегодня: споры в судах
Реформа госзаказа. От расточительности к экономии, от анархии к контролю
Новый взгляд на статью 392 ТК РФ