Меню

Новости


Как уберечь свой бизнес от мошенников
Арифметика российского страхования. Часть 3. Что делать?
Ужесточение требований к перевозчикам
Правовые последствия расторжения договоров. Точка зрения ВАС РФ
Суммированный учет рабочего времени: сложные ситуации

Главная страница >> Юридические статьи >> Авторы заявили о выплате вознаграждения за использование служебного селекционного достижения. В суде компания доказала необоснованность этих требований

Авторы заявили о выплате вознаграждения за использование служебного селекционного достижения. В суде компания доказала необоснованность этих требований


Автор: Баженова Юлия Михайловна

Регион: Свердловская область, г. Новоуральск

Должность: ведущий юрисконсульт, ОАО Уральский электрохимический комбинат

Область права: Интеллектуальная собственность

Порядок решения проблемы: Судебный № дела 33-4268/2012

Суть дела

В составе предприятия атомной промышленности есть филиал по производству и переработке сельскохозяйственной продукции. В 2010 году стало ясно, что в отношении этого филиала а также нескольких авторов был получен патент на служебное селекционное достижение. Авторы служебного селекционного достижения, в отношении которого был получен патент, прибегнули к филиалу с требованием о выплате вознаграждения за его использование. Они настаивали на признании доходом от использования селекционного достижения выручки от реализации молока и мяса, полученной филиалом за 5 лет, а еще настоятельно просили сделать вывод с ними соглашения о выплате вознаграждения. Компании посчастливилось доказать отсутствие оснований для выплаты соответствующего вознаграждения.

Задача и ее решение

История заблуждений

В июле 2010 года авторы служебного селекционного достижения прибегнули к открытому акционерному обществу «Уральский электрохимический комбинат» с требованием о выплате вознаграждения за его использование. Получив обращение, работодатель обнаружил, что является счастливым обладателем патента на селекционное достижение «Крупный рогатый скот «Богородский» (патент № 2831, заявка № 9553119 от 13.09.2004 г.), в одном ряду с еще тремя патентообладателями. Среди одиннадцати авторов селекционного достижения были указаны три работника филиала ОАО «УЭХК» («Агрофирма Уральская»), включая его бывшего директора. Высокое звание патентообладателя не соответствовало высокому званию ОАО «УЭХК», указанному в его учредительных документах на протяжении всего срока существования предприятия. Платежи за выдачу патента, датированного 2005 годом, и за поддержание его в силе не проводились через бухгалтерию предприятия. Права на соответствующий результат интеллектуальной деятельности ни разу не ставились на учет в виде нематериального актива.

Как посчастливилось выяснить, материалы заявки на выдачу патента на селекционное достижение предприятием не оформлялись, соглашение о его совместном использовании с остальными патентообладателями не заключалось, одинаково, как и соглашение между авторами-работниками и работодателем о размере, временных рамках и порядке выплаты вознаграждения за использование селекционного достижения. Нужно отметить, что в ОАО «УЭХК» существует Бюро по управлению интеллектуальной собственностью и юрисконсульт, специализирующийся в сфере интеллектуальной собственности. Предприятие систематично патентует изобретения, полезные модели, заключает соглашения о совместном обладании патентом, каждый день выплачивает авторам вознаграждение за использование результатов интеллектуальной деятельности.

Несмотря на наличие признаков недействительности патента, ОАО «УЭХК» оформило акт использования селекционного достижения, экономическими службами был проанализирован расчет вознаграждения за использование служебного селекционного достижения. По причине отсутствия дохода от использования селекционного достижения авторам было отказано в выплате вознаграждения.

Первый раунд

В июле 2011 года авторы Т.Я.Сухих и О.В.Катаева обратились в Новоуральский городской суд с требованием о признании действий ОАО «УЭХК» незаконными; об обязании ответчика признать факт получения дохода от использования служебного селекционного достижения «Крупный рогатый скот «Богородский»; об обязании ответчика сделать вывод с истцами соглашение о выплате вознаграждения за использование указанного селекционного достижения согласно с п. 5 ст. 1430 Гражданского кодекса России.

Некорректно сформулированные требования не навредили суду рассмотреть дело по существу. Авторы настаивали на признании доходом от использования селекционного достижения выручки от реализации молока и мяса, полученной филиалом ОАО «УЭХК» на протяжении 2005-2010 гг., требуя заключения с ними соглашения о выплате вознаграждения.

Решение об отказе в удовлетворении исковых требований было обжаловано в кассационном порядке в Свердловский областной суд, Судебная коллегия по гражданским делам которого отменила решение Новоуральского городского суда, направив дело на новое рассмотрение. При всем при этом в определении было указано на необходимость уточнения судом исковых требований с учетом действительной воли истцов, направленной на взыскание вознаграждения за использование селекционного достижения. Помимо всего этого, Судебная коллегия обратила внимание суда на обязанность патентообладателя выплачивать вознаграждение, несмотря на прекращение трудовых отношений между ним и авторами. Нужно заметить, что трудовые отношения между ОАО «УЭХК» и авторами были прекращены 31.12.2010 г. по вопросу, связанным с прекращением деятельности в составе предприятия филиала «Агрофирма Уральская». С 01.01.2011 г. авторы работали уже в ООО «Агрофирма Уральская».

Креативный подход

В декабре 2011 года истцы представили уточненное исковое заявление, в соответствии которому просили взыскать с ОАО «УЭХК» вознаграждение за использование служебного селекционного достижения в размере 5477984 руб. в пользу каждого из истцов. С учетом заявления ответчика о пропуске срока исковой давности требования опять были уточнены, представлен расчет исковых требований, размер которых составил 3103584 руб. в пользу каждого из истцов.

Ответчик не имел возможности не направить свой взгляд суда на одновременное изменение истцами предмета и основания иска, что не соблюдает правило внутреннего тождества и является процессуальным нарушением. Оказывается, что, изменив нематериальные требования на требование о взыскании вознаграждения, авторы селекционного достижения также расширили основание иска, со ссылкой не только лишь на получение патентообладателем дохода в качестве выручки от продажи молока и мяса крупного рогатого скота, но также на «увеличение активов предприятия» в следствии получения приплода, привеса живой массы, продажи племенных животных, аренды стада.

После неоднократной подачи возражений, дополнений и пояснений в традиционной письменной форме, неоднократных выступлений в процессе судебных заседаний, активного участия в прениях представитель ОАО «УЭХК» с целью усиления точки зрения ответчика изложил итоговые возражения в качестве презентации. В условиях отсутствия технической возможности для показа слайдов было решено о представлении презентации в распечатанном виде. Кроме возражений в соответствующей форме, суду был передан проект решения по делу, в основе которого лежала точка зрения ответчика по делу.

Мы говорим на разных языках

Ответчик настаивал на том, что согласно с положениями п. 5 ст. 1430 Гражданского кодекса России для выплаты вознаграждения за использование служебного селекционного достижения необходимо наличие в совокупности нескольких обстоятельств:

- селекционное достижение признано это тем (на него выдан патент);

- селекционное достижение является служебным;

- селекционное достижение в ход идет патентообладателем;

- от использования селекционного достижения получен доход;

- между патентообладателем и автором имеют место трудовые отношения.

Отсутствие какого-либо из перечисленных условий влечет отсутствие оснований для выплаты вознаграждения.

Основной причиной принципиального расхождения позиций истцов и ответчика стало различное толкование понятий «использование селекционного достижения» и «выручка от использования селекционного достижения».

В силу п. 3 ст. 1421 ГК РФ использованием селекционного достижения считается претворение в жизнь с семенами и племенным материалом селекционного достижения следующих действий: производство и воспроизводство; доведение до посевных кондиций для последующего размножения; предложение к продаже; продажа и иные способы введения в гражданский оборот; вывоз с территории России; ввоз на территорию России; хранение с целью, указанных в подпунктах 1-6 реального пункта. В соответствии п. 3 ст. 1412 ГК РФ племенным материалом считаются предназначенные для воспроизводства породы представители животного мира (племенные представители животного мира), их гаметы или зиготы (эмбрионы).

ОАО «УЭХК» настаивало на том, что производством племенного материала является создание племенных животных из эмбрионов, а воспроизводством племенного материала – создание племенных животных из племенных животных. Вопреки точки зрения истцов, производством нельзя назвать процесс выращивания из телки коровы, увеличения ее веса, получение от коровы молока, мяса, шерсти, навоза и так далее Действия, совершаемые с продукцией животноводства, «конечным продуктом», не охватываются исключительным правом патентообладателя и, в соответствии с этим, не имеют возможности считаться использованием селекционного достижения в соответствии статье 1421 ГК РФ.

Ответчик сообщил о том, что согласно с Налоговым кодексом России под доходом понимается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно дать оценку (ст. 41). При всем при этом доходом от реализации в соответствии ст. 249 НК РФ (гл. 25 НК РФ «Налог на прибыль организаций») признаются доход от реализации товаров (работ, услуг) как собственного производства, так и перед этим приобретенных, доход от реализации имущественных прав. Доход от реализации определяется как следует из всех поступлений, связанных с расчетами за реализованные товары (работы, услуги) или имущественные права, выраженные в денежной и (или) натуральной формах.

Авторы, так же, под ежегодным доходом от производства племенных животных подразумевали увеличение денежных средств организации в следствии поступления активов. Доход определялся ими как произведение суммы массы приплода и массы привеса племенных животных на фактическую цену реализации мяса в каждом периоде. Потому, что «экономическим смыслом выведения на подобии породы «Крупный рогатый скот «Богородский» было увеличение доходов от реализации основной продукции коров молочного направления – молока», под доходом от использования селекционного достижения истцы также отдавали себе отчет выручку от реализации молока. И, в конце концов, в совокупный выручка от использования селекционного достижения, составивший во время с 13.07.2008 г. по 01.01.2011 г. 387948,035 тыс.руб., авторы включили выручку от продажи животных и аренды стада.

Не оспаривая того, что получение приплода, то есть племенных животных, является использованием селекционного достижения, представитель патентообладателя настаивал, что такое использование должно давать прибыли. Оставаясь в племенном хозяйстве, восполняя поголовье (выбывших животных), сам собой приплод не приносит дохода. Для получения дохода животное нужно продать, передать в пользование, в залог и так далее, другими словами совершить сделку, при всем при этом сделку возмездную. В следствии получения приплода, а еще увеличения живой массы животных нельзя увеличить доходы предприятия, наоборот, – при всем при этом увеличивается налогооблагаемая база по налогу на имущество, возрастают расходы на содержание стада, уход за ним.

Такая корова нужна самому

При рассмотрении истребованных на основании ходатайства истцов соглашений купли-продажи и аренды животных ОАО «УЭХК» привело весомое количество доводов в пользу невозможности признания указанных соглашений договорами купли-продажи и аренды именно племенных животных. Представитель ответчика настаивал на том, что целью получения патента на селекционное достижение является обеспечение монополии в соответствующей области, в следствии этого договоры, связанные с передачей племенных животных (животных, предназначенных для воспроизводства породы), должны нести ответственность интересам патентообладателя и сохранять эту монополию. Однако договоры купли-продажи и аренды не включали в себя указания на цели, для которых приобретались коровы, не включали в себя условий по ограничению воспроизводства (по количеству животных, числу поколений), запретов на нарушение исключительного права путем продажи племенных животных, использования для выведения других пород/типов с повторными признаками и так далее В случае установления несоответствия животного критериям, определенным в передаваемой по договору документации, и, таким образом, потери им признаков племенного животного у приобретателя появлялось право на возмещение разницы в стоимости между племенным и товарным животным. Следовательно, для приобретателя важны были не свойства, которые влияют на способность животного к воспроизводству породы, а такие, в частности, свойства как высокая молочная продуктивность коровы.

Еще 1-м спорным моментом стало то обстоятельство, что племенное стадо было реализовано патентообладателем в составе имущественного комплекса по договору от 01.01.2011 г., когда трудовые отношения с авторами были прекращены. ОАО «УЭХК», со ссылкой на положения ст. 1430 ГК РФ и разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 марта 2009 г. № 5/29 (касающиеся аналогичной нормы ГК РФ), настаивало, что выплата вознаграждения за использование служебного селекционного достижения связывается законодателем исключительно с наличием между автором-работником и работодателем трудовых отношений.

Таким образом, ОАО «УЭХК» посчастливилось доказать, что оснований для выплаты истцам вознаграждения за использование служебного селекционного достижения «Крупный рогатый скот «Богородский» за период с 13.07.2008 г. по 01.01.2011 г. не имеется, а факты получения ответчиком дохода в указанный период не смогли отыскать своего подтверждения. Решением Новоуральского городского суда от 01.02.2012 г. было отказано в удовлетворении исковых требований Т.Я.Сухих и О.В.Катаевой. Попытка истцов обжаловать решение суда не увенчалась успехом: определением Свердловского областного суда от 03.05.2012 г. решение было оставлено без изменения, апелляционная жалоба – без удовлетворения.

Чего посчастливилось добиться

Рассмотренный случай уникален для российской практики. Его значение для правоприменителя и хозяйствующих субъектов нет никаких сомнений в том, что первый раз предпринята попытка сформулировать все необходимые условия для выплаты вознаграждения за использование служебного селекционного достижения, которые должны присутствовать в совокупности. Представляется важным также дальнейшее изучение правовой природы договора о продаже племенного животного, основную суть и признаки которого обозначил ответчик при рассмотрении дела.

Если вам пришелся по душе этот кейс и вы хотите помочь автору одержать победу во Всероссийской правовой премии «Юрист компании ‘2012» - вам предоставляется возможность проголосовать за него.



Читайте так же:
Согласований станет меньше
Компенсация ущерба за утраченное имущество вследствие чрезвычайных ситуаций
Долевое строительство: история и практика